Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Принципиальная правда: малазийский МН17 был сбит авиационной ракетой

Почему наземный ЗРК «Бук» не причастен к катастрофе малазийского «Боинга 777» в Донбассе
Анатолий Соколов
22 марта, 2016 13:00
10 мин
На месте крушения самолета Boeing 777 в Донецкой области. Фото: Dmitry Lovetsky/AP
Малазийский «Боинг-777-200 9M-MRD» (рейс МН17) был сбит 17 июля 2014 года авиационной ракетой класса «воздух — воздух». Такое заключение в феврале 2016-го сделали специалисты Центрального научно-исследовательского института (ЦНИИ) ВВС Минобороны России. Оно опровергает выводы комиссии Нидерландов, расследующей причины катастрофы под эгидой Совета по безопасности этой страны.
Итоговый отчет был опубликован 13 октября 2015 года. В нем утверждается, что малазийский самолет был сбит ракетой наземного зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Бук» с территории, подконтрольной непризнанной Донецкой Народной Республике (ДНР). Спорные во многом и не всегда понятные выводы голландской комиссии стали причиной для активизации и проведения таких исследований в целях установления истины.
Возврат к теме
После примерно полугодового затишья, 7 марта текущего года некоторые центральные СМИ вернулись к теме с катастрофой авиалайнера публикациями комментария Минобороны РФ на заявление журналистской организации Bellingcat. Последняя на основе якобы независимого расследования бездоказательно обвинила РФ в поражении гражданского самолета российскими войсками. Но по сути это был своего рода «ответ» на резкую и неоднократную критику Россией отчета голландской комиссии, который изобилует противоречиями, «мутными» и недоказанными моментами, а иногда и просто непрофессиональными выводами. Весьма красноречиво оценил этот документ уполномоченный РФ Олег Сторчевой, заместитель руководителя Росавиации, который в октябре 2015 года заявил, что «уровень нелогичности в отчете просто зашкаливает».
Вот и решили «специалисты» Bellingcat выводами «независимого» расследования подкрепить весьма неустойчивые, мягко говоря, позиции голландской комиссии. Показательно, что после публикации «обличительных» утверждений этой организации и резкой отповеди со стороны российского военного ведомства Совет по безопасности Нидерландов 7 октября объявил о необходимости продления сроков расследования. Цель вполне очевидна: используя «вновь выявленные факты», максимально затянуть процесс для поиска новых доказательств «причастности России» к катастрофе и одновременного снижения к ней общего интереса.
В связи с вышеизложенным возникают некоторые вопросы. Но прежде о некоторых фактах недалекой истории.
Катастрофа
Как известно, 17 июля 2014 года малазийский «Боинг 777» потерпел катастрофу над территорией, которую в тот момент контролировали повстанцы непризнанной ДНР. В качестве причин происшествия рассматривалось много версий. Одна из самых экзотичных гласила о том, что были обнаружены обломки совсем других самолетов и останки людей, погибших по другим причинам и в других местах. Все они были сброшены неизвестно как, а малазийский «Боинг» исчез и находится сейчас неизвестно где. Конечной стала одна — самолет сбит авиационной или зенитной ракетой.
Состав с обломками малазийского Boeing 777
Состав с обломками малазийского Boeing 777. Фото: Михаил Почуев/ТАСС
Изначально многие эксперты склонялись в пользу «авиационной» версии. Однако впоследствии по вполне понятным и выгодным для Запада причинам голландская комиссия стала говорить о ракете наземного ЗРК типа «Бук». Это позволяло «запудрить» общественное мнение и обвинить РФ в причастности к катастрофе. Окончательный вариант официального доклада комиссии после вызывающего удивление и подозрительно неспешного расследования был опубликован в первой половине октября 2015 года. Но уже 14 октября Олег Сторчевой подверг его резкой критике и заявил, что он не соответствует действительности.
После публикации официальных и весьма спорных выводов международной комиссии Россия силами специалистов ЦНИИ ВВС Минобороны в феврале текущего года провела повторное исследование возможных причин катастрофы. Его результаты подтвердили некоторые уже известные факты и выявили ряд новых, опровергающих выводы голландской комиссии. В заключительной части письма, которое опубликовано на сайте Росавиации, это формулируется как «новые важные факты, указывающие на недостоверность сведений, приведенных в окончательном отчете». Выводы исследования легли в основу официальной позиции Российской Федерации по данному вопросу.
Новые важные факты
Конкретные данные в интервью специализированному изданию «Авиапанорама» изложил технический эксперт российской комиссии, главный научный сотрудник НИЦ ЦНИИ ВВС Минобороны РФ (ранее 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС), вице-президент Общества независимых расследователей авиационных происшествий, доктор технических наук Захар Омаров.
По его словам, методика исследования, которая существует с конца 1980-х, ранее уже неоднократно подтвердила свою реалистичность в ходе расследования ряда авиапроисшествий с боевой и гражданской техникой. Так, факт поражения зенитной ракетой самолета Ту-154 в 2001 году над акваторией Черного моря был установлен только по малочисленным фрагментам самолета, всплывшим на поверхность.
Главный вывод весьма известной и уважаемой в мире организации следующий: с высокой долей вероятности малазийский авиалайнер был сбит ракетой класса «воздух — воздух», осколочно-фугасная боевая часть (БЧ) которой не превышает 33 кг и имеет не более 4000 поражающих элементов. У «Бука» эти показатели составляют 70 кг и 7000–8000 готовых поражающих элементов, часть из которых напоминает по форме бабочку. Ракета, скорее всего, была оснащена тепловизионной матричного типа или пассивной радиолокационной головкой самонаведения. Боевые ракеты с подобными характеристиками на вооружении ВКС России не состоят и ранее не состояли. Эти «убийственные» выводы полностью опровергают заключение голландской комиссии и подвергают сомнению объективность ее работы.
Подтверждаются эти выводы следующими результатами. Было установлено, что взрыв БЧ ракеты произошел на удалении 1,6 м слева от кабины пилотов (у голландцев — около 4 м). Это по плотности осколочного поля, массе и количеству поражающих элементов соответствует БЧ массой в 2–2,5 раза меньше, чем у ракеты ЗРК «Бук». По данным голландской комиссии, из примерно 70 найденных поражающих элементов 20 принадлежат боевой части ракеты «Бук». Выходит, что из 7000–8000 «буковских» поражающих элементов лишь 0,25% подтверждается найденными, что не соответствует соотношению входных и выходных пробоин в фюзеляже. Куда делись остальные элементы? Ответа заключение голландской комиссии не дает.
Второе и не менее важное доказательство. Каждый из 20 найденных элементов по своей форме и размерам заметно отличается и не менее чем в два раза меньше поражающего элемента БЧ ракеты «Бук». При этом масса представленного всего одного из 20 озвученных элементов, который чем-то напоминал по форме бабочку, составила 5,5 г. Исследования показали, что даже с учетом деформации и потери массы исходные размеры этого элемента не менее чем в два раза меньше аналогичного ему реального поражающего элемента боевой части ракеты «Бук».
Советник генерального конструктора «Алмаз-Антей» Михаил Малышевский на пресс-конференции, посвященной результатам эксперимента по моделированию катастрофы малазийского Boeing 777
Советник генерального конструктора «Алмаз-Антей» Михаил Малышевский на пресс-конференции, посвященной результатам эксперимента по моделированию катастрофы малазийского Boeing 777. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
Расчеты и выводы ЦНИИ ВВС России публично демонстрировались на макете «Боинга» в Нидерландах всем участникам и приглашенным к участию в расследовании, о чем и было сказано в письме Сторчевого. Однако голландская сторона на представленные результаты просто не обратила внимания, а точнее, проигнорировала их, как и ряд других представленных ЦНИИ ВВС данных. Отсутствие анализа материала, из которого были изготовлены найденные осколки БЧ, несовпадение количества якобы найденных реальных фрагментов ракеты (пять на фото) и упоминаемых в отчете (три), а также другие несоответствия вызывают вопросы.
Вопросы
Многие из них нужно адресовать международной комиссии. Но из-за неспособности, а скорее, нежелания ее экспертов вполне обоснованный ответ на них могут дать российские профессионалы в области расследования авиапроисшествий. Но наряду с подобными вопросами есть вопросы и другого плана, на которые хотелось бы получить ответы.
Кстати, как заявил в интервью Захар Омаров, «для идентификации типа ракеты, поразившей "Боинг", необходимо продолжить исследование уже с его реальными фрагментами и с изъятыми осколками. Если нам предоставят возможность поработать с "железом", то эта задача будет решена в течение полутора–двух месяцев».
Но есть еще один вопрос, касающийся области информационного противоборства. Нас не может удивлять обвинительное заключение в адрес России со стороны «специалистов» из Bellingcat. Оно по определению не могло быть другим. Но почему наши ведущие СМИ, особенно центральные информационные агентства и телеканалы, не «заметили» столь острую и важную для установления истины и непричастности к данной катастрофе России публикацию в «Авиапанораме»? И это притом, что другие, рангом пониже, электронные издания и форумы интервью увидели и постарались донести его суть до российской общественности. Напрашиваются и другие вопросы.
Конечно, задавать вопросы всегда легче, чем давать на них ответы. Но вот на указанный выше вопрос ответ может быть следующим. Сегодня надо иметь в виду то, что «горячая» информационная война идет полным ходом и в ней следует использовать любой шанс для достойного отпора тем, кто ее развязал против нашей страны. Оставлять без достойного ответа такие и им подобные вызовы — значит поощрять все более наглые заявления и действия против нас. А их, как известно, жаждут не только солидарные с США государства, но и «пятая колонна» в России. 
темы
10 мин