Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Никого нет! Никто не хочет работать!»

Мигранты, крысы, ремонт. «Русская планета» на встрече общественников с главой управы Замоскворечье посмотрела, какие проблемы волнуют москвичей
Павел Пряников
18 июля, 2014 14:19
12 мин
Вид на Замоскворечье. Фото: Татьяна Грицаева / РИА «Новости»
Местное самоуправление в Москве подменено институтом «назначенцев». Никто не выбирает префектов и глав управ, а муниципальные советы имеют минимум полномочий. Этой осенью, видимо, будут сокращены и полномочия Мосгордумы (начнут с того, что лишат зарплаты депутатов).
Вместе с тем на самом низовом уровне часть функций вертикали власти взяли на себя общественные активисты. В первую очередь это старшие по домам (должность так и звучит) и различного рода ветеранские организации. В среду, 16 июля, глава управы Замоскворечье Сергей Иванов провел встречу с общественностью района. Корреспондент «Русской планеты» побывал на ней.
За последние три года в Замоскворечье сменилось три главы управы. Все они тихо приходили и тихо уходили. О назначении Иванова даже многие общественники узнали только на самой встрече, хотя он занимает этот пост с мая. Ситуация с местной властью в Замоскворечье типична для всей Москвы: почти все главы управ работают на своей должности год-два. Эти чиновники информационно закрыты от управляемых ими горожан, и единственная возможность что-то узнать об их деятельности, рассказать о проблемах и потребовать их решения — вот такие периодические (раз-два в год) встречи с главами управ.
Встреча с Ивановым и его заместителем Сергеем Сергеевым началась с жалобы жительницы одного из домов на Космодамианской набережной. По ее словам, в доме прогнила канализация, а капитальный ремонт не делался более сорока лет.
— Поймите, на ремонт во всем районе выделено 193 млн рублей. Это капля в море, выкручиваемся как можем, — объяснял Иванов.
Далее о своей проблеме рассказал (и потребовал ее решения) общественный активист из дома на Овчинниковской набережной, 22/24. Он требовал от главы управы демонтировать дощатые стены хоккейной коробки, расположенной во дворе.
— Иностранцы... Выключите микрофон! — потребовал он. — Без микрофона я скажу другое слово: «чурки». Целый день и даже по ночам долбят мячами по стенам коробки, никакого житья от них нет! Я уже покупал цепи и замки, пытался закрыть площадку, но иностранцы их срывали. Прогнать их у нас не хватает сил. Снимите деревянные стены, натяните сетку-рабицу!
Сергей Иванов. Фото: zmsk.mos.ru
— Нет у нас такого права — натягивать сетку на спортивной площадке, — виновато отвечал заместитель Сергеев. — Тут и ваша вина есть. Я знаю, в вашем доме больше половины квартир сдается, а арендаторам нет дела до общественной жизни. Безразличие убивает всех нас, — вздохнул он.
Следующей взяла слово женщина средних лет из дома на Валовой улице.
— Когда будет готов график уничтожения клопов, тараканов и крыс в нашем доме? Второй вопрос: когда будет выполняться норма по дезинфекции мусорных баков два раза в месяц? Третий: у нас год не могут закончить ремонт. В одну апрельскую ночь ремонтники исчезли, бросив наполовину сделанную работу.
Глава управы стал оправдываться. Он рассказал, какие кадровые трудности испытывает московская «вертикаль власти» в целом и, в частности, его структура.
— Директора ДЕЗов постоянно меняются — чуть поработают, и убегают. Нет сантехников, маляров. Никого нет! Нам нужна стабильность!
На это женщина ответила Иванову, что в отсутствии стабильности виноваты они сами, так как подают отрицательный пример подчиненным.
— Попасть к вам не могу! — обратилась она к Сергееву. — Вас никогда нет на работе! Отпуск по 40 дней!
Сергеев попытался объясниться:
— Нет работников! Я один исполнял обязанности главы управы. Директоров нет, бухгалтеров, инженеров. Никого нет! Никто не хочет работать!
Далее он стал говорить и про другие трудности в их работе:
— ДЕЗы сейчас номинальная структура, готовим их к банкротству. Юридически все так запутано, что поделать ничего не можем.
Благоустройство пешеходной зоны «Замоскворечье». Фото: Денис Гришкин / РИА Новости
Он начал кричать на группу людей, занявших места в углу, под вешалкой. Оказалось, что это были представители ГУП «Жилищник» — управляющей компании, которая в последние месяцы становится в Москве монополистом по управлению городским жилищным фондом.
— Если узнаю, что контейнеры не моете с дезинфекцией два раза в месяц — уволю! — пригрозил им Сергеев. Представители «Жилищника» чиновнику не ответили. За всю встречу они не проронили ни слова.
Иванов решил поддержать своего заместителя.
— Раньше власть не общалась с народом. Сейчас общается!
— Общается, но ничего не делает! — крикнули ему из зала. Больше Иванов политические темы на встрече не поднимал.
Женщина из дома по Большой Серпуховской стала жаловаться на сломанные входные двери.
— Сразу все сделать невозможно, — ответил ей глава управы. — Передайте микрофон следующему.
Старшая по дому на Зацепском валу (д. 2), рассказала о своей беде:
— Рядом с нашим домом который год проваливается грунт. Весной его закидали песком, но сейчас там снова яма.
Глава управы с возмущением ответил женщине, что его помощник показывал фотографии, на которых никакого провала нет.
— Врет он все. Ничего не сделал!
— Уволим, — пообещал Иванов.
— Когда нам раздадут удостоверения старших по дому? — выкрикнула женщина с задних рядов.
— Два года как запрещены такие удостоверения, — ответил Иванов.
Затем сразу несколько общественников поставили перед главой управы вопрос об общественных туалетах. На территории Замоскворечья у станций метро «Третьяковская», «Новокузнецкая» и «Павелецкая» весной установили туалетные кабины золотистого и зеленого цвета. До сих пор они не работают.
— Юридически эти туалеты не существуют, — объяснил Иванов. — Но к «золотым» туалетам скоро подключим электричество.
Общественный туалет на одной из улиц города Москвы. Фото: Зураб Джавахадзе / ИТАР-ТАСС
На этих словах чиновника присутствующие стали требовать от Иванова и Сергеева вести протокол.
— Засели тут! Ничего не согласуют с москвичами! Ответственности никакой нет! Дармоеды! Говорильня! — кричали люди.
Иванов стал оправдываться:
— Протокол ведем. Все записываем. Присылаем потом по почте ответы всем, кто задавал вопросы на встрече.
— Врете! Нет ответов, никто из нас их не получал! Нет информации ни на сайте управы, ни в газете. Зачем вы нужны? — не унимался зал.
— Согласен, — ответил глава управы и опустил голову.
Следующая выступающая опять стала говорить на тему туалетов. Старшая по дому в Вишняковском переулке рассказала, что их двор превратился в клоаку.
— Все кому не лень оправляются во дворе — таджики, другие приезжие и даже в последнее время москвичи! — возмущалась она. — Еще одна проблема: выгульные площадки для собак. Все провоняло мочой, двор утопает в фекалиях! И самое страшное: по ночам в палисаднике собираются странные люди — курят и разговаривают. Как бы беда не случилась, время сейчас сами знаете какое.
— Дом не хотите забором огородить? — поинтересовался заместитель главы управы. — Не хотите? Ну тогда проблему не решить.
Старшая по дому в Стремянном переулке пожаловалась на засилье цыган.
— Рядом с домом были торговые павильоны. Потом продавцы оттуда съехали. А павильоны заселили цыгане. Разбили в палатках табор.
— Поговорю с полицией, — пообещал Иванов.
Женщина из дома по Новокузнецкой улице, 13/15, рассказала, что по супермаркету «Дикси» люди возят тележки, и вибрация от их езды ощущается по всему дому.
— Но это мелочь. Главная беда — бомжи, азиаты и асоциальные личности. Ночуют у нас во дворе, под аркой, на лавках. Сейчас бомжи стали умные: покупают вскладчину легковой автомобиль, и даже микроавтобус, паркуют его у тротуара, и живут в нем. У полиции нет повода придраться.
— Бюрократия такая в стране, что ничего нельзя поделать, — ответил женщине Сергеев.
Во время пятничного намаза у мечети на Большой Татарской улице. Фото: Валерий Шарифулин / ИТАР-ТАСС
Тема приезжих внезапно стала главной на встрече. Пожилая женщина, проживающая на Татарской улице, стала жаловаться на мечеть и ее прихожан.
— Русского языка не знают. Спят прямо на земле, что-то продают-покупают тайком. А недавно ограбили квартиру в доме.
— Мечеть — за МКАД! — закричали в зале.
— Полиция говорит, что вы их сами допросите, кто они и что делают. А у нас, дескать, нет причин к ним подходить. Если вам что не нравится — передала слова полицейских женщина, — вы сами можете действовать, сейчас это разрешено.
— Я завтра с вами пройду по двору, посмотрим, что можно сделать, — пообещал глава управы. — И с полицией я поговорю, чтобы они настойчивее были.
— Мы установили шлагбаум при въезде во двор, сбросились на его установку. А мне один жилец говорит, что ему шлагбаум не нужен и он его демонтирует — якобы у него есть такое право. Придет и ломом разобьет. Правда ли это? — задал вопрос представительный мужчина.
— Правда, — ответил Сергеев. — Закон такой. И даже я ему буду вынужден помочь разобрать шлагбаум.
Снова речь зашла о травле крыс, тараканов и клопов.
— Товарищи дорогие, — взмолился Сергеев. — Ну что я могу поделать? У нас система такая. Я нарушу закон — меня посадят. Я сегодня получил аванс; ну хотите, я на свои деньги куплю отраву против крыс, и сам пойду заниматься дератизацией в вашем доме?
— В СССР была система. И порядок был! А у вас одна говорильня, — загудели с задних рядов.
Встреча продолжалась почти три часа. Народ расходился подавленный.
— Мужики вроде толковые. Но через полгода снимут — ничего не успеют сделать, — посетовал, как он представился, «ветеран горячих точек».
темы
12 мин