По состоянию на 12 июля 10:45
Заболевших727 162
За последние сутки6 615
Выздоровело501 061
Умерло11 335
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

Похищения в крупных размерах

В Дагестане зафиксировано 179 сообщений о похищении людей, дела возбуждены лишь по 21 из них; эксперты разделились в оценке причин такого явления

Елена Коваленко
5 декабря, 2013 23:08
4 мин

Участники санкционированного митинга против похищения людей у Аварского театра. Фото: Евгений Костин / ИТАР-ТАСС 

Главный прокурор Республики Дагестан Рамазан Шахнавазов в среду отчитался о предупреждении и расследовании преступлений, связанных с похищениями и торговлей людьми и использованием рабского труда.
Особую озабоченность дагестанского прокурора, по его собственным словам, вызвали «непрекращающиеся сообщения» о похищениях, совершаемых лицами в камуфляжной форме. Правозащитники, общественники и адвокаты подтверждают, что исчезновение жителей республики — не редкость.
Прокуратура по Дагестану опубликовала на своем сайте итоги координационного совещания руководителей правоохранительных органов о выявлении и пресечении преступлений, связанных с похищениями и торговлей людьми. В совещании приняли участие главы республиканских МВД, УФСБ, ФСКН и других ведомств.
Прокурор Дагестана Рамазан Шахнавазов рассказал, что за прошлый год в следственные органы следственного управления Следственного комитета (СУ СК) по Дагестану поступило 257 сообщений о похищениях людей. Уголовные дела были возбуждены по 33 из них, 13 дел были направлены в суд. Одно из уголовных дел было прекращено, остальные до сих пор находятся в производстве.
Согласно официальным данным, с 2011 года в Дагестане за похищения людей были осуждены 19 человек.
За десять месяцев нынешнего года в полицию поступило 179 сообщений о похищениях людей, возбуждено 21 уголовное дело по статье 126 УК РФ («Похищение человека»). При этом Шахнавазов обратил внимание, что зачастую в сообщениях о преступлениях фигурируют «лица, одетые в камуфлированную форму».
«Таких сообщений поступило 29, и по всем ним возбуждены уголовные дела», — говорится в сообщении ведомства. В рамках борьбы с похищениями людей создана межведомственная рабочая группа. Планируется, что она будет следить за рассмотрением сообщений о похищениях людей и за расследованием уголовных дел по статье 126 УК РФ.
Рамазан Шахнавазов. Фото: vremyan.ru
Рамазан Шахнавазов. Фото: vremyan.ru
Сообщения о похищениях людей в Дагестане регулярно поступают от правозащитных организаций. Так, «Мемориал» информировал о пропаже 38-летнего жителя Махачкалы Омара Валибагандова. 22 августа он уехал на работу и с нее уже не вернулся, его телефон не отвечал. Вскоре родственники мужчины узнали, что пропавший с огнестрельными ранениями и следами избиений был доставлен бригадой скорой помощи в Центральную городскую больницу города Избербаш. По словам врачей, мужчина был ранен в ногу и сильно избит. К моменту прибытия в больницу территория была оцеплена сотрудниками правоохранительных органов. После того, как врачи извлекли из тела мужчины пулю, полицейские надели на Валибагандова наручники и увезли в неизвестном направлении.
«Уголовное дело о похищении Валибагандова возбудили только 7 ноября, более чем через два месяца с момента его исчезновения. Для этого нам пришлось обратиться к уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину», — возмущается член совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов.
По словам правозащитника, в деле Валибагандова примечательно еще и то, что изначально правоохранительные органы вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сфальсифицировав для этого результаты доследственной проверки.
«В полицейских протоколах сообщалось следующее: мол, Омар Валибагандов нашел оружие на берегу моря, начал рассматривать его и выстрелил в себя сам. Травмы и гематомы он получил, когда упал, потеряв сознание. Позже пришел в себя и вызвал врачей», — рассказал Орлов «Русской планете». Согласно материалам проверки, прибывшие на вызов врачи побеседовали с Валибагандовым, после чего он написал отказ от госпитализации и уехал из больницы. Уголовное дело решили не возбуждать.
«Мы, безусловно, попытаемся доказать, что проверка была сфальсифицирована, потребуем наказать тех, кто ее проводил, там же конкретные фамилии в этих документах стоят», — подчеркивает Орлов.
Родственники исчезнувших жителей Дагестана регулярно обращаются к правозащитникам, однако ни по одному представленному им делу об исчезновении виновные наказаны не были, а пропавшие так и не находились.
«Летом этого года нашли трупы двоих жителей дагестанского села Хаджалмахи, ранее нам сообщали о пропаже этих людей. И что вы думаете? Полицейские объявили, что они были убиты в ходе КТО», — говорит Олег Орлов. В таком объяснении произошедшего, по его мнению, есть несостыковки.
«Выходит, что люди ушли в горы, инициируя собственное похищение, а уже на следующий день были убиты в ходе КТО», — отмечает правозащитник.
Он обратил внимание на то, что в дагестанском селе Хаджалмахи ранее были организованы народные дружины, призванные для борьбы с салафитами. Тогда же появились «расстрельные списки», которые разбрасывались по улицам и возле мечети. Оба убитых в них фигурировали.
В целом, в Дагестане полицейские и следственные органы почти никогда не реагируют на сообщения о похищениях оперативно — по горячим следам они никого не разыскивают, дела неохотно возбуждают через несколько месяцев после пропажи человека, говорит Орлов.
Военные и сотрудники правоохранительных органов могут быть причастны к исчезновению людей, допускает и главный редактор дагестанского издания «Настоящее время» Милрад Фатуллаев.
«К такого рода информации можно относиться по-разному. Да, имеют место такие случаи, когда похищают люди в камуфляжной форме. Они подъезжают на "Уралах" или БТР — явно видно, что это военные. Люди не знают, куда они отвозят похищенных, в какое отделение. Никто не знает, что это за силовые структуры — МВД, ФСБ, Управление по борьбе с экстремизмом? Потом начинается суета с поисками. Иногда похищенных в таких случаях находят уже убитыми», — говорит Фатуллаев.
Впрочем, иногда люди сознательно распространяют слухи и подают заявления в правоохранительные органы о том, что их родственников похитили. Но на самом деле в таких случаях «похищенный» просто ушел в лес, говорит главред «Настоящего времени».
По его словам, делается это для того, чтобы в случае убийства боевика потом указать, что заявление о его пропаже или похищении было в свое время подано.
«При Муху Алиеве (экс-президент Дагестана. — РП), когда были митинги и о похищениях говорили религиозные деятели и салафиты, решили составить списки. Они оказались разными у прокуратуры и МВД. У одних было 105, у других где-то 115. Пятерых нашли, якобы они у родственников прятались. А остальных не нашли. И эта на самом деле очень хорошая инициатива — проследить нахождение людей, они убиты, их похитили, или они сами ушли в лес — не была разработана», — заключил Фатуллаев.
Дагестанский адвокат Расул Кадиев рассказал «Русской планете», что в республике обычно высокая раскрываемость дел, связанных с похищениями людей. «За исключением такой категории странных дел, когда есть подозрения о причастности к похищениям силовых ведомств», — говорит эксперт.
По его словам, небольшое количество возбужденных в 2013 году прокуратурой Дагестана дел в ответ на сообщения о похищениях правозащитник объясняет тем, что большая часть пропавших, скорее всего, нашлись или вернулись домой самостоятельно.
«Это не нежелание возбуждать уголовные дела. Просто после сообщений о похищениях или пропаже человек мог найтись», — предполагает адвокат.
темы
4 мин