Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Иностранные агенты под прикрытием

Новые поправки в законодательное определение политических НКО позволят ряду организаций избавиться от статуса иноагентов

Владимир Лактанов
4 мин

Активист принимает участие в одиночном пикете у здания Госдумы РФ против ужесточения закона «О некоммерческих организациях». Фото: Евгений Биятов/РИА Новости

Вечером 10 мая глава комитета по делам общественных объединений Ярослав Нилов внес поправку в законопроект о некоммерческих организациях, касающийся конкретизации юридического понятия «политическая деятельность». Уточнение в проект документа, определяющего критерии наделения НКО статусом иноагента, было внесено парламентарием в последний момент — во вторник истек срок подачи поправок в текст законопроекта.
По словам автора поправки, его предложение полностью обезопасит благотворительные организации от признания их иностранными агентами.
«Благотворительная деятельность не будет являться политической вне зависимости от ее формы. Например, если руководители благотворительных фондов будут участвовать в работе различных околоправительственных структур и в законотворческом процессе, они будут защищены законом», — отметил депутат в интервью российским СМИ.
Госдума отклонила во вторник законопроект, конкретизирующий понятие «политическая деятельность» по отношению к НКО: по мнению парламентариев, предлагаемые критерии носят слишком размытый характер, что позволит причислить любую организацию к числу иноагентов. В числе противников поправок выступил, к примеру, Дмитрий Гудков.
Определение «политической деятельности» будет переписано, решили законодатели. Предполагается, что из определения политической деятельности для НКО будет исключен оборот, наделяющий статусом иноагента организации, занятые в научной, культурной или благотворительной области «при условии, что эта деятельность не осуществляется в политических целях». Данное дополнение из формулировки предлагается убрать.
Таким образом, многие иностранные НКО могут получить шанс на возвращение в политику уже без клейма «иноагент»: не секрет, что большинство прозападных организаций формально причисляют свою деятельность не к политической, а социально-культурной сфере.
Антироссийский «мемориал»
Например, к таким организациям относится научно-информационный центр «Мемориал», формально не занимающийся политической деятельностью. Заявленной сферой интересов общества является сбор и распространение информации о репрессированных в советский период гражданах. Хотя в действительности данная работа имеет четкий политический посыл, способствуя формированию политических предпочтений россиян в пользу неолиберального учения, статус иноагента был получен «Мемориалом» не за нее, а за ряд публикаций, в которых члены общества критиковали поправки в ряд статей УК РФ («Госизмена», «Шпионаж» и «Незаконное получение сведений, составляющих гостайну»). Кроме того, центр попал в поле зрения Минюста за критику государственных ведомств — ФСБ, Таможенной службы и т.д.
В то же время, статус «иноагента» не мешает центру проводить политически ангажированные конкурсы среди российских старшеклассников.
Фонд «Династия» также был причислен к иноагентам, что спровоцировало беспрецедентную волну возмущения в либеральной среде, а также привело к закрытию фонда — глава организации Дмитрий Зимин смертельно оскорбился решением Минюста.
К сожалению, целью фонда была не только альтруистичная поддержка отечественной науки, но и спонсирование антироссийских политических проектов. В частности, фонд оказывал поддержку НКО «Либеральная миссия», а кроме того, финансировал проект «Историческая правда», белорусская версия которого выдержана в явно антироссийской тональности.
Одним словом, в том случае, если изменения, позволяющие «неполитическим» НКО заниматься своей деятельностью в политических целях, будут одобрены, этой лазейкой могут воспользоваться в первую очередь не благотворительные фонды, самоотверженно помогающие людям, а прозападные организации, использующие благостные декларации как ширму для работы совершенно иной направленности.
Резиновая аполитичность
Следует отметить, что к либеральной кампании против закона об иноагентах присоединились и совершенно прозрачные благотворительные организации, в частности, фонд «Подари жизнь». Хотя фонд за годы, прошедшие с момента принятия закона, так и не был зачислен в иноагенты, руководство организации неоднократно выражало опасения, касающиеся подобных перспектив. По словам директора фонда Екатерины Чистяковой, по формальным признакам организация может быть отнесена к иноагентам — пожертвования нередко перечисляются из-за рубежа, а кроме того, фонд нередко поднимает в публичном пространстве вопросы, касающиеся проблем здравоохранения, а также направляет запросы в органы власти.
Впрочем, практика свидетельствует о том, что такие организации, как фонд «Подари жизнь» вряд ли имели шансы попасть в реестр иноагентов. К примеру, в 2014 году Минюст не отнес к политической деятельность НКО, борющихся с распространением СПИДа. Ведь в первоначальной редакции закона об иноагентах было четко сказано, что «деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества» — не классифицируется как политическая и не подпадает под действие нормативного акта.
Невзирая на это, в правозащитном сообществе не утихало волнение по поводу закона, и в ноябре прошлого года Министерство юстиции и Администрация президента получили распоряжение главы государства по доработке и конкретизации законодательства о некоммерческих организациях в части, касающейся политической деятельности.
Предложенные критерии тоже не устроили правозащитников: протест вызвали пункты об участии в публичных акциях, а также распространении оценок действий органов власти. Представители правозащитного сообщества заявили прессе об уничтожении «независимо действующих НКО».
Хотя уместно ли говорить о «независимости» организаций, получающих иностранное финансирование? Следует отметить, что только за прошлый год «третий сектор» в России получил около 80 млрд рублей из США. Говорить о бескорыстном альтруизме заокеанских спонсоров в данном случае не приходится — все «образовательные» и гуманитарные проекты имеют конкретную идеологическую привязку и направлены против России.
В прошлом году Владимир Путин призвал конкретизировать критерии «отбора» НКО в реестр иноагентов, чтобы понятие политической деятельности не было размытым. «Оно не должно быть резиновым, должно быть единообразно понимаемым», —отметил президент.
Если поправки, позволяющие НКО совмещать основную работу в социальной сфере с поддержкой политических проектов, будут приняты, закон об иноагентах может перекосить в другую сторону— из опасений наделить соответствующим статусом непричастные организации, Госдума собирается снять ограничения для организаций, представляющих иностранные интересы.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин