Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Люди стали добрее и отзывчивее в кризис»

В Кемерове благотворительный фонд создал мобильную группу для диагностики врожденных пороков сердца у детей

Александр Белкин
24 июля, 2016 11:00
7 мин

Кардиологи и УЗИ-диагносты приезжают и обследуют детей на месте. Фото предоставлено фондом «Детское сердце»

Более 100 детей Кузбасса умирает в младенческом возрасте от врожденной патологии сердца. Порой болезнь слишком поздно диагностируют ввиду отсутствия специалистов и оборудования. Для ранней диагностики в Кемеровской области с помощью краудфандинга члены НКО «Детское сердце» собрали более 1 млн руб. О детских болезнях сердца и помощи в их лечении РП рассказала Светлана Бураго, заместитель исполнительного директора фонда.
— Давайте поговорим о проекте «Сердечный маршрут». Для кого он предназначен?
— Проект создавался для ранней диагностики врожденных пороков сердца у детей. Дело в том, что не у всех родителей из городов Кузбасса есть финансовые возможности, чтобы приехать в областной центр для обследования. Поэтому мы решили, что могли бы сами выезжать к ним. Наши кардиологи и УЗИ-диагносты приезжают и обследуют детей на месте.
Мы сотрудничаем с Департаментом охраны здоровья населения. Нам подбирают территории, где нет детского кардиолога, но есть дети, у которых существуют проблемы — например, необходимо исключить диагноз или назначить лечение. За месяц мы выезжали семь раз, смогли объехать шесть городов. Мы осмотрели более 130 детей от 0 до 18 лет. У трех пациентов выявили врожденный порок сердца, о котором родители не знали. В кардиоцентр также привезли детей четырех-пяти месяцев, которым в силу разных причин диагноз не был установлен. Я знаю, что одного мальчика уже прооперировали, на данный момент он находится в реанимации после оперативного лечения.
— Дети, у которых выявили заболевания, живут в удаленных населенных пунктах? Почему им не поставили диагнозы раньше?
— Не во всех городах области есть детские кардиологи. Это узконаправленная специальность, которая требует определенных навыков и постоянного обучения. В Березовском или Киселевске есть только педиатры. Мы были в шести городах: Ленинск-Кузнецк, Березовский, Киселевск, Анжеро-Судженск, Топки, Гурьевск.
День приема — это шестичасовой рабочий день, за который мы успеваем принять 22–23 ребенка. Прием состоит из двух этапов: ребенок проходит УЗИ-обследование, а потом уже идет за рекомендациями и назначениями к детскому кардиологу.
Каждый год в Кузбассе рождается около 250 детей с пороком сердца.
— Всем этим детям можно помочь или они неоперабельны?
— Врожденный порок сердца как раз операбелен. Это возможно исправить. Лишь в редких случаях ребенку не могут помочь кардиохирурги. Врожденный порок сердца — это не приговор, и у нас есть истории успеха. К примеру, Александра Солдатова из Юрги была прооперирована — прошло десять лет, и девочку не узнать, она живет полной жизнью и занимается спортом.
— Вы не замечали тенденции, у каких детей чаще возникают проблемы с сердцем?
— Вы знаете, даже кардиологи затрудняются назвать причину врожденных пороков. Естественно, если человек соблюдает диету, следит за своим здоровьем и не имеет вредных привычек, то больше шансов, что у него родится здоровое потомство.
— Вы говорите, что спасли 600 детей…
 — Да, мы существуем уже 11-й год. За это время прооперировали более 600 детей. Иногда к нам обращаются родители, но зачастую сами кардиологи просят помочь семье, у которой финансовые трудности, а ребенок нуждается в дорогостоящем лечении. Здесь уже помогаем мы.
Проект «Сердечный маршрут» был создан, чтобы исключить детскую инвалидность и снизить процент смертности
Проект «Сердечный маршрут» был создан, чтобы исключить детскую инвалидность и снизить процент смертности. Фото предоставлено фондом «Детское сердце»
— Администрация региона помогает?
— Ежегодно проводится благотворительный губернаторский рождественский аукцион, часть выделенных средств перечисляют на расчетный счет фонда. Это ощутимая сумма, приблизительно 200–250 тыс. руб.
— А обычные горожане?
— В городах области установлены урны для благотворительных сборов. Многие звонят, спрашивают, чем могут помочь. Так как у нас помощь адресная, они могут оказать поддержку определенному ребенку. Но есть возможность помочь и транспортом либо организовать какое-то мероприятие для детей, подарить книги, игрушки. Мы не отказываемся ни от какой помощи и всегда рады любому сотрудничеству.
— Много горожан отзывается?
— Я вам не назову точное количество, но в этом году мы заметили, что сборы с урн повысились. На сегодняшний день мы собрали пожертвования от физических лиц на сумму примерно 580 тыс. руб. В прошлом году было 470 тыс. Мы не знаем, почему так вышло, возможно, люди добрее стали, отзывчивее в связи с кризисом.
— Были пациенты, которые запомнились больше прочих?
— У нас дети талантливые. Илье Харитонову пять лет, и он готовится к поездке в Москву на консультацию к кардиологам. В прошлом году мы продали его картину на аукционе. Он рисует, поет, танцует, несмотря на свое заболевание. У него еще два брата, и маме не потянуть поездку в столицу.
— Много таких детей или они живут более пассивно?
— Они все активные, на первый взгляд вы не скажете, что ребенок больной. У них нет физических увечий и проявлений заболевания. Есть, конечно, сопутствующая легочная гипертензия, которая часто встречается у детей с врожденным пороком сердца. Ребенок начинает задыхаться, и появляется одышка при активных физических нагрузках. Но в целом это активные жизнерадостные детки. Они зачастую не понимают и не осознают свое заболевание в силу возраста. Поэтому, излечившись в раннем детстве, они продолжают полноценную взрослую жизнь. Наши дети на виду, и все, кому мы помогли, есть у нас на сайте.
Детская инвалидность, связанная с врожденным пороком сердца, конечно, существует, но она ставится не всем детям. Дело в том, что врожденные пороки бывают разные и разной степени тяжести. Иногда дефект в сердце ребенка невозможно устранить, и тогда встает вопрос об инвалидности.
— Бывает, что дети умирают, не дождавшись помощи?
— Смертельные случаи бывают во всех сферах медицины. Это, скорее, не вина врача, а невозможность помочь либо запущенность заболевания, которое, к сожалению, уже не поддается лечению. Именно поэтому мы создали проект «Сердечный маршрут», чтобы исключить детскую инвалидность и снизить процент смертности.
— Есть ли какая-то динамика роста заболеваемости в регионе?
— В нашей стране большое внимание уделяется лечению сердечно-сосудистых заболеваний, поэтому возможности врачей почти безграничны. И те дефекты, которые раньше были либо трудно, либо вообще не излечимы, сейчас легко и просто корректируются. Технологии не стоят на месте. Наши кардиологи развиваются, обучаются, постоянно обмениваются опытом с зарубежными коллегами. К нам приезжают американские врачи и делятся новыми технологиями, рассказывают о новых возможностях. При кардиоцентре есть научно-исследовательский институт кариологии (НИИ), где разрабатываются новые технологии, создаются расходные материалы, которые ранее заказывались за рубежом. Можем сказать, что мы делаем все возможное, чтобы дети были здоровы.
темы
7 мин