Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Черный автомобиль
Фото: fotostrana.ru

По заветам товарища Сталина. Из Кремля дуло

Москвичи пересчитаны, пронумерованы, взяты под наблюдение
Валерий Бурт
14 апреля, 2020 11:35
9 мин

Товарищ Сталин поставил в строй всю огромную страну. Все шагали дружно, под конвоем, с песнями и плясками. Все было порядку, по указанию, по заводскому гудку. Строили, воевали, побеждали. Все были под его зорким оком, в ежовых и прочих железных рукавицах. Но вождь хотел знать, о чем каждый человек думает, что хочет делать. Чтобы сажать его не только за слово и за дело, но и за мысль. Крамольную или хотя бы малость ее напоминающую.

Надзирателей в сталинские времена хватало, но технических возможностей не доставало. Так и умер родной и великий с болью в сердце – не смог он за всеми уследить. Но то, чем Сталин мечтал, не испарилось, а сохранилось…

Михаил Жванецкий, великий ироник, не знал, что станет провидцем, но им оказался. Спустя почти сорок лет назад, в 1982 году он пошутил так, что сегодня отозвалось эхом: «В конце каждой улицы поставить турникеты. Конечно, можно ходить и так. И на здоровье. Но вот эта бесшабашность - куда хочу, туда хожу, кому хочу, тому звоню - порождает распущенность, которая дорого обходится всем нам. А так - хоть как-то дисциплинировать этот дурной поток.

Вот в конце каждой улицы поставить турникеты - да просто так. Пусть пока пропускают. И не надо пугаться, только треском дают знать. И дежурные в повязках. Пусть стоят пока и пропускают. Уже само их присутствие, сам взгляд. Идешь на них - лицо горит, идешь от них - спина горит. А они ж ничего не спрашивают. Пока. А уже эффект есть. Уже дисциплинирует…»

Работа над тотальным всероссийским надзором шла бесшумно и беспрестанно – в уюте кабинетов, тиши лабораторий. Чтобы всех переписать, пересчитать, упорядочить. И знать, куда идут, зачем, по какой надобности. Не замышляют ли чего. За всеми надо было следить - без всяких филеров, сыщиков, соглядатаев, а только накинув большую электронную цепь.

Система надзора за Москвой и москвичами – давняя мечта товарища Сталина – сегодня воплощается в жизнь. Он, верно, сейчас лежит и сладко улыбается в могиле у Кремлевской стены.

Система была бы задумана давно и была бы непременно пущена в дело, но не сейчас, а позже. Когда градус недовольства, давно стоящий на отметке хронического недовольства существующими порядками, точнее беспорядками, подпрыгнул бы к красной черте тяжелого отравления действиями власти. К этому все шло.

Что происходит в России, известно – коррупция, произвол, беззаконие. Но жить было можно, потому что так привыкли и постоянно тлела надежда на лучшее, хоть и зыбкая, иллюзорная. Будто стоишь на краю пропасти – страшно, дух захватывает, но какой вид впереди!

И тут подоспел коронавирус. Болезнь подсобила, стала благовидным предлогом для внедрения беспрецедентного технического новшества.

И опять Жванецкий: «Начинать, конечно, с выхода из дома. Дружеская беседа, куда, когда, зачем сумочка? А если там дома никого, тогда куда? И так далее. Сразу у дверей, чтобы потом не беспокоить. И ключик - на доску. То есть чтобы человек - горожанин не чувствовал себя окончательно брошенным на произвол. Разъяснить, что приятнее идти или лежать в ванной, когда знаешь, что ты не один. Но что бы ты ни делал, где бы ты ни был - буквально, голая степь, а ты не один! И при любом звонке тебе нечего опасаться - поднимаются все. При любом крике: «Ау, люди!» - из-под земли выскакивает общественник…»

Кононавирус наступал, власть на него сурово посматривала, но зараженных, больных становилось все больше. Тогда была провозглашена самоизоляция – то есть, безвылаздное сидение дома. Хотя само– если человек сам. А тут само, когда велели, приказали. Сидеть дома, чтобы не распространять бациллы (хотя заперты в жилищах как раз не зараженные), или их не подхватить. От тех, кто уже заболел. А именно они дома сидеть не хотели.

Власть раздувает психоз, колотит изо всех сил в барабан истерики. Каждый день публикуется количество умерших от коронавируса. Но только ли от него? И разве лишь данная болезнь послужила причиной летального исхода? Или на нее наложился еще пяток других, более опасных недугов?

Все буквально помешались на коронавирусе, хотя люди продолжают исправно умирать от рака, сердечно-сосудистых заболеваний, туберкулеза и от прочего. И уханьская зараза – вовсе не первая, а чуть ли последняя в этом скорбном ряду!

Вообще-то сейчас уже не понятно, кто болен коронавирусом, а кто – нет. И логично просто остерегаться друга, максимально избегать контактов. Принимать какие профилактические лекарства, употреблять обеззараживающие средства. Лучше их продавать или даже раздавать.

Но власть ничего этого не делает. Она вообще ничего не делает. Да и нет у нее ничего для борьбы с пандемией. Идет война с болезнью, а воевать нечем. Если бы так воевали в сорок первом, Гитлер уже осенью ходил бы на экскурсию по Уральским горам…

Власть лишь грубо назидает и беспрестанно запрещает. Ей плевать, что изолированные властью в домах – пропахших потом, водкой, лекарствами – россияне безмерно устали. Им, измученным бездельем, неопределенностью, домашними скандалами, грядущим безденежьем, напуганным напастями, захотелось на волю, хоть на немного, на чуть-чуть. Не только сходить на помойку, забежать в магазин и выгулять собаку. А просто глотнуть весеннего воздуха, размять кости.

Нет, они должны сидеть дома и точка!

Сейчас очень сильный ветер. Имею в виду не только погоду на дворе, но и климат в Кремле. Ветви власти качаются. И те, кто на них сидит, растеряны, они изо всех цепляются за сучья. Президент Путин обещал, что будет хорошо, мы выдюжим, победим проклятый коронавирус и для наглядности вспомнил поверженных печенегов и половцев. И самоустранился, хотя должен был самоизолироваться. Наверное, перепутал…

Между прочим, Путин - гарант конституции. Но ее фактически уже нет, эта бумага превратилась в исчерканный поправками черновик. Так что же тогда гарантирует Путин?

Порядок и законность в стране? Их не было и нет. Победу над пандемией? И в этом нет никакой уверенности.

Почему президент, верховный главнокомандующий, так вял и апатичен, когда надо действовать решительно и энергично? Он устал, болен, ему все надоело? Или хочет посмотреть, на что способны губернаторы в трудный час?

Но сейчас не лучшее время экспериментов. Тем более, путинские кадры, проникшие на высокие посты по блату, протекции, за лизоблюдство, преданность и за другие, далеко не лучшие качества, уже доказали, что их умение – даже в обычных условиях - крайне ограничено. А тут приходиться действовать в экстремальной ситуации!

Вот губернаторы и действуют. Но не помогают людям, а запрещают - спиртное, табак. Объявляют комендантский час, будто кононавирус, словно бандит с большой дороги, выходит на охоту ночью. Кстати, так делают настоящие преступники, которые сейчас непомерно оживились. И в лучшие времена они жили припеваючи, а сейчас, когда все правоохранители брошены на ловлю нарушителей самоизоляции, им просто лафа.

В Москве всем рулит мэр Собянин. Он тоже горазд на запреты и жаден на конкретную помощь. Деньгами горожанам не помог, мол, бюджет «треснет». Привел в действие упомянутую систему контроля, расставив повсюду полицейских, которые напряглись в ожидании добычи. Ее будет много, очень много!

Даже заключенным в тюрьмах разрешают прогулки. Сейчас их запрещают свободным, не имеющим нарушений, судимостей людям. Их увещевали, им приказывали – не выходите на улицы. Но переходящих порог собственного дома становилось все больше. Москва пошла и поехала. И тогда…

Собянин потерял терпение. Он – в гневе. Ему было приказано победить вирус до Дня Победы - любой ценой. И он это сделает. Хотя бы на бумаге.

Отыне по Москве нельзя просто ходить и просто ехать. Надо зафиксироваться, доложить: «Я такой-сякой, очень прошу… Мой номер такой-то…» Миллионы звонков, миллионы просьб. И ничего, что сердечные приступы пойдут чередой, а с ними - нервные припадки и слезы ручьем. Тысячекратно оштрафованную, униженную Москву охватит возмущение, негодование. И - бессильная злость…

Столица обречена. Она молит пощады, но - не у властей, потому что это бесполезно. И не у врачей, у которых нет лекарств и кончаются силы. Москва умоляет коронавирус больше не изголяться над ними, а отступить. У горожан нет надежды на реальность, и они взывают к чуду. Ничего другого у них не остается…

Когда болезнь отступит - ей надоест тут ошиваться или бациллы умрут по каким-то другим причинам, - нам расскажут, почему это произошло. И окажется, что все это – заслуга власти, которая не растерялись, приняла необходимые, своевременные меры. И, конечно, в победе над пандемией очень помогла система контроля, очень многих удержавшая дома. За это низкий поклон мэру Москвы, который не растерялся в трудную минуту, взял инициативу в свои руки.

Однако систему контроля за москвичами не спрячут, не свернут. Она останется. Мы пересчитаны, пронумерованы, взяты под наблюдение. Все это пригодится, когда тысячи злых, издерганных, недовольных, потерявших работу и веру в будущее людей выйдут на улицы…

Поделиться
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ