Почему Калининград носит имя «всесоюзного старосты»
5 мин чтения
Фото: Nevsepic.com.ua

Фото: Nevsepic.com.ua

От Твангсте и Королевца до Кенигсберга и Михаила Калинина

Калининград традиционно выпадает из эпицентра внимания СМИ и, следовательно, общественности. Что об этом городе ни сообщают – одна сплошная «бытовуха» выходит. То утечка газа, то отключение света, то ДТП с жертвами или без жертв, то кого-то судят за взятку или за убийство, то где-нибудь проходит какой-нибудь ничего не значащий, локальный пикет. Создается впечатление, и нам это впечатление навязывают, будто ничего существенного в том регионе вовсе не происходит. А в нем происходит, хоть и впрямь тихо, не на виду, под спудом. Происходят маниакально настойчивые – хоть и, как правило, широко не афишируемые – попытки переписывания истории региона, начиная с его имени…

Уже не первый год и даже, чего уж греха таить, не первое десятилетие выдвигаются предложения о переименовании Калининграда во что угодно – только бы ничто не напоминало об имени «всесоюзного старосты» Калинина. Иной раз диву даешься, насколько, казалось бы, безобидное название будоражит коллективные умы и треплет коллективные нервы. Проводятся опросы, проталкиваются варианты… Да чего там говорить! Сам президент предлагает дать городу и области в анклаве – имя легендарного немецкого философа Канта. Не особо настойчиво, правда, предлагает, но факт остается фактом: предложения о переименовании заявляются – и уже даже на высшем уровне. Но, спрашивается, есть ли будущее у такого рода инициатив? Есть ли у них шанс вылиться в какой-либо удобоваримый результат?

«Калининград»… «Кенигсберг»… Наименование оплота России в самом сердце Европы занозой засело в мозгах, как почвенников, так и западников. Еще бы! Момент-то – принципиальной значимости! «Кенигсберг» в переводе с немецкого на русский означает «Королевская гора», тогда как «Калининград» – славит имя «всесоюзного старосты», Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Ивановича Калинина. Заимствованное – или наше? Закавыки почище, чем «быть или не быть»!..

Имя в данном случае – вопрос самоопределения.

Калининград должен оставаться Калининградом во что бы то ни стало! Тому порукой – кровь русских солдат и офицеров в Семилетней и Великой Отечественной войнах! Но коль скоро в период Семилетней войны «верхи» России были ориентированы на Запад – и преимущественно, кстати говоря, на немецкие земли, – то и ни о каком переименовании, даже случись безоговорочный триумф, речи не шло. Зато с победоносным завершением Великой Отечественной войны – не оставалось иного выбора, кроме как закрепить торжество русской спасительной миссии в Европе. Много на Западе, да и в наших «оппозиционных» кругах, твердят и твердили о том, что Россия – агрессор, - так убедитесь же сами в прямо противоположном! И пусть Калининград, а не Кенигсберг, – непрерывно напоминает европейцам о том, от каких зверств они были спасены силой именно русского оружия!..

Фамилия Михаила Ивановича в плане обозначения на карте российского города в Центральной Европе, как ни странно, подошла куда лучше прочих. Имена Ленина, Сталина, Свердлова и многих других – оказались «заняты» другими городами, но только ли в этом дело? В конце концов, не один населенный пункт в советское время был отмечен фамилией Калинина, так что и он, по идее, «занят». Да и, казалось бы, сам Калинин рожден под Тверью, отродясь не имел ничего общего с кенигсбергской местностью – так, собственно говоря, отчего же именно он – и именно его?.. А все просто…

Родом из крестьян, довелось поработать токарем, возглавить Петроградскую думу, организовать революционные мероприятия в Петрограде, Выборге и Кронштадте, затем – занять руководящие посты в ЦИКе и Верховном Совете… Поначалу якшался с «вредителями», но при этом впоследствии умудрился быть лично ценимым самим Иосифом Сталиным… Пророс с низов – как нынче говорят, «селф-мейд», – зарекомендовал себя сперва как видный деятель революционного движения, затем – государственного советского строительства… Не одобрял репрессии против кулачества, но, вместе с тем, горячо приветствовал борьбу против контрреволюции… В общем, во всех смыслах компромиссная фигура: поработал и на бунт, и на стабильность, и в подполье, и на виду. Против «перегибов» и враждебности – за несгибаемую последовательность. Да к тому же – в отличие, скажем, от Троцкого, – не запачкал себя сотрудничеством с капиталом.

Такой универсально-дружелюбный – но притом строго советский – образ и надо было продемонстрировать Европе – что важно, на прежде немецких землях. Тогдашнее наше руководство недвусмысленно дало понять, что от европейцев требуются, в общем-то, те же качества: податливость, адаптивность, кротость, но и – при всем этом наборе – преданность нашему общему делу – в те времена: делу утверждения социализма на европейских просторах. Собственно говоря, переименование в «Калининград» и последующее формирование блока Варшавского договора – звенья одной цепи.

В советский период город был фактически закрыт, в том числе – и даже главным образом – для иностранного влияния, но начиная с 1990-х годов, регион вновь открылся для международного сотрудничества – и особенно для сотрудничества с некогда разгромленной Германией. Да еще как открылся! БФУ имени Канта – с памятником немецкому мыслителю в скверике… Монумент Шиллеру – не просто в центре, но и неподалеку от Калининградского драматического театра – очевидно, с прозрачным намеком на то, что местное драматическое искусство завязано в наибольшей мере на данной фигуре… Фонтан «Путти» – также с прозрачным намеком на зарубежное искусство, на сей раз эпохи Возрождения… Кажется, будто Калининград застроен таким образом, чтобы наименование максимально дистанцировалось от содержимого – и чтобы ничего не напоминало о русском культурно-историческом присутствии в тех местах

В исторической части города расположены немецкие виллы и немецкие же укрепления – еще аж середины XIX – 30-х годов XX века. Величественные, внушительные – и с фасада не отреставрированные, что, с одной стороны, манит былой роскошью и стариной, а с другой – подчеркивает немецкое запустение. Дескать, что было, то прошло – одна лишь ветошь осталась. Тут теперь русское присутствие, которое не переборешь и не пересилишь. Хотя, видимо, данная идея доносится неубедительно, потому как перебороть и пересилить все же пытаются…

С 2004 года и по сей день жители Калининграда и Калининградской области испытывают ощутимые затруднения в части перемещения разнообразных материальных ценностей российскими транспортными средствами и российскими транспортными компаниями: маршруты следуют либо через Литву, либо через Латвию – и многие наши граждане и компании теряют драгоценное время при доставке тех или иных грузов. Хоть и небольшая, а все же пакость – пакость за нежелание отдать территорию Европе. Столь несущественные плевки и укусы, однако, суть дела не меняют, и изменить в нынешних реалиях не способны: слишком уж велико сопротивление местного населения, мнением которого тщетно пытаются пренебречь.

В октябре-ноябре 2018 года «Калининградская мониторинговая группа» провела опрос на тему отношения респондентов к переименованию их родного города. Получилась следующая картина: 81% опрошенных – за нынешнее название, 12 % – за «Кенигсберг», 3% – за какое-либо новое обозначение

Проще говоря, четверо из пяти жителей – за то, чтобы все осталось по-прежнему – и выходит, что новое наименование выгодно кому угодно – только не населению самого Калининграда. А если точнее, то не кому угодно, а тем, кто хочет отторгнуть Калининград ну, скажем, в пользу той же самой Германии.

Ситуация вокруг обозначения Калининграда на карте – тот редчайший случай, когда от наименования зависит судьба целого региона. Город Калинин запросто можно было переименовать в «Тверь» и еще во что угодно – и ничего судьбоносного, как мы за эти десятилетия убедились, не произойдет. А вот в случае с Калининградом – произойдет, да еще как. Не просто же так ведь западная культура и западная идеология стремятся во что бы то ни стало выдавить все русское из этого региона. Так вот если удастся выдавить еще и наименование – в пользу Канта, Шиллера, любого другого великого иностранца – тогда образуется моральный карт-бланш на то, чтобы заявить свои права еще и на территорию. Выходит, что русское имя в названии – непременное условие сохранения Калининграда с областью в составе России.

Опасность есть, но она, однако ж, не столь уж остра. В настоящее ни у Европы нет надлежащего «пробивного» потенциала, чтобы «отжать» регион физически либо культурно, ни у России нет желания терять кровью и потом добытые территории. Стало быть, и переименование по определению невозможно – в силу того, что оно противоречит действующей расстановке идейно-политических сил.

Даже если кто-то наверху вдруг и захочет, даже сильно, – скорее всего, идея не пройдет. В конце концов, не все, что взбредает в голову, даже большим начальникам, – сбывается

Городу Калинина, вероятно, нипочем уже не сделаться обратно «герцогской сопкой», как на него ни напирают вражеские силы, – и, как ни крути, слава Всевышнему, что не сделаться!..

Автор: Илья Пожидаев

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Что можно найти под развалинами городов Крыма Далее в рубрике Что можно найти под развалинами городов КрымаАнтичная Россия. Путеводитель по юго-западной части страны Читайте в рубрике «Политика» СК ЦАР опубликовал заявление об убитых российских журналистахПричиной гибели команды Расторгуева стала преступная халатность СК ЦАР опубликовал заявление об убитых российских журналистах
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!