Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Теплое Белое море

Липецкий журналист и реконструктор — о том, как и зачем отдыхать на русском Севере
Елена Коваленко
2 мин
Покорение Белого моря реконструкторами. Фото из личного архива Максима Тарасова
Около 400 км по Белому морю за 20 дней прошли на весельных лодках реконструкторы из Ельца, Липецка, Челябинска, Москвы и других городов России. Они воссоздали поход викингов на Бьярмию — так в средневековых источниках называли территорию, в которую в наши дни входят часть Мурманской и Архангельской областей, а также Карелия.
Как загорать на Белом море, за счет чего там зарабатывать и чем живут поморцы сегодня, «Русской планете» рассказал путешественник, реконструктор и журналист Максим Тарасов.
– Максим, это твой шестой поход в качестве реконструктора. Зачем тебе эти лишения, отрыв от цивилизации и трудности?
– После таких походов даже примитивные блага цивилизации начинаешь высоко ценить. А если серьезно, как я еще могу узнать о стране, в которой живу? Россия огромная. У нас очень много труднодоступных мест, куда обычный турист никогда не доберется. И еще — только в таких походах ты Россию и видишь. Видишь изнанку жизни, вернее настоящую жизнь. Какие бы тяжелые условия жизни на нашем Севере, на Урале, в Сибири ни были, понимаешь, люди будут вгрызаться в эту землю и стоять за нее до конца. Например в одном из прошлых походов мы были в поселке Велс. Это окраина Пермского края, медвежий угол. Люди там самодостаточны и никуда не хотят уезжать. Более того, люди туда возвращаются, строят себе дома. Это хозяева на своей земле. Наши люди из глубинки заслуживают внимания, уважения и обожания. Несмотря на все трудности и околоэкономические реалии, эти люди отзывчивы и добры, готовы всегда помочь: дать еды, воды, позвонить, отвезти, куда нужно. Так что в таких походах осознаешь: у нас люди хо-ро-шие!
Это было открытием?
– Нет. Но когда каждый раз находишь этому подтверждение, это трогает душу.
В сознании многих людей Север — депрессивная территория России. Ты, как журналист, каким увидел Поморье?
– Элемент депрессивности во многом связан с экстенсивными формами хозяйствования, которые себя исчерпали. Вот был молевой сплав леса — это когда лес рубят и в виде огромных плотов сплавляют по рекам. Но лес кончился, молевой сплав сильно повредил экологии рек и моря, рыбы стало меньше. Потеряли свое значение порты по берегам Белого моря.
Там нелегко и психологически. Бревенчатые или облицованные доской дома с крышами из теса быстро выгорают на солнце и чернеют. Стоит такой черный-черный дом, и только окна, как глазницы черепа. Возникает ощущение полной безнадеги: как же плохо живут здесь люди. Но в этих домах очень тепло зимой, прохладно летом. Они могут простоять сотню лет, и с постройкой новых проблем нет — лес под рукой. То есть для этих краев такие домики — оптимальное решение, а не показатель нищеты и безнадеги.
Заметно за последние годы поменялся уклад жизни людей. Уже сейчас значительная часть населения развернута на туризм. В поселке Чупа, откуда мы стартовали, живут полторы тысячи человек. Там есть своя гостиница, такси. Работает своя туристическая фирма, которая возит в Чупу туристов — не только русских, но и иностранцев. Построен специальный коттеджный поселок для туристов. Причем иностранцы, например финны, приезжают в Россию с целью алкотуризма. Русские же, как рассказывают организаторы, ловят рыбу и наслаждаются красотами.
Север подходит и для семейного отдыха. Если нет цели купаться в море, которое прогрето до 30 градусов, то в июле на пляже вообще тепло. Там можно загорать. Северный загар, кстати, гораздо прочнее южного. Правда, можно сгореть за полчаса. Есть своя романтика — белые ночи. Белой ночью понимаешь, почему море Белое — оно реально белое. Ощущение, что плывешь по ртути. Клещей нет — это Север. Кишечных инфекций нет — это Север. Бывало, из лужи пили — на каменных островках в Белом море, где нам приходилось останавливаться, только дождевая вода, — и ничего. Комаров и мошкары гораздо меньше, чем в Сибири. Если грамотно выбрать стоянку, учесть ветер, то комары не будут беспокоить. Да, в целом еще нужно работать с инфраструктурой для туризма, но это перспективно.
Есть еще одна перспективная линия — православный туризм. Город Кемь — это точка, откуда люди едут на Соловки. Город смог переориентироваться. И об экономическом благополучии населенного пункта с населением в 11 тыс. человек говорит хотя бы то, что однокомнатная квартира в новостройке в Кеми стоит 2 млн рублей. Такие же цены в благополучном полумиллионном Липецке.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин