Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Ошибочка на миллион

Почему государственная политика остается «недосоциальной»
Владимир Лактанов
2 мин
Фото: Олег Булдаков / ТАСС
Граждане, потерявшие единственное жилье в результате мошенничества, наконец-то смогут получить от государства компенсацию размером 1 млн руб. Необходимые для этого изменения в законодательство были подготовлены и согласованы в Минэкономразвития с опозданием всего-то на какие-то десять лет. Норму о выплате компенсаций ввели еще в 2005 году, но все это время внятного механизма для ее реализации не существовало.
Долгий путь к миллиону
До сих пор вопрос о выплате компенсаций за утрату единственного жилья в результате действий мошенников решался исключительно в судебном порядке. Неточность в принятом законе позволяла двояко трактовать статью о компенсации — этим и пользовался Минфин, который выступал в роли ответчика на подобных судах и стоял на том, что компенсация должна выплачиваться только в том случае, если доказана вина (читай — недосмотр) регистрационных органов. Логика проста: государство виновато — государство расплачивается.
В итоге большинство таких дел (в год их рассматривалось 20–30) заканчивались в пользу ответчика. Доказать вину регистрационных органов, ошибками которых и пользовались мошенники, оставшиеся без жилья граждане не могли. И поэтому не получали ни копейки.
Ситуация приняла другой оборот летом 2015-го, когда Конституционный суд встал на сторону граждан, ранее не добившихся компенсаций в суде низшей инстанции. Помимо того, что иски о выплате миллиона в пользу пострадавших были удовлетворены, сама необходимость для добросовестных приобретателей (и, соответственно, продавцов, ставших жертвами мошеннических схем) доказывать ошибку или вину регистратора была признана неконституционной. «Отсутствие механизма реализации права не может явиться основанием для умаления признаваемого и гарантируемого законом права добросовестного приобретателя на получение компенсации и для освобождения государства от установленных им самим обязательств перед своими гражданами», — говорится в решении КС.
Но самое главное — и, вероятно, самое удивительное в этой истории, — что помимо чисто юридических аспектов суд нашел необходимым напомнить чиновникам и о социальной стороне вопроса. Государство должно признавать за собой обязанность оплачивать не только свою прямую вину (ошибку в регистрации), но и человеческую беду, форс-мажор, который может поставить людей в критическое положение, — то есть становиться на защиту гражданина, в полном соответствии с принятыми и провозглашенными конституционными принципами. К слову, именно такой подход предлагала группа депутатов, которая вносила в Госдуму закон о компенсациях (№ 217-ФЗ) еще в 2004 году. На то, чтобы это «дошло» до чиновников, понадобилось десять лет и вмешательство судей.
Тень человечности
На самом деле вся эта история — показательный пример того, как далека еще наша экономика от того, чтобы быть социальной, и какими крошечными шажками она к этому движется. Еще Екатерина Великая в переписке с кем-то из своих французских корреспондентов объясняла, отчего в России не всегда работают общие юридические подходы. Страна большая и такая разная, что к каждой ситуации нужно отдельное отношение. Что верно для Тамбова, то неверно для Петербурга и тем более для Сибири. Современные российские бюрократы так и не поняли этой простой истины, и пока ни один суд не смог им этого разъяснить. Что такое миллион рублей для человека, потерявшего единственное жилье? В каждом отдельном случае ответ будет совершенно разным. Кому-то, вероятно, будет мало и десяти (на такой цифре настаивало МЭР, но Минфин наотрез отказался давать больше 1 млн руб.).
В этом одна из главных бед нашего государства: даже самые прекрасные и полезные вроде бы решения правительства — будь то поддержка бизнеса или защита граждан — бесконечно далеки от реальности и на практике зачастую оказываются бесполезны. Именно потому, что не учитывают всего многообразия жизни от Калининграда до Владивостока.
Почему бы, например, не привязать объем компенсации к суммам потерь, понесенных гражданами? Или хотя бы к средним ценам по региону, рассчитанным компетентным органом на текущий период? Да, скорее всего, это было бы чуть более обременительно для бюджетов, но по крайней мере логично и понятно для граждан.
А так — почему именно миллион? Почему не полтора? Или вообще не 100 тысяч? Вот это была бы экономия так экономия… Ну нельзя, чтобы решения правительства — особенно касающиеся таких важных вопросов, как утрата жилья, — казались, мягко говоря, взятыми с потолка. Это подрывает веру в государство и в то, что оно способно проводить разумную и стабильную социально-экономическую политику в принципе.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин