Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Прочь из офшоров!

Почему власть ничего не делает для возвращения капиталов на родину
Андрей Полонский
10 января, 2016 18:00
7 мин
Фото: Владимир Машатин/ТАСС
На фоне кризиса, падения рубля и неблагоприятной международной обстановки предотвращение утечки капиталов и возвращение бизнеса из офшоров становится стратегической задачей. Если и вправду удастся вернуть русские деньги домой, это станет тем самым ключом, который откроет дорогу и к экономическому росту, и к структурному переустройству национальной экономики — масштабы возможных перемен трудно переоценить. Увы, это только теория и благие пожелания. В реальности, единожды допустив такое зло, как отток капиталов и бизнес в офшорах, развернуть ситуацию и исправить положение сложно. Нужны решительные действия, а не постоянные полумеры, к тому же вызывающие отчаянное сопротивление лоббистов, к коим принадлежит чуть ли не вся Госдума.
Нас не достанут
На первый взгляд, в 2015 году были сделаны важные шаги по деофшоризации.
С 1 января начал действовать закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК). Он ввел в России механизм налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний, изменил правила признания организаций налоговыми резидентами РФ, ввел новый критерий «места фактического управления» и существенно дополнил нормы НК РФ о налогообложении доходов иностранных организаций. В результате практического осуществления этих норм должна быть устранена недобросовестная налоговая конкуренция.
С другой стороны, летом был введен в действие закон об амнистии капиталов, который позволяет вернуться в правовое поле владельцам офшорных бизнесов и, в принципе, зарубежных счетов и имущества.
Наконец, в конце года были приняты в первом чтении поправки к Бюджетному кодексу, отрезающие офшорные компании от всех форм господдержки. Так вроде бы было выполнено однозначное указание президента от 2013 года. Надо сказать, немало воды с тех пор утекло; видимо, немалым было и сопротивление этому закону.
К сожалению, ни закон о КИК, ни закон об амнистии капиталов по-настоящему не заработали.
По закону о КИК требования к предпринимателям были чрезвычайно невелики. В том случае, если ты владеешь 10 или более процентами иностранной компании, нужно было сообщить об этом в Налоговую инспекцию, и ничего больше. За год было получено около 7 тыс. таких сообщений. При том, что, по предварительным расчетам, закон должен был касаться более двух третей крупного и среднего бизнеса, это просто ничтожные цифры.
Еще смешнее обстоит дело с амнистией капиталов. По данным Министерства финансов, за год лишь около 200 человек «попросили прощения». Остальные руководствуются логикой: нас так много, что никто не достанет, и демонстрируют тем самым удивительное неуважение к родному государству.
Сырые законы
У нас многие привыкли, что законы существуют, но не работают. В известном плане это связано и с качеством самих правовых норм. То же антиофшорное законодательство выглядит очень сырым, и, самое главное, по формулировкам многих его положений можно явственно проследить, с каким сопротивлением оно принималось. В результате Министерство финансов подготовило более 77 поправок к свежему закону о контролируемых иностранных компаниях. Это что у нас происходит с законотворчеством, если через год после принятия закона нужно столько поправок? Не юриспруденция, а русское поле экспериментов какое-то. В конце декабря эти поправки были приняты Госдумой, но что это изменит, пока непонятно.
Здание Министерства финансов Российской Федерации
Здание Министерства финансов Российской Федерации. Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости
Срок амнистии капиталов продлили до середины 2016 года, хотя очевидно, что если не появится новых правил, лишающих возможности укрыться от «государева ока», а также создающих нормальные условия, позволяющие реально вести бизнес на родине в белой зоне, ничего путного из этой затеи не выйдет.
Серьезными недостатками обладает и законопроект об отсечении офшорных предприятий от государственных гарантий. В принципе, о его создании можно было бы написать целую сагу. Правительство работало два года, люди трудились над каждым словом, спорили, ночей не спали, однако специалисты по государственному праву из президентской администрации так и не увидели ясных и до конца надежных механизмов по исполнению поручения Владимира Путина — лишить офшорный бизнес господдержки во всех ее видах. Те же обтекаемые формулы, казалось бы, созданные для того, чтобы их обойти. В итоге получается игра в кошки-мышки по российскому либеральному стандарту. Одни делают вид, что охотятся, другие — что боятся и прячутся. Все всё понимают, но никто ни о чем не говорит. Голый король разгуливает по залам дворца и уверяет себя, что одет в превосходное платье.
Дурная фантастика
Один из главных недостатков существования в современных информационных потоках — полная амнезия. Мы не любим вспоминать собственную историю, особенно совсем недавнюю. А ведь зимой 2013 года, во время обсуждения доклада «Сценарии для Российской Федерации», премьер-министр нашей страны Д.А. Медведев заявил, что 60 долларов за баррель нефти — это полная дурная фантастика, и рассматривать такой сценарий ― значит попросту тратить время.
К сожалению, многие тактики, которые используются сегодня в борьбе с офшорами, были обдуманы и разработаны в те самые дни, когда можно было безболезненно делать подобные заявления. Тогда имело смысл повторять день ото дня, что капиталы бегут из России, потому что в России плохие условия для бизнеса, надо сделать условия лучше — и капиталы вернутся. Всех простят, помилуют, погладят по головке и поблагодарят, что согласились работать дома. На подобную программу отводилось10‒15 лет, и подспудно предполагалось, что с решительной деофшоризацией можно и подождать.
Утопичность всех этих пассажей очевидна, но никто и не ждал от них реальных результатов. Нужно было продемонстрировать борьбу с утечкой капиталов — ее и демонстрировали, наблюдая краем глаза, как эти капиталы текут себе широкой рекой в далекие страны. Благо и личные интересы тут были задействованы, и родственные связи…
Однако обстоятельства коренным образом изменились, еще раз продемонстрировав нищету либеральной риторики. Теперь ждать мы не можем и обязаны исходить из необходимости бороться с офшорами здесь и сейчас.
В поисках жесткой руки
Почему инвестиции и прибыль уходят в офшоры? Ответ на этот вопрос очень прост. Офшоры создают несправедливые конкурентные преимущества, в первую очередь в налоговой сфере. И, чтобы вернуть предпринимателей из офшорных зон, нужно эти преимущества просто закрыть, сделать их невозможными. Или ты работаешь в России, или ты держишь свой бизнес в офшоре. И никаких других вариантов.
В противном случае все будет продолжаться так, как мы привыкли. Государство грозится, а офшорный бизнес слушает и ест — все, надеюсь, помнят эту басню Крылова? Причем не просто жаркое, украденное со стола, ест этот офшорный бизнес, а проедает наше национальное богатство, наше будущее. Схема проста. Те уникальные возможности, которые дает Россия, — территории, богатства недр, подготовленные кадры — умножаются на выгоды, которые предлагает офшор. В итоге мы имеем огромные состояния, происхождение которых теряется в сумраке двух с половиной десятилетий, коррупцию, за которую справедливо любят попенять нам и друзья, и недруги, а также стагнацию, рецессию и полную зависимость от нефти в богатейшей стране мира. А всего-то надо, как говорил наш национальный баснописец, «речей не тратить по-пустому, где нужно власть употребить».
темы
7 мин