По состоянию на 4 июля 10:30
Заболевших674 515
За последние сутки6 632
Выздоровело 446 879
Умерло10 027
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Русское оружие: производить или лицензировать?

Мир, несмотря на рецессию, перевооружается рекордными темпами. Какое место занимает Россия на оружейном рынке и от чего зависят ее перспективы?

Виктория Фоменко
16 июня, 2016 11:00
10 мин

Зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь» в цехе сборки тяжелых машин. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Российское оружие остается наилучшим вложением американских долларов на фоне продолжающейся милитаризации мирового сообщества. По итогам 2015 года мировой рынок оружия показал наивысший рост со времен холодной войны: объемы продаж увеличились на 10%, с 58,4 млрд долларов в 2014 году до 65 млрд.
Главным локомотивом рынка выступила Саудовская Аравия, влезшая в войну в Йемене, до предела обострившая отношения с Ираном и при этом продолжающая спонсировать боевиков в Сирии. Из-за этих подвигов саудитам, практически не имеющим своей оружейной промышленности, пришлось ровно в два раза нарастить закупки иностранной военной техники и вооружений.
Второе место в рейтинге крупнейших покупателей оружия заняла Индия, третье — Австралия. Спрос на оружие резко вырос практически во всех странах Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии; занялись перевооружением армий африканские и латиноамериканские страны.
Оружейный барон
Россия является вторым крупнейшим продавцом оружия и военной техники в мире, уступая, как нетрудно догадаться, только Соединенным Штатам. Последние три года наша доля на этом рынке была стабильной: около 15% продаж. Этот показатель окажется выше, если смотреть на поставки в развивающиеся страны (почти 17%), и чуть ниже в отношении экспорта в развитые государства (14%). Однако в целом это надежное и очень устойчивое положение: ближайший преследователь РФ, Франция, держит чуть больше 8% рынка.
В абсолютных цифрах картина выглядит следующим образом: США за прошлый год заработали на оружейных сделках 41,5 млрд долларов, Россия — 14,5 млрд, Франция — 7,8 млрд. Таким образом, Россия на этом рынке занимает именно положение барона, который пока не в состоянии свергнуть с насиженного трона действующего монарха, но уже поджимает его везде, где только можно.
Следует отметить, что торговля оружием — это чрезвычайно вязкий бизнес: сложная дорогостоящая техника требует постоянного обслуживания, запчастей, периодической модернизации. Клиент, купивший понравившийся ему истребитель или комплекс ПВО, на десятилетия подсаживается на поставки запасных деталей, расходников и сервисные услуги. Поэтому, оценивая ситуацию, нужно смотреть не только на стоимость проданного железа, но и на совокупность контрактных обязательств. К слову, именно обслуживание и модернизация поставленной техники составляют львиную долю в американских оружейных доходах.
Российские оборонщики также идут по этому пути: по свидетельству главы Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Александра Фомина, РФ сейчас имеет портфель заказов от иностранных покупателей на 55–56 млрд долларов.
Автомат Калашникова
Автомат Калашникова. Фото: Рамиль Сатдиков /РИА Новости
Оружейная география
Основным приобретателем российских вооружений является Индия. За прошедший год индийцам отгружено 12 сборочных комплектов истребителей Су-30МКИ, партия авиационных двигателей Ал-31ФП и РД-33, 23 вертолета Ми-17В-5, 6 вертолетов Ка-31. Кроме того, российские специалисты провели модернизацию дизель-электрической подлодки Sindhukitri. За все это индийцы заплатили 4 млрд долларов.
Китай подписал с Россией контракт на поставку 24 новейших истребителей Су-35 общей стоимостью около 2 млрд долларов. Крупные поставки осуществлялись в Ирак по контрактам, подписанным еще в 2013 году. Среди прочего Багдад получил вертолеты Ми-28НЭ, Ми-171Ш, Ми-35М, ракетно-пушечные зенитные комплексы «Панцирь-С1», тяжелые огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек» и танки Т-72Б. Сумма поставок превысила миллиард долларов.
Почти столько же российским оружейникам заплатил Вьетнам. Ханой купил две подводные лодки проекта «Варшавянка», четыре истребителя Су-30МК2 и ракеты к ним.
Алжир за это же время прикупил партию «Панцирей», танков Т-90СА и шесть вертолетов Ми-26Т2. Кроме того, алжирская армия привлекла российских оружейников к модернизации старых советских БМП. Всего алжирцы потратились на 800 млн долларов. Оно и понятно: пример соседней Ливии не вдохновляет экономить на армии.
Еще один североафриканский партнер России — Египет — подписал с Москвой контракт на 5 млрд долларов. Каир намерен купить системы ПВО «Бук-М2Э» и «Антей-2500», партию истребителей Миг-29М, 46 вертолетов Ка-52.
Fuerza, amigo!
Добилось российское оружие признания и на латиноамериканском фронте. В апреле этого года РФ начала поставки танков Т-72Б1 в Никарагуа. Это не лучшая и не самая новейшая модификация боевой машины, существующей уже 44 года. Однако никарагуанцы закупают их на смену советским Т-55 — танкам времен Корейской войны, а это значит, что за прошедшие годы эту нишу так и не удалось занять американцам. Местные правительства, послав гринго подальше, отправились закупаться военной техникой у евразийских амигос.
Еще один успех, который по праву можно назвать образцовой многоходовочкой — реанимирование контракта на поставки Ирану систем ПВО С-300 и получение от Исламской республики аванса, — пока видится лишь прологом к масштабному военно-техническому сотрудничеству. Дело в том, что продавать Ирану бронетехнику, ракеты, вертолеты Россия пока не может из-за санкций, наложенных на ближневосточную страну ООН.
А вот бывшие республики Советского Союза по-прежнему предпочитают клянчить оружие даром. Исключением стали Азербайджан, Белоруссия и Казахстан. Баку купил партию бронетехники, в том числе танки Т-90С, БМП-3, и 18 «Солнцепеков». Азербайджанцы также заплатили за вертолеты Ми-17В-1. Минск потратился на четыре учебно-боевых самолета Як-130, а Астана приобрела столько же истребителей Су-30СМ. Суммарно эти контракты принесли РФ 500 млн долларов.
Не воруйте у нас, мы сами потеряем
По данным ФСВТС, наша страна имеет контракты со 101 государством планеты. Почти 60 из них в настоящее время проводят обновление вооружений и техники.
Понятно, что для оружейников это золотое время. Однако не менее очевидно и то, что ажиотажный спрос ограничен по времени. Кроме того, большинство стран, закупающих сейчас иностранное оружие, стремятся не столько получить готовые к использованию образцы в товарных количествах, сколько добиться локализации их производства на своей территории.
По этой схеме уже много лет развивается сотрудничество РФ с Индией. В республике налажена сборка истребителей Су-30МКИ, танков Т-90, некоторых видов ракет российской разработки. На эти же рельсы хочет встать Индонезия: она уже попросила РФ помочь наладить производство боеприпасов малого и средних калибров.
И это реальная проблема. На разработку истребителя уходит до 15 лет, на создание нового танка — около 10 (и это при наличии сложившейся инженерно-конструкторской школы). Наладить же их производство, имея доступ к документации и оборудованию, можно за год-два. Получается, что покупатель в этом соревновании бежит впереди продавца.
И это даже в случаях, когда все ведут себя прилично, а не как китайцы. О том, что КНР без всяких лицензий и разрешений скопировала российский С-27, комплекс С-300, ракетную установку залпового огня «Смерч» и самоходные установки «Мста-С», не писал только ленивый.
«Калаш» from USA
«Россия — наверное, единственная страна, которая по масштабам и глубине передаваемых военных технологий вполне удовлетворяет главные требования действующих и потенциальных партнеров, — заявил журналистам глава ФСВТС Александр Фомин. — Поэтому их круг по всему миру постоянно расширяется, идет ли речь об оружейном рынке в Африке или о заключении контрактов со странами Латинской Америки».
К этому чиновник добавил, что РФ также является единственной страной — экспортером оружия, которая соглашается на размещение производств на иностранных территориях.
О том, насколько далеко в этом отношении зашла ситуация, наглядно говорит тот факт, что не далее как 12 июня, аккурат в День России, Минобороны США объявило в стране конкурс организаций, которые смогут по российским образцам создавать легендарные автоматы Калашникова, крупнокалиберные пулеметы Дегтярева-Шпагина (ДШК) и снайперские винтовки Драгунова. О необходимости развертывания производства АК-47 на территории США американские военные и оружейники заговорили еще в январе 2015-го, после того как собственно российские АК — и охотничьи, и боевые — перестали приезжать за океан из-за санкций. Теперь же представитель командования специальных операций Пентагона Мэтт Аллен заявил, что власти США крайне заинтересованы в реализации проекта: ведь он позволит американским компаниям получить очень выгодные заказы, а правительству — максимально рационально расходовать деньги налогоплательщиков.
Конечно, активное лицензирование чужих производств — способ ограничить откровенное пиратство, но все же Россия теряет на этом заметные средства и дарит рабочие места другим не всегда дружественным странам.
***
Продавать оружие — плохо; это, как ни крути, нехристианское дело. Но других способов выживания, кроме вооружения до зубов, современная цивилизация — которую проектировали отнюдь не мы — не оставляет. Чтобы спастись от дракона, надо завести собственного, и российское оружие часто помогает небольшим странам именно «спасаться от драконов». Утешение слабое, но единственное.
С этим связана еще одна деликатная тема, которой не принято касаться в СМИ. Речь идет о лучшем способе резко увеличить доходы от продажи оружия, который, как ни удивительно, кроется внутри страны — это давно убранная под сукно идея разрешения на ношение «короткоствола». Здесь почему-то заявленная выше логика «дракона» не действует, и в России сейчас, будем честны, процветает махровый апартеид в этой сфере: скажем, чеченцам — можно, дагестанцам — можно с оговорками, русским — ни-ни, «перестреляют друг друга». Из-за экономического кризиса, изобилия соблазнов и роста числа наркоманов преступность возвращается к стилю 1990-х, а мирное население совершенно безоружно перед новыми угрозами. Безопасность Никарагуа нам, к сожалению, важнее, чем собственное право на самозащиту.
Что ж, пока соответствующие изменения не внесены в законодательство, продолжим бороться на внешних рынках. Что-что, а делать оружие мы умеем прекрасно.
темы
10 мин