Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Как правительство России на бумаге победило неравенство

«Кремлевские экономисты» смогли показать черное - белым
Владимир Лактанов
4 мин
При Ельцине богатые получали в 34 раза больше, чем бедные, а при Путине – только в 13 раз. Это похоже на правду, но особых поводов для радости нет.
Лето в России – время, когда экономические новости уступают место происшествиям и политике. Климат у нас суровый, так что для хороших беспорядков и разнообразного трэша есть всего три-четыре месяца, и использовать их надо по полной программе, к тому же и единый день выборов – в начале сентября. В результате даже те немногие новости из сферы экономики, которые все-таки пробиваются в первую пятерку «Яндекса», носят на себе отпечаток легкого бреда.

В воскресенье 28 июля, например, нам сообщили со ссылкой на исследование Плехановской Академии, что в 2000 году разрыв между доходами самых высокооплачиваемых и самых бедных россиян был 34-кратным, а сейчас сократился до 13-кратного, более чем в 2,5 раза. То есть у нас «беспрецедентно сократилось неравенство» и наше общество на всех парах мчится к социальной справедливости

Источник
Не принято говорить так о коллегах, но бодрый материал «Российской газеты» – это, вообще говоря, просто бессодержательный вброс, тем более что на сайте самой «Плешки» информация об исследовании вообще отсутствует. Сказано про «разницу между богатыми и бедными» без какой-либо конкретики: это 5% самых богатых и бедных? 10%? 20%? Говорить про «исторически минимальный уровень безработицы» (еще одно выражение из этого оптимистического материала) тоже не получается: когда власть не знает, чем заняты 20 миллионов человек, она вообще не имеет права как-то оценивать безработицу, и карманная наука тут ничем помочь не может.
Три кита социального успеха
По-настоящему богатые люди в России зарплаты, как правило, не имеют, они бенефициары того или иного бизнеса. Но и данные по наемным работникам, конечно, небезынтересны. Бодрая реакция СМИ на вброс показала, что спрос на такую информацию у читателей есть.
Легко понять, откуда взялась эта статистика. Значительный рост минимального размера оплаты труда (МРОТ) при низких в целом доходах населения и не мог дать другой картины. Платящие зарплату в конвертах работодатели действительно вынуждены теперь платить за своих сотрудников налоги и взносы не с 4900, а с 11 280 рублей. Учитывая, что в целом по стране доходы растут ниже инфляции, то понятно, что статистический успех налицо. Правда, к нашей жизни он особого отношения не имеет: автору не приходилось слышать ни об одном человеке, которому за это время действительно без изменения должности и обязанностей повысили бы реальную зарплату пропорционально МРОТ. Да, Росстат говорит о том, что число граждан, получающих зарплату ниже прожиточного минимума (к которому приравнен МРОТ), за несколько лет сократилось в семь раз. Но это была операция не по увеличению зарплат, а по выводу их из тени.

Еще один важный фактор, улучшающий картину – действующее с недавних пор законодательное ограничение разницы зарплат в бюджетных организациях. Директор, его замы и главбух, как правило, не могут получать зарплату более чем в 8 раз выше, чем в среднем у сотрудников. Исключений много, да и обойти запрет не так уж сложно, но сам факт такого лимита, безусловно, имеет некоторое отношение к сокращению разрыва между богатыми и бедными

Источник
Скажем, в том же институте Плеханова – 11 человек высшего руководящего состава: ректор, главбух и 9 проректоров. Их ежемесячные зарплаты – от 333 тысяч до 642 тысяч рублей. Достойно, но не более: главы экономических факультетов крупнейших вузов США получают в среднем в пять раз больше, чем Виктор Гришин. Правда, разница в системах налогообложения до некоторой степени нивелирует эту «несправедливость», но о налогах – чуть ниже.
Третьим фактором авторы исходного материала называют рост производства в стране, хотя тут, конечно, есть вопросы. Гигантские холдинги действительно заметно усилили свои позиции, а вот мелкому бизнесу, особенно связанному с производством ширпотреба, стало гораздо труднее, чем два десятилетия назад: развитие интернета и создание Таможенного союза привели к засилью дешевых китайских, тайваньских, вьетнамских товаров. Конкурировать с ними все сложнее, а ограничительные меры правительства явно запаздывают.
Так что отнести феномен шикарных «уборщиц в «Газпроме» на счет роста производства мы бы не рискнули – просто природные ресурсы несколько подорожали.
Не с тех начали
Определенный спад неравенства за 19 лет действительно имеет место – чуть подросли доходы беднейших слоев, минимальная пенсия давно перевалила за очень солидные по меркам 2000 года 100 долларов. Но есть и тревожный фактор. Люди с высокими доходами стали скрывать их гораздо лучше, чем ранее, показывая миру лишь относительно скромные зарплаты. Приведем яркий пример из жизни правительства России.

Мы прекрасно знаем зарплаты, и даже доходы всех федеральных министров и большинства губернаторов. Но точно так же мы прекрасно знаем, что живут они откровенно не по средствам. Хоккейный тренер Вячеслав Фетисов, едва получив пост министра спорта России, смеялся, что жена за первый же поход на рынок в Москве потратила больше его месячной зарплаты

Источник
Разговорчивого министра пожурили, потом еще раз, потом дожурили до Совета Федерации и тысячеметровой квартиры в центре Москвы, внятно объяснить происхождение средств, на которую он так и не смог (заработанных в НХЛ денег точно не хватило бы). То есть в 2002 году он еще мог называть свою зарплату и шутить о ней, а сейчас уже полностью погрузился в дивный новый мир истеблишмента.
Обыски у министра Абызова, «домики для уточек» премьера, миллиарды рублей в квартирах «серых полковников» – все это говорит о том, что судить сильных мира сего по их официальным доходам, мягко говоря, опрометчиво. И не надо думать, что все это происходит лишь на высоком уровне, у того 1%, который владеет более чем половиной России – нет, у региональных и местных князьков все то же самое. И частный бизнес в этом плане ничем не лучше бюджетных структур.

Основатель известной российской обувной фирмы говорил автору этих строк, что из рублевых миллиардеров практически никто не платит ни отчислений в социальные фонды, ни даже 13%-ного НДФЛ. Собрать деньги со «сверхприбылей» металлургов мы можем, но это будут прибыли предприятий, а не частных лиц. Forbesподтверждает: фигуранты широко разрекламированного «списка Белоусова» закончили 2018 год в хорошем личном плюсе

Источник
Забавно, что именно вот эта «невозможность» отследить личные доходы стала главным аргументом противников введения в России общепринятой в благополучных странах прогрессивной шкалы подоходного налога. Россия отличается от Европы, Северной Америки и Юго-Восточной Азии исключительно гуманным налогообложением физических лиц и очень жесткой налоговой нагрузкой на бизнес. Вечный вопрос, дать ли голодному удочку или рыбу, у нас однозначно решен в пользу рыбы. Отчасти еще и потому, что одни реки русского предпринимательства напрочь перекрыты сетями, а по другим ведется ковровая бомбардировка динамитом…
То есть доходы «низов» мы из тени выходим, а вот до «верхов» руки все никак не доходят. На социальную справедливость все это очень мало похоже.
* * *
Никакого сокращения неравенства в России нет, и колебания официального децильного коэффициента около 15-16 (Росстат) это подтверждают. Этот коэффициент показывает отношение доходов 10% самых богатых к 10% самых бедных жителей страны; сейчас это ориентировочно 6-7 тысяч и соответственно 100 тысяч рублей в месяц на члена семьи.
Заметное увеличение выплат малоимущим семьям с детьми должно повлиять на ситуацию в лучшую сторону; также надеемся на то, что закон о соотношении зарплат в бюджетных учреждениях будет постепенно ужесточаться.

Прямую ответственность за тяжелое положение работающих россиян несут профсоюзы, ведь доля затрат на персонал в общей структуре расходов российских предприятий ниже, чем на Западе. Здесь есть над чем работать, но наши официальные профсоюзные лидеры не могут и не хотят изменить положение вещей. Здесь тоже есть хороший ресурс роста, тем более что и власть при случае только поддержит перевод политического протеста в экономическую плоскость

Источник
Странно поданная статистика «Плешки» обнажила действительно серьезную проблему нездоровой разницы в российских зарплатах. Но думать надо не о том, как плохо было в 2000-м, а о том, почему так и не стало хорошо к 2020-му. И почему никто за это не ответил.
темы
Россия
общество
политика
Правительство
экономика
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин