Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Пенсионный фонд заставляет сдавать инвалидов в интернат

Годы, потраченные на уход за больными, не учтут при назначении пенсии
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Mirnika.ru
Пенсионный фонд России накануне выпустил разъяснения по расчету трудового стажа граждан. Отныне некоторые периоды трудового стажа при назначении пенсионных выплат учитывать перестанут – во всяком случае, если непосредственно до или после этих периодов человек не трудился в какой-либо другой сфере, обеспечивая соответствующие отчисления в ПФР. Под удар, как водится, попадают самые незащищенные.
Униженные и оскорбленные
С 2019 года в качестве трудового стажа больше не учитываются:
  • служба в армии, а также во вневедомственных структурах;
  • период, когда человек получал пособие по безработице;
  • период обустройства в процессе переезда в другой регион с целью осуществления трудовой деятельности;
  • временная нетрудоспособность;
  • очное обучение в колледже, вузе, аспирантуре, докторантуре;
  • уход за ребенком до полутора лет;
  • и – внимание! – уход за ребенком-инвалидом, взрослым инвалидом первой группы, а также за пожилым (от 80 лет и старше) человеком.
Есть, конечно, нюанс. Скажем, если женщина перед уходом в декрет успела поработать (и работодатель ей попался добросовестный – не из тех, что в целях экономии не переводят в ПФР часть доходов сотрудников), потом поухаживала за ребенком, пока ему не исполнилось полтора года, после чего снова вышла на работу – она молодец, она поработала на обеспечение своей старости. А если представить себе женщину (мужчина в декрете – это все-таки заморская экзотика), которая забеременела сразу после школы (колледжа, вуза), устраиваться на работу не стала, родила и сидела с малышом дольше полутора лет – тут ситуация хуже.

И совсем уж нехорошо получается с матерями детей-инвалидов, не имеющими возможности работать. Уход за ребенком с особенностями, уход за взрослым человеком с инвалидностью – это полноценный труд, и труд не самый легкий. Но только не с точки зрения Пенсионного фонда России.В момент официального установления инвалидности ребенка ты должна иметь официальную работу, иначе хрен тебе, а не последующие 16 лет в пенсионный стаж (если ты ухаживаешь, например, за неходячим сыном до 18 лет)

Источник
Более того, согласно предварительно опубликованным формулировкам, официальный стаж надо иметь и непосредственно перед началом ухода за ребенком, службы в армии или получением пособия по безработице, но и сразу после окончания этих радостных событий. Ушел в армию с завода, где работал помощником слесаря, а потом отдохнул несколько месяцев после армейки – прости, служивый, твой год сгорел, пенсия будет меньше.
Учимся сдавать своих
Но основной удар нанесен по родственникам инвалидов. Потому что армия – год, служба занятости – максимум год, обучение тоже имеет более-менее четкие сроки, а вот болезни – это, к сожалению, зачастую навсегда. И если ранее мать, посвятившая себя уходу за больным ребенком, имела право выйти на пенсию на пять лет раньше стандартного срока, то теперь возможен обратный вариант – она не наберет пенсионных баллов и получит лишь социальную пенсию, «минималку» через пять лет после того, как пенсию начнут получать ее «нормальные» ровесницы.
Что же делать? А выход есть – государство его заранее подготовило и аккуратненько подталкивает к нему. Нужно всего лишь определить родственника в интернат и официально устроиться на работу. И будет вам, как говорится, счастье. То есть пенсия.

Цинично? Бесчеловечно? Зато практично, в этом «есть экономика», как любит выражаться кассир всея Руси Антон Силуанов. Создается такое впечатление, что Пенсионный фонд зачем-то принялся лоббировать поддержку уже существующих интернатов (главным образом для людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата и психологически больных) и строительство новых

Источник
Прекрасно зная о том, что проживание, скажем, в психоневрологическом интернате напоминает прозябание в концлагерях – разве что без газовых печей, хотя многие пациенты мечтают о таком исходе. Тех ПНИ, против существования которых сейчас ведется активная кампания – и которые тем не менее продолжают строить.
Отдавая своих близких в подобные заведения, помните несколько правил их внутреннего распорядка. В ПНИ, которые по личным и волонтерским делам пришлось посещать автору этих строк, пациенты лишены возможности свободно передвигаться по интернату, лишены возможности иметь личные вещи (или же личные вещи есть, но их в любой момент могут забрать), не получают должной медицинской помощи (представьте: у вас пролежни, вы кричите от боли, а вас кормят психотропными препаратами, чтобы не кричали). Неудивительно, что многие родственники тяжело больных людей не спешат отдавать своих близких в подобные учреждения, предпочитая ухаживать за ними самостоятельно. Однако государство, похоже, настроено сделать все, чтобы не оставлять им выбора.Не сдал родственника, оставил его в обществе, пытаешься наладить его жизнь? Пенсии не будет.
Люди или скот
В наши дни российские власти предпочитают демонстрировать свою близость к православной церкви. Однако, судя по всему, сущность православия, да и вообще христианства, видится сильным мира сего в строительстве огромного количества храмов – и только. Между тем в христианском мире ухаживание за болящими всегда считалось делом богоугодным. Дискредитировать труд тех, кто берет на себя уход за инвалидами, – это как-то совсем за рамками православного мировоззрения.

Здесь скорее приходит на ум теория социального дарвинизма – и, конечно же, высказывание одного из его идеологов Герберта Спенсера: «Универсальный Закон природы: существо, недостаточно энергичное, чтобы бороться за свое существование, должно погибнуть»

Источник
Вспоминаются и программы германского (привет Антону Германовичу и Герману Оскаровичу) национал-социализма, направленные на уничтожение безнадежно больных – они имеют под собой столь же мало христианской подоплеки, как и сознательное лишение тех, кто берет на себя уход за инвалидами, надежды на достойную пенсию. Подобный подход оправдан лишь в том случае, если воспринимать людскую массу как племенной скот
Хотелось бы, конечно, определиться, кто мы – скот или все-таки люди. Но финансовые власти страны уже решили этот вопрос: они – люди, а мы – скот.
Ближайшая легальная возможность переубедить их будет у вас на парламентских выборах 2021 года.
темы
Россия
общество
экономика
здоровье
Пенсионный фонд России
пенсии
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин