По состоянию на 9 июля 10:35
Заболевших707 301
За последние сутки6 509
Выздоровело 481 316
Умерло10 843
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Нынешнему губернатору Севастополя нужно уходить»

Спикер Заксобрания Севастополя Алексей Чалый — о текущих проблемах города-героя

Андрей Полевой
18 марта, 2016 10:00
8 мин

Алексей Чалый. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Возвращение Крыма в состав РФ в 2014 году началось с выступлений жителей полуострова, недовольных нацистскими проходимцами, взявшими власть в результате вооруженного переворота. Вслед за стихийными народными бунтами против эмиссаров Майдана в Керчи кульминацией протеста стал многотысячный митинг в Севастополе, где население отказалось подчиняться приказам Киева и сформировало собственные органы власти. Севастополь выражал недовольство под российскими флагами, поэтому его население при неблагоприятном развитии событий рисковало поплатиться жизнями за свою пророссийскую позицию. Но люди выступили за присоединение к России и победили. В день второй годовщины возвращения Крыма Алексей Чалый, в то время народный мэр Севастополя, ответил на вопросы «Русской планеты».
— О событиях, предшествовавших возвращению Крыма, и о самом возвращении, несмотря на медийную шумиху, известно далеко не все. Написан ли уже школьный учебник истории, в котором события «русской весны» 2014 года освещены объективно?
— Относительно учебника: я таких планов не вынашивал. Я думаю, еще рановато. В свое время Екатерина II, если не ошибаюсь, говорила, что ставить памятники ей надо через 50 лет после смерти. Ну, может быть, не 50, но все-таки должно пройти некоторое время. Пена должна улечься и политика закончиться, чтобы мы смотрели на эти события с исторической, а не с политической точки зрения.
— Проще говоря, количество орденоносцев должно утрястись.
— Да, оно как бы стабилизируется, и можно будет переходить к истории.
— Два года назад население Крыма высказало свою позицию по поводу присоединения к России. Какие из насущных социальных проблем на полуострове на сегодня не решены? Как обстоят дела с энерго-, водоснабжением, выплатой пенсий, занятостью населения?
— Основная проблема Севастополя — низкое качество государственного управления. Отсюда произрастают инфраструктурные, частично социальные и экономические проблемы. То есть основная проблема — управленческая, по поводу чего я не раз высказывался.
— И каким образом было бы эффективно решать эту проблему: нужна инициатива на местах или все упирается в отсутствие решения центра?
— К сожалению, при нынешнем губернаторе Севастополя я не вижу возможности нормального развития города, поэтому считаю, что ему нужно уходить. Или же надо, чтобы его сняли. Потому что он не в состоянии решить сложный комплекс вопросов, ответить на вызовы, которые сейчас перед городом стоят, и ответить эффективно, с необходимым качеством.
— Проблема замыкается на губернаторе или дело в системном дефекте?
— Я думаю, что на губернаторе, поскольку у него достаточно много полномочий. Система как раз и предполагает наличие большого количества полномочий у губернатора, в том числе возможность выстраивания команды и т.д. Мгновенно счастье не наступит, и это надо понимать, потому что нужно снова запускать период формирования команды управленческой. Но, насколько я вижу по распределению обязанностей, у губернатора достаточно полномочий, чтобы в этой ситуации начать нормально возрождать регион.
Исполняющий обязанности губернатора Севастополя Сергей Меняйло. Фото: Станислав Красильников / ТАСС
— Если говорить о будущем региона, на ваш взгляд, достижим ли компромисс между Севастополем — приборостроительным центром и Севастополем — военной базой?
— Мне даже слово «компромисс» не нравится, потому что, когда Севастополь был военной базой, причем крупнейшей в мире, он одновременно являлся приборостроительным, судостроительным и судоремонтным центром. И центром рыбопереработки, виноделия и много чего еще. Даже в советские времена, когда Черноморский флот был в разы, кратно большим, чем сегодня. Поэтому в нынешней ситуации я вообще не вижу не то что противоречий, а более того, считаю, что эти направления будут дополнять друг друга и обязаны это делать. Сегодня флот не способен прокормить по сути полумиллионный город, да и не нужно. Это будет ненормально выглядеть. Если вы посмотрите на тенденцию последних лет, за 20 лет в России этих ЗАТО (закрытое административно-территориальное образование. — РП.) стало принципиально меньше, а размер типового ЗАТО стал совершенно другим. Нет ЗАТО с полумиллионом жителей, это вообще нереальное направление развития. И, насколько я понимаю, президент меня в этом поддерживает.
— Как вы относитесь к заявлениям Германа Грефа о невозможности работы Сбербанка в российском Крыму? Тем более что это не единичный случай.
— Я думаю, это боязнь санкций. Смертельная боязнь или нет, называйте, как хотите. Но международные компании, работающие в разных странах, — я не знаю, есть ли у Сбербанка иностранный капитал или нет, тоже надо еще посмотреть (иностранным акционерам принадлежит 43,26% акций Сбербанка. — РП.), естественно, опасаются, что на них могут быть наложены санкции.
— Это же сказывается и на приходе инвесторов?
— Крупных, безусловно, да, тех, кто прежде всего имеет международные активы. К ним относится и Сбербанк. Ну и зачастую это личная позиция владельца, который боится… Даже если он не имеет международных активов и работает только в России, но привык уезжать в Европу кататься на лыжах, человек может испугаться потерять эти привилегии.
— Лично вы находитесь под санкциями. Несмотря на то что бизнесом вы больше не занимаетесь, СМИ писали, что ваша бывшая компания «Таврида электрик» подвергается давлению в Европе и Канаде. Действительно ли это так?
— Эта история уже в значительной степени в прошлом. Я отказался от должности в компании не в связи с законодательством (по причине перехода на государственную службу. — РП.), а как раз из-за санкций. Я продал долю в своей компании и оставил пост генерального директора. Это случилось за несколько дней до введения санкций, поэтому моя нынешняя пока еще чиновничья должность к этому отношения не имеет. Что касается того, сказалось ли мое бывшее владение на компании, — да, сказалось, но, к счастью, это в основном с точки зрения санкций 2014 год. Достаточно сложно пришлось в ряде вопросов. Но сейчас эта волна потихоньку сходит на нет. Надеюсь, навсегда.
— У вас сейчас статус общественного деятеля, постов в руководстве Севастополем вы с конца 2015 года не занимаете…
— Юридически с 22 числа перестану (с 22 марта Алексей Чалый перестанет быть спикером Заксобрания. — РП.).
— Возможна ли ситуация, когда вам, как в 2014 году, придется взять на себя политическую ответственность и работать в этом направлении?
— Во-первых, оставаясь депутатом, я все-таки в сфере общественной деятельности остаюсь, и в этом смысле ответственность с себя не снимаю. Я уже по этому поводу говорил. Считаю, что костяк депутатов Заксобрания нужно сохранять, потому что, с моей точки зрения, это полноценный орган народного доверия, который способен по крайней мере предотвратить крайне негативные и долгосрочные последствия, касающиеся прежде всего объектов историко-культурного наследия и особо охраняемых природных зон. Вот это то, что в силах Закса.
И вчера (15 марта. — РП.) произошло такое приятное знаковое событие, когда вышел приказ министра культуры в отношении того, что центр города стал историческим поселением федерального значения. Теперь надо того же добиться в отношении особо охраняемых природных территорий.
Что касается развития, то, к сожалению, Заксобрание само по себе не в состоянии обеспечить эту повестку. Поэтому я, как человек, который брал на себя соответствующую ответственность, должен заявить, что не способен выполнить эти обязательства до соответствующих изменений в исполнительной власти.
темы
8 мин