Почему россиянам не нужен «безвиз»?
6 мин чтения
Почему россиянам не нужен «безвиз»?

Постпред РФ в ЕС полагает, что россиянам не нужна Европа

Ну, как тут не вспомнить проникновенный диалог киногероев психологической драмы «Духless-2», рассказывающей о судьбе бизнес-эмигранта?  

— А у меня нет загранпаспорта.

— Как нет?

— Я подожду, пока везде Россия будет.

«Я не чувствую, что российская общественность так уж сильно стремится к безвизовому режиму», — заявил постоянный представитель России в ЕС Владимир Чижов. К безвизовому режиму, может, и не стремятся. А в Европу?

Установить истину, можно, заглянув в статистику ГУВМ (бывшей ФМС). Миграционная служба России ещё в 2015 году рапортовала, что в наличии второго паспорта признались 900 тыс. россиян (сколько не призналось — загадка).

На днях Иосиф Пригожин поведал миру, что второе (европейское) гражданство получили Алла Пугачёва и Максим Галкин.

Чтобы не быть голословными мы решили съездить на один из «форпостов» так называемого Союзного государства. Заглянем на погранпереходы, разделяющие «дружественную» Беларусь и, к примеру, Литву! Там практически каждый день, включая будни, «очереди в Европу» достигают многих сотен автомобилей.

Львиная часть из них — на российских номерах

Мы подъезжаем к погранпереходу «Каменный лог». И становимся в конец нескончаемой автомобильной очереди. Она занимает добрый десяток километров. «Неприятие» соотечественниками «ненавистного Евросоюза», достигло апогея?

Каждый, кто смотрит Киселёв- и Соловьёв-ТВ, твёрдо знает, что в освобождённых когда-то нашими дедами и вырождающихся ныне «гейропах» верховодит культ возведённой в абсолют гомосексуальности. Тут и там проходят марши ЛГБТ. Стены домов подпирают агрессивные исламисты, наводнившие страну. Из рук попавших на мелочах матерей выхватывает детей ювенальная юстиция.

Но ежедневно россияне и белорусы теряют многие часы для того, чтобы пройти пограничные пункты — белорусский «Каменный лог» и литовский «Мядининкай». Зачем? Да так: погулять по Вильнюсу (ну, хотя бы!) или махнуть на отдых в Палангу (если Испания не по карману).

До 2014 года, когда евро стоил почти вдвое меньше, разъезжать по Европе могли позволить себе не только москвичи, но и россияне.

Зарплаты многих петербуржцев и москвичей и сегодня сопоставимы, если не с западноевропейскими, то с прибалтийскими.

Встретиться в Вильнюсе с «угнетаемыми» гражданами России — проще простого. Один из них Андрей, дипломированный режиссёр, уроженец Вильнюса, родившийся в семье актёра Русского театра Литвы.

Судьба этого человека складывалась любопытно. В 1991 году, когда вся семья предпочла получить литовское гражданство, сам Андрей, имевший коммунистические воззрения, сделал выбор в пользу российского.

Ни полученный диплом режиссёра, ни призы и награды на многочисленных конкурсах не сделали молодого человека востребованным в театрах и на киностудиях России и Беларуси. Поэтому возвращение патриотически настроенного когда-то «блудного попугая» в родной европейский Вильнюс, всё же, состоялось.  

От российского гражданства Андрей не отказался (хлопотно это — требует сбора огромного количество бумаг, временных и нервных затрат). Да и надо ли менять паспорт? Имеющийся в его распоряжении временный вид на жительство в Литве даёт право беспрепятственного перемещения по странам европейского континента (за исключением, разумеется, Великобритании, самой важной для Андрея страны, куда давным-давно переехали сестра и племянники).

Работой по специальности Андрей некоторое время не был обделён и здесь, в Вильнюсе. Доверяли ставить спектакли, было время. Но в последний год парень трудится на одном из прогрессивных заводских предприятий. Управляет погрузчиком. «Европейский россиянин» всем доволен. И говорит, что любая работа здесь считается весьма почётной. А вот «профессиональное безделье» не приветствуется, как и у нас.

Литовский работодатель своевременно выплачивает россиянину белую зарплату. В цеху полно русскоязычных ребят с украинскими паспортами. Они буквально наводнили предприятия Литвы после введения «безвиза» с Незалежной.

Местные банки завалили Андрея выгодными кредитными предложениями для повышения уровня его материального благосостояния (успевай платить!). А не так давно с ним произошел несчастный случай. Первичная медицинская помощь была оказана в отсутствие страхового полиса. Ну и вторичная заодно.  

На вопрос о том, как он уживается с литовцами, Андрей, прекрасно освоивший литовский язык, отвечает коротко:

— В Литве никто не бьет по паспортам.

По словам бывшего русского писателя и режиссёра, ставшего литовским пролетарием, если кто и подвергается дискриминации, так это смуглые и чернокожие беженцы в Литву. В их адрес озорная литовская молодёжь — нет-нет! — да отпустит пару-тройку нелицеприятных замечаний. Или бананом угостит.  

Беженцев нам встретить так и не удалось. Андрей рассказывает о том, что Литва, как ни одно другое государство Европы, «держит оборону».

Даже в миграционных службах здесь висят плакаты на литовском, которые приветливо приглашают мигрантов вернуться домой и разъясняют, как сильно тоскует по ним Родина. Изображены на этих плакатах, как вы поняли, лица с не очень светлым цветом кожи.  

Дни, проведённые в Литве, фактов неприязненного отношения к русским не выявили. Язык Достоевского здесь звучит не то чтобы повсеместно, как, к примеру, на Кипре. Ни одного объявления на русском, ни слова, нигде. В арендованном домике, скроенном на европейский манер а-ля «Аквариум», с дверями-окнами от пола до потолка, на полках штук 40 книг.

Сколько литературы на русском? Да нисколько. Ни одной книги. Но к нам, русскоговорящим, жители Вильнюса были настроены весьма миролюбиво. Везде.

— Вы говорите по-русски? – спрашиваю пожилого интеллигентного литовца, чтобы узнать, где заплатить за парковку.

— Да! Чем могу помочь? — с лучезарной улыбкой отвечает он, делая шаг навстречу. Часто ли ты встретишь это «деланное радушие» в Долгопрудном или Великих Луках?  

Кажется, байки о том, что каждому россиянину здесь чуть ли не хрюкают во след, всё-таки, несколько преувеличены.

По паспортам, действительно, никто не бьёт, так как бить некому. Полиции на улицах нет. Даже в поисках хоть какого-то подобия местного «ГИБДД» пришлось основательно помотаться по улицам на автомобиле, прежде чем мы увидели улепётывавшие от нас автомобильчики с зелёной полосой и надписью «Policija».

— У них сокращение, — поясняет наш сталкер во «вражескую европейскую зону» Андрей. — Поэтому полицейских на улицах мы очень редко видим.

О возвращении домой, в Россию, Андрей задумался здесь лишь один раз. Когда однокурсник из Норильска позвал его работать постановщиком в тамошний театр. Было дело! Встрепенулось старое — «режиссёрское». Да так и не уехал.

Литва для него – дом родной. Хотя страна гражданской принадлежности — Россия. Внутреннего паспорта у Андрея никогда не было. Совсем как у героя «Духless». Только наоборот. На руках — наш биометрический. Выданный совсем недавно на 10 лет.

— Сколько зарабатываешь на своём погрузчике? — пытливо глядя в глаза литовскому россиянину или российскому литовцу, спрашиваю я.

— Столько, сколько ты в своей газете, — с доброй улыбкой отвечает он.

Ну, значит, на жизнь хватает. 

Покидая Литву, мы задержались на границе на долгих 5 часов. Процедура прохождения границ и таможен чем-то напоминает пыточную, куда вход рубль, а выход два. Погранпост литовский — печально известный Мядининкай задерживает нас на целых 3 часа. Нет-нет. Вопрос не в проверках. Вопрос в том, что очередь из автомобилей тянется здесь бесконечно долго.

Именно здесь, задолго до официального распада СССР, было сожжено несколько литовских постов таможни. Кем? Угадайте.

Весной и летом 1991 года в этих местах произошла серия нападений на литовские посты бойцами рижского и вильнюсского ОМОН. Ну, а в ночь на 31 июля 1991 года произошла бойня. На таможенном посту под Мядининкаем были расстреляны в затылок 4 таможенника, 2 сотрудника местной ДПС и 2 солдата.

Лишь одному из них, 28-летнему Томасу Шярнасу, получившему сквозное ранение в голову, удалось выжить. Этот человек на всю жизнь остался инвалидом.

Любят ли нас литовцы? Ещё бы. У них эта «любовь» теперь в крови. И, уезжая, хочется сказать спасибо. За что? За то, что не выказывают «любовь», очень уж явно (как мы к европейцам в минуты острого несогласия с ними в прямом эфире на ТВ). И за то, что были гостеприимны, переходя с литовского на родной тебе русский, когда нужна была помощь или консультация.

Таких, как Андрей «европейских русских», в Европе по разным прикидкам от 1,5 до 6 млн. Кто-то сохранил российское гражданство. Кто-то — просто память о своих русских корнях. И, главное, у них есть родственники и друзья в России. К ним они наверняка хотели бы приехать без оформления виз, которые требуются им в том случае, если они лишились российского гражданства, но хотят навестить родные Вологду и Череповец, Воронеж и Норильск, Москву и Питер, Астрахань и Смоленск.

Может быть, постпред Чижов, говоря о том, что Россия «не сильно стремится к безвизовому режиму», имеет в виду тот факт, что у большинства российских пропагандистов, льющих нам в уши соловьиные трели, давно оформлено иностранное гражданство или подданство? Имеется у них, на худой конец, недвижимость и вид на жительство в Европе. Возможно, постоянный, о котором нужно отчитываться в ГУВМ России, а может, временный — о нём и вовсе никому сообщать не нужно.

А почему мы, обыкновенные граждане России, ездим в Европу по визам? Почему жители любого провинциального городка должны сначала ехать в визовый центр в Москву или Санкт-Петербург, снимать там жильё, ждать дни, недели, возвращаться назад, а уж затем, собрав чемоданы, ехать в свою Барселону, Рим или Берлин?

Это сегодня, в 2019-м, вопрос кажется риторическим и очень наивным.

В 2000 году руководитель Еврокомиссии Романо Проди на полном серьёзе говорил, что безвизовый режим с РФ к 2008 году будет отменён.

В переговорных процессах неоднократно говорилось о создании общего экономического пространства. Планировалось устранение препон для движения услуг, товаров, капиталов, наконец, людей.

Там и до отмены виз, которые, кстати, сам Владимир Алексеевич Чижов, постоянный представитель России в ЕС, в 2011 году называл сущим анахронизмом, было подать рукой.

Но нет. В 2008 году случилась отнюдь не отмена виз, а вооружённый конфликт в Южной Осетии, который привёл к почти мгновенному «консервированию» многих переговорных процессов, в том числе, и к прекращению безвизового диалога.

Ну, что ж. Добро пожаловать в здравницы Краснодарского края, соотечественники! И на многонациональный Кипр по провизе, где «всё для нас» дублируется на русский и триколоры реют тут и там.

В остальном окружающий мир представляется нам враждебным. И тех, кто уезжает на Запад реализовать свой потенциал (можно и водителем погрузчика с зарплатой, пробившей отметку в 1000 евро, которая многим россиянам не снилась), многие псевдопатриоты нарекают «предателями Родины» и требуют лишить их гражданства. Вот только эмигранты «отказались» от Родины или Родина от них? Смотря с какой стороны посмотреть.

Такая история. 

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Беглый олигарх Ходорковский продолжит попытки повлиять на общественное мнение россиян Далее в рубрике Беглый олигарх Ходорковский продолжит попытки повлиять на общественное мнение россиянФильм «Кровавая империя Михаила Ходорковского» пролил свет на незаконные действия и порочащие его факты Читайте в рубрике «Бизнес» Новый взгляд в будущееВ Москве прошла III Всероссийская Ежегодная Премия и Конференция «Эффективное образование» Новый взгляд в будущее
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»