Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Пьеса «Процесс». Режиссер Кирилл Серебренников и другие

Приговор вынесен, но мрак следствия не рассеялся
Валерий Бурт
29 июня, 2020 11:15
1 мин
Кирилл Серебрянников
Фото: Русская Планета

Суд над художественным руководителем «Гоголь-центра» Кириллом Серебренниковым длился почти три года. На днях режиссер и его, скажем так, соратники, благополучно вышли из этой переделки, не потеряв лица и главное - свободу. Серебренникову дали три года условно, как и бывшему генеральному директору «Седьмой студии» Юрию Итину. Продюсер Алексей Малобродский также получил условный срок – два года.

Приговор, прозвучавший в зале Мещанского суда, был встречен овациями, как в театре после удачной премьеры. Ведь Серебренников – режиссер, им он остается даже вдали от сцены. Благодаря ему жизнь превращается в спектакль.

Судебный процесс стал одной из лучших постановок Серебренникова. На сей раз славу Кириллу Семеновичу пришлось разделить с целым коллективом - следователями, адвокатами, судьей, прокурором, зрителями. Были и другие люди, участвовавшие в действе, важные и влиятельные, затаившиеся в тени рампы. От их взыскательного вкуса и авторитетного мнения зависел ход действия и его финал.

Все началось со спецоперации правоохранителей, проведенной в эффектном джеймсобондовском стиле. В августе 2017 года Серебренников был захвачен в Санкт-Петербурге, где снимал фильм о Викторе Цое. Как будто нельзя было арестовать режиссера в Москве…

Ему предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере - по части 4-й статьи 159-й Уголовного кодекса РФ. По версии Следственного комитета, Серебренников был замешан в делах с фиктивными договорами, где завышалось количество и стоимость мероприятий, проводимых в ходе проекта «Платформа»

Выслушав эти обвинения, режиссер возмутился и ответил это абсурд и тоже в особо крупных размерах.

Однако следователи ему не поверили и поместили под домашний арест. И стали неторопливо собирать компромат на известного режиссера и его, известных, но лишь в узком кругу соратников…

На этом суде было все: волнующий сюжет, сложная фабула, отшлифованные эпизоды, извилистые коллизии. Наличествовал и непримиримый конфликт – светлое в образе режиссера противостояло темному в обличье власти. Достойна оваций была кульминация – после того, как актер, исполнявший роль прокурора, предложил отправить режиссера за решетку, галерка и партер исторгли пронзительный стон и застыли в ужасе.

Бурные аплодисменты вызвала развязка, ставшая гимном милосердию. После напряженного ожидания обвиняемые были отпущены на свободу судьей Олесей Менделеевой. Лица поклонников режиссера светились, они падали друг другу в объятии, целовались и даже, от избытка чувств, плакали…

Теперь, когда волна эмоций схлынула, многие задались вопросом, а в чем смысл происходившего? Доказана ли вина обвиняемых, соответствует ли приговор букве закона?

Если верить следствию, осужденное трио действовало по изощренным преступным схемам и похитило изрядно. Поэтому прокурор потребовал для реального наказания – напомню, что Серебренникову «светило» шесть лет заключения.

Но вдруг все поразительным образом изменилось. Вопреки юридической, да и любой логике, но – согласно приказу «сверху», может даже самого главного человека в государстве.

Но абсурд-то остался! По всем признакам – тяжкое преступление, но приговор - мягкий. Или не было никакого криминала, цифры наворочены и вердикт взят с потолка?

Можно предложить, что соблазн засудить опального режиссера был изрядный, все к этому шло. Но при нынешнем брожении в обществе это было бы стратегически неверно. Начались бы протесты, демонстрации, что прибавляло власти новые хлопоты. Потому приговор изменили, а на логику, точнее, на ее отсутствие, внимания не обратили.

Однако, находившиеся в неведении представители актерского сообщества, да и другие люди, поддерживавшие Серебренникова, ждали худшего. Они же не знали, что некто важный выключил «гильотину»…

Председатель Союза театральных деятелей Александр Калягин облегченно вздохнул: «Хоть так!».

Режиссер Александр Сокуров сказал, что он счастлив, поскольку его коллега сможет продолжить работу. Глава концерна «Мосфильм» Карен Шахназаров назвал приговор разумным и гуманным.

Министр культуры Ольга Любимова про свои чувства ничего не говорила. Зато произнесла многозначительную фразу: «Министерство совместно с культурным сообществом прорабатывает системные меры, которые должны исключить подобного рода трагические сюжеты, когда художник и творец соприкасается с деньгами, сметами».

Заслуживает внимания реплика первого заместителя председателя комитета по культуре Государственной думы РФ Владимира Бортко, Он туманно заметил, что художникам лучше не давать денег, поскольку они люди широкие и могут потратить их туда, куда не надо.

Не означает ли это, что создатель киношедевра «Собачье сердце» знает больше, чем остальные?

Жаль, Бортко не поделится своей информацией. И мы не узнаем, виноват ли Серебренников или чист, как стекло…

Парадоксально, но на этот вопрос не ответит никто, даже он сам. Режиссер же говорил на следствии, что занимается исключительно творчеством и в коммерческих делах ничего не понимает и туда не лезет. Возможно, так и было, и подписывать финансовые документы Кирилл Семенович мог, не глядя, не думая, а держа в голове что-то родное, театральное: пролог, эпилог, ремарку или какое-то явление в каком-то акте.

Есть и другой вопрос: почему именно Серебренников попал «под колпак»?

Кирилл Семенович – фигура не только известная, но и одиозная. Он постоянно критиковал власть, выступал против ее решений, участвовал в протестных акциях. В общем, позволял себе «сметь свое суждение иметь». И поэтому было решено дать Серебренникову укорот. Зацепиться за него было легко, поскольку денег рядом с ним крутилось немало.

«Ведь что было? Был Кирилл Серебренников, блестящий режиссер, который, безусловно, был неправ, что брал от этой власти деньги. – написала в «Новой газете» Юлия Латынина. - Нельзя от этой власти брать деньги по тем же причинам, по которым нельзя с дьяволом играть в карты. Но, с другой стороны, у кого в России есть деньги, кроме как у власти? У Серебренникова был кореш Сурков, он давал…»

Руководитель аппарата правительства и бывший помощник президента РФ Владислав Сурков – человек важный, но не главный. А главный - президент Владимир Путин, который еще в начале следствия, в 2017 году, сказал, отвечая на вопрос о Серебренникове: «Государственные деньги должны тратиться по закону, а есть опасения, что таковой нарушался».

Это было сказано не только многозначительно, но и утвердительно...

Власть решила приструнить одного из известных диссидентов и заодно показать, что воруют не только верхи и близкие к верхам, но и господа интеллигентные, причастные к высокому искусству. Мол, честных и чистых нет и в помине – все запятнаны, вываляны в коррупционной грязи.

Эта задача, по сути, выполнена – в решении Мещанского суда говорится, что Серебренников, действуя в составе преступной группировки, похитил из государственного бюджета 129 миллионов рублей. Теперь он обязан вместе с Итиным и Малобродским возместить эти убытки. Кроме того, режиссер должен заплатить штраф в 800 тысяч рублей.

Да и термины использовались соответствующие. «Исправление (значит, есть вина!) Серебренникова возможно без реального отбывания наказания», - объявила судья Менделеева. Звучало веско, назидательно. Как и дополнительное наказание режиссеру - запрет на управление учреждениями культуры.

Для верхов не важно, растратил ли режиссер огромную сумму или в глаза ее не видел, тем паче, аргументы и доводы обвиняемых в расчет не принимались. Главное, что Серебренников заклеймен, объявлен виновным. А то, что он остался на свободе, его, художника и творца, власть просто пожалела.

И заодно создала себе рекламу - смотрите, какое у нас справедливое и милосердное государство!

Повинную голову меч не сечет, а только по-отечески гладит…

Процесс Серебренникова напоминает «Процесс» Франца Кафки. Напомню вкратце, о чем речь. Роман начинается с того, что кто-то оклеветал главного героя Йозефа К., и тот попадает под арест. Но странное дело – свобода его не ограничена, но всюду его сопровождают загадочные, немногословные люди, от которых исходит таинственная угроза.

В чем же провинился Йозеф К., кому перешел дорогу? Неведомо и то, и другое. Поначалу он сопротивляется таинственным незнакомцам, но вскоре его затягивает водоворот допросов. Герой «Процесса» пытается защититься, сбросить с себя пелену наваждений, но все его усилия наталкиваются на стену отчуждения.

Йозеф К. задыхается и почти теряет рассудок от нелепости и абсурдности происходящего. Его терзания становятся все сильнее и, в конце концов, герой «Процесса» погибает на импровизированном эшафоте, так и не поняв, в чем его вина…

Суд над Серебренниковым закончился в то время, когда уже началась подготовка процесса над Михаилом Ефремовым. И часть российской аудитории переключила свое внимание на подготовку этого «спектакля».

И в этом случае нас наверняка ждет непредсказуемый сюжет, отточенная авторская инсценировка. Не обойдется без интриги, запоминающихся монологов. Ждем тонкой режиссуры и вдохновенной игры актеров. Но более всего нас интересует эпилог. Он обещает стать не только увлекательным, но и таинственным…

Разумеется, будущая «пьеса» не обойдется без спрятавшихся за декорациями важных господ. Уголовный кодекс – святое, но и без авторитетного мнения не обойдется. Смешав и то, и другое, получится «нужный» приговор. Таковы традиции российских судов.

темы
1 мин