Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Новая жизнь в мире дешевой нефти

Почему жителям России должно быть выгодно снижение цен на энергоносители
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС
Для страны, половина доходной части бюджета которой формируется за счет нефтегазового экспорта, изменение цены барреля нефти является одним из наиболее животрепещущих вопросов. Еще совсем недавно цена на черное золото преодолевала планку в 110 долларов, а эксперты предрекали дальнейший рост.
На этом фоне нынешняя реальность кажется особенно суровой. Резко сократились налоговые поступления, и вообще экономика почувствовала себя плохо, поэтому любые прогнозы дальнейшего снижения цен сейчас воспринимаются чуть ли не как предвестники всероссийского апокалипсиса. А тут еще информагентства сообщили, что цена барреля в корзине ОПЕК упала ниже 40 долларов. Кроме всего прочего, это породило серьезную путаницу в марках, и когда Минфин пытается рассчитывать бюджет исходя из цены Brent, случаются конфузы.
Баррель баррелю рознь
Биржевая торговля основана на стандартизации продаваемого товара. В нефтяной области также существует нескольких базовых сортов, относительно которых ведется все ценообразование. Помимо уже существовавших, например российской Urals, Организация стран — экспортеров нефти ввела в оборот термин «корзина ОПЕК» (OPEC Reference Basket of crudes), обозначающий условную смесь из установленных картелем долей марок нефти, добываемых 12 входящими в ОПЕК странами. Цена этой «корзины ОПЕК», соответственно, тоже понятие условное, однако ее значение широко используется при ценообразовании в контрактах на реально добываемую нефть. Потому новость о том, что 16 ноября 2015 года цена этой «корзины» снизилась на 1,03 доллара (или на 2,62%) и составила 38,18 доллара за баррель, наделала много шума.
Впрочем, как это часто бывает, бурное обсуждение в СМИ значительно превзошло реальный масштаб самого вопроса. Дело в том, что нефть не покупают, как газировку или молоко — в мелкой расфасовке и по сиюминутной цене. Основные ее крупные потребители работают на основе долгосрочных контрактов, цены по которым пересматриваются редко, не чаще раза в квартал, потому отдельные краткосрочные колебания на общий рынок не влияют вообще никак. Кроме того, специфика производства обычно достаточно жестко привязывает технологические возможности предприятия к химическому составу конкретной марки. Слишком дорого стоит переналадка всего перерабатывающего комплекса, потому никто не бежит покупать иракскую Basra Light вместо эквадорской Oriente только потому, что она подешевела больше остальных.
Да и нефтяной рынок в целом на этот сигнал со стороны ОПЕК отреагировал весьма вяло. Стоимость барреля североморской Brent с отгрузкой в январе 2016 года даже поднялась на 1,17%, до 44,99 доллара, а фьючерс на марку WTI подрос на 0,82%, до 41,08 доллара.
Можно с уверенностью сказать, что рынок стоит. Он прекратил падение даже с учетом явного переизбытка предложения — на уровне 3 млн баррелей в день. Прекращение сланцевой революции и снижение добычи в США и ряде других стран компенсируется увеличением объемов поставок с Ближнего Востока и из России. Торможение спроса со стороны притормаживающей китайской промышленности — основного потребителя нефти в мире — компенсируется наращиванием китайских закупок дешевой нефти в государственные стратегические запасы. Тем же путем идет Индия. Так что, несмотря на множество факторов, мировая цена на нефть вполне стабильна.
Что говорит теория
Громче всех рыдают по былым 110 долларам за бочку ближневосточные монархии. Международное энергетическое агентство отмечает, что при таких ценах, несмотря даже на рост объемов добычи, суммарная годовая прибыль ОПЕК упадет вдвое, с 1 трлн до 550 млрд долларов. Например, для Саудовской Аравии — крупнейшего члена организации — это обернется дефицитом бюджета на уровне 20% ВВП.
Еще аналитики говорят о неизбежном спаде в общей экономике планеты ввиду сокращения нефтяных доходов, за которым следует снижение объемов финансирования нефтяными деньгами прочих отраслей, а значит, и уменьшение общего потребления.
Главный офис «Газпрома»
Главный офис «Газпрома». Фото: Слава Алахов/ТАСС
Однако анализ статистики показывает несколько иную картину. На протяжении последних десятилетий ценовые качели на рынке нефти поднимались и опускались неоднократно, и каждый раз восстановление и последующий рост экономики начинались после серьезных падений нефтяных котировок. Например, с 2002 до 2008 года цена барреля выросла с 40 до 140 долларов, затем в течение всего шести месяцев цены вновь упали до 40 долларов, а с апреля 2009-го вновь поползли вверх.
Нефть не является самостоятельным товаром, однако это сырье лежит в составе себестоимости любого товара. В пакете молока нет ничего, сделанного из нефти, однако, чтобы молоко добралось от коровы до прилавка, требуется израсходовать некоторое количество топлива, которое изготавливается как раз из нефти. Кроме привычных бензина, солярки и машинного масла, из нее делают смазочно-охлаждающие жидкости (металлообработка), синтетические каучуки, резины и ткани, пластмассы, красители, лаки, краски, удобрения. И это если не считать тепла и электроэнергии, без которых не обходится ни одно производство, а производят их чаще всего за счет сжигания мазута.
Мир каждый год потребляет около 34 млрд баррелей нефти; таким образом, снижение ее цены на каждые 10 долларов означает переход 340 млрд долларов от производителей нефти к ее потребителям в виде снижения производственных издержек. Стало быть, снижение среднего значения той же Brent с 121,4 доллара в 2012-м до 44,99 доллара сегодня высвободило примерно 2,6 трлн долларов в общей мировой экономике, и эти деньги должны стимулировать неизбежный экономический рост.
От теории к практике
Встают два закономерных вопроса. Первый — какова с того радость нам? От низких цен выигрывают импортеры, а Россия является экспортером, следовательно, от низких цен только теряет. Второй — куда делась эта прорва денег и почему она до сих пор не привела к обещанному экономическому росту?
Что ж, пока роста действительно не наблюдается, но основной тому причиной являются совсем не экономические, а политические факторы. Сложно ожидать успехов, когда основные мировые силы влезли в санкционную войну. Однако даже с учетом этого, по расчетам экспертов МВФ, только благодаря низким ценам на нефть в 2016 году по всему миру ВВП должен вырасти на 0,5–1%, в том числе на 0,3–0,4% в ЕС, на 1–1,2% в США и на 1–2% в Китае. Прогнозов по России МВФ не дает, а отечественные ведомства уже несколько раз свои цифры корректировали, однако можно ожидать примерно 1,4–1,6% роста, из которых не менее трети будет обусловлено как раз низкими ценами на нефть.
А вот второй вопрос — как конвертировать дешевую нефть в экономический рост — действительно является определяющим, и тут многое зависит от общей стратегической позиции, которую займет российское правительство. Чтобы эффект низких цен на нефть привел к экономическому росту, уменьшение производственных издержек должно обернуться снижением розничных цен. Причем если производственная цепочка от сырой нефти до, скажем, стирального порошка достаточно длинна, чтобы эффект сказался быстро и наглядно, то отрегулировать цены на бензин и вообще топливо не мешает ничто. Кроме жадности.
Формально можно сказать, что с топливными ценами у нас все обстоит хорошо. Например, средняя цена литра бензина марки Аи-92 составляет 34,28 рубля. При нынешнем среднем курсе рубля к доллару (61,35) это 0,55 доллара за литр. В 2013 году тот же литр стоил 29,67 рубля, или 0,92 доллара. Цены на нефть с тех пор упали в 1,5 раза, а бензин в долларовом исчислении подешевел даже сильнее. Но есть в этом одно существенное лукавство.
Начать с того, что указанная победа достигнута не за счет снижения цен на сам бензин, а только благодаря двукратному росту курса доллара. Останься он на прежнем уровне, то в валюте тот же 92-й бензин сегодня стоил бы 1,07 доллара, или на 16,4% дороже, чем в 2013-м. Таким образом, в действительности цены на топливо в России продолжили стабильно расти. К тому же не стоит забывать, что внутри страны издержки добытчиков нефти исчисляются в рублях, потребители зарплаты тоже получают в рублях, то есть колебания национальной валюты относительно зарубежных не должны сильно влиять на ценообразование. Однако с 2013 года уровень доходов населения несколько снизился, а стоимость топлива выросла.
«Особый путь» России
Снижение цен на топливо способно вызвать снижение издержек производителей и, соответственно, потребительских цен, а это уже стимулирующая мера и для экономики страны в целом.
Возможно ли такое в условиях нынешнего кризиса? Полагаю, да. Во всяком случае, в ряде зарубежных стран правительства пошли по такому пути. Кризис сейчас у всех, но высокосортный бензин в Великобритании подешевел на 29%, во Франции — на 32%, а в Техасе — на 40%. Дорожает топливо лишь у нас.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин