Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

Непотребство ширпотреба

У нас два телевидения — плохое и хорошее, и каждый выбирает из них свое
Сергей Ачильдиев
6 апреля, 2015 15:40
9 мин
Фото: Сергей Куликов / Интерпресс / ТАСС
Возьмите блокнот и ручку, выйдите на улицу и, представившись социологом, спросите у прохожих, как бы они оценили российское телевидение. Уверен, почти все ответы будут такими: «сплошь вранье и реклама», «зомбоящик», «фильмы крутят одно старье», «показывают грязь», «пошлятина», ну и так далее в том же роде. Но, возможно, вам все же попадутся два-три человека, которые скажут, что телевидение у нас просто замечательное просветительское, познавательное, высококультурное, умное, иногда даже заумное.
Кто же прав? По-моему, и те, и другие. Просто они смотрят разное телевидение.
На экран выходят мародеры
В советские времена начинающим журналистам объясняли, что при решении вечной дилеммы —  опускаться до низкопробных вкусов большинства аудитории или стараться поднять ее до более высокого уровня — надо выбирать второй вариант. Но тогда этот выбор был прост: все СМИ принадлежали, по сути, государству, которое пропагандировало пуританство не только на словах, как сейчас, но и на деле.
Сегодня государственное финансирование есть не у всех телеканалов, а у которых есть, покрывает лишь малую долю необходимого. Поэтому пространство свободы немногим больше, чем было у коммунистов, но выбор, а выбирать всегда трудно, далеко не так однозначен.
Многие уверены, что руководители телеканалов специально зомбируют народ откровенными непристойностями. На самом деле это не так. Если и зомбируют, то ровно настолько, насколько народ жаждет этого зомбирования.
К примеру, программа «Прямой эфир» на канале «Россия-1», специализирующаяся на копании в грязном белье знаменитостей, в этом году «порадовала» зрителей передачей о звездах советского кино. Татьяна Окуневская, Любовь Орлова, Зоя Федорова, Лидия Русланова — у каждой актрисы своя нелегкая судьба в сталинском СССР, а у трех и вовсе трагическая, они перенесли застенки, пытки, унижения, рабский труд. От репрессий актрис не защитили ни талант, ни всенародная любовь.
Но ведущего Бориса Корчевникова интересует не это. Главное для него — что они были любовницами Сталина и Берии, а, стало быть, понятно, почему угодили в лагеря. Свою версию авторы и «эксперты» передачи подкрепляют слухами, кривотолками и, в конце концов, подают свое мнение как реальные факты. «Любовь Орлова и ее муж Григорий Александров спали в разных спальнях!», — изрекает ведущий убийственный, как ему кажется, аргумент. Так четырех прекрасных женщин, которых боготворили несколько поколений соотечественников, с улюлюканьем выволокли обнаженными на площадь. После всего пережитого при жизни им суждено после смерти еще и это.
Однако если бы «Прямой эфир», как и другие программы того же уровня, не собирали многомиллионную аудиторию, их бы закрыли и, уверяю вас, сделали это без малейшего сожаления.
Проблема на самом деле в ином: как бы кому ни нужны были деньги, каждый  — будь то человек или фирма — должен понимать, что есть черта, переступив которую, ты теряешь честь и достоинство. Если они у тебя, само собой, изначально были. Когда римский император Веспасиан произнес свое знаменитое: «Деньги не пахнут», — он говорил о деньгах, полученных с налога на общественные уборные, но это не значит, что в общественную уборную можно превратить телевидение.
Ведущий телепередачи «Пусть говорят» на Первом канале Андрей Малахов во время съемок в телецентре «Останкино»
Ведущий телепередачи «Пусть говорят» на Первом канале Андрей Малахов во время съемок в телецентре «Останкино». Фото: Михаил Метцель / ТАСС
Как это делается
Ругать отечественное ТВ давно стало признаком хорошего тона. Причем если раньше, лет пять-десять назад, губы кривили только рафинированные интеллигенты, то теперь в модный тренд включились даже те, кто вряд ли знает, как правильно пишется это слово — «интеллигенция».
Раньше, едва начинаешь расспрашивать, чем именно так плохо наше телевидение, тут же выяснялось, что основным раздражителем служит программа «Дом-2» с ее вечно полуголыми персонажами, которые лежат на постели во фривольных позах и беседуют на скабрезные темы. И тут начиналось самое смешное: почти все критики возмущались этим «Домом» с поразительным знанием дела  — называли героев программы по именам и пересказывали, кто и что из них говорил. Сегодня то же самое происходит с музыкально-пародийными программами, которые буквально оккупировали ведущие телеканалы.
Раз критикуют, значит, сами все-таки смотрят! А раз смотрят, значит, им и показывают. Есть спрос, есть предложение. Таков закон рынка. Сами телебоссы этим и объясняют болезненно-пошлый контент своего эфира.
Содержание любого из крупнейших отечественных каналов обходится в сотни миллионов долларов ежегодно — оборудование студий, дорогостоящая техника, огромный штат сотрудников (от ведущих, корреспондентов, режиссеров, операторов, редакторов, осветителей, звукооператоров, гримеров, дизайнеров, инженеров до рабочих и уборщиц), корреспондентская сеть по стране и миру, постоянные командировки и пр. При этом особо выдающимся менеджерам и ведущим, которые являются лицом канала, приходится платить зарплаты и гонорары, вполне сопоставимые с заработной платой министров, дабы самые ценные кадры не перекупили конкуренты.
Как же отбить все эти сумасшедшие расходы? Главным образом на рекламе. А рекламодатель ведется только на ту программу, которая собирает большую аудиторию, он свои деньги тоже умеет считать. Для этого рекламодатель изучает телерейтинги, которые поставляет институт Гэллапа (TNS Gallup), таблицы, в которых поминутно указано, какая доля зрительской аудитории смотрела каждую передачу, включая фильмы и спортивные соревнования. Чтобы иметь такие показатели, сотрудники Гэллапа, опираясь на правила социологической выборки, установили в ряде домов телезрителей специальные приборчики, которые мгновенно отправляют сигнал на базовый компьютер, стоит только респонденту переключиться с одного канала на другой.
По вполне понятным причинам каждый телеканал старается беречь гэллаповские показатели от посторонних глаз. Что же касается самого института, фамилии и адреса своих респондентов он хранит и вовсе как государственную тайну. По этой причине некоторые злые телеязыки даже утверждают, будто на самом деле никаких респондентов и нет и в помине, а все эти гэллаповские таблицы просто рисуются с потолка.
Говорить, конечно, можно что угодно, но других измерительных средств в мировой телеприроде не существует. А жаль. Потому что всякая социологическая выборка показывает лишь «среднюю температуру по больнице», никак не учитывая, кто смотрит, например, «Пусть говорят», а кто — полуночного Владимира Познера. Этот огульный подсчет неудобен, во-первых, рекламодателям, поскольку для них все-таки крайне важно понимать и состав аудитории — что толку рекламировать автомобили в программе, которую смотрят преимущественно пенсионеры? А во-вторых, телевизионщикам, ведь если бы зрительская аудитория измерялась и, соответственно, ценилась рекламодателем не только по количеству, но также по качеству, они могли бы делать больше культурных программ, что гораздо приятнее, чем раздувать и без того уже дутые сенсации.
Нас покупают на халяву, а мы?
Да, отечественное ТВ в обилии скармливает нам откровенное непотребство. Причем не только в программах типа «Дом-2» или «Прямой эфир», но и в примитивно-глуповатых сериалах, и в отдающих дешевой идеологической пропагандой документальных фильмах, и, конечно же, в политических ток-шоу, где все происходящее напоминает сумасшедший дом, а весь разговор сводится к тому, кто кого перекричит, демонстрируя свой фальшивый патриотизм. За все это можно и нужно ругать телевидение, но, по большому счету, чего мы еще хотели, если получаем телепродукт фактически бесплатно.
В советские времена считалось, что плата за телевещание встроена в потребительскую цену телевизора — «КВНа», «Темпа», «Рекорда».  Но теперь мы покупаем в основном иностранные телевизоры и ежемесячно платим только за телесигнал. В театре, музее, цирке, на стадионе — всюду мы покупаем билет, чтобы получить право увидеть представление, культурные ценности прошлых эпох или спортивные состязания, а телевизор смотрим бесплатно.
Но ведь любой школьник знает: на самом деле ничего бесплатного не бывает. И телевидение  —  не исключение. Исследователи медиаиндустрии называют современную ситуацию в организации ТВ просто и цинично: «торговля аудиториями». Телевизионщики заманивают нас в экранное действо, а затем продают рекламодателям.
По большому счету, мы, зрители, вовсе не вершина этого треугольника. По сути, нами манипулируют. А мы почему-то ведем себя крайне пассивно. Хотя в наших руках есть действенный инструмент борьбы — телевизионный пульт. Переключайтесь на хорошие программы и хорошие каналы, где нет разнузданности и промывания мозгов пропагандой. Выбирайте «Мою планету», Animal planet, спортивные каналы или «Культуру» — поистине уникальное творение отечественного ТВ, какого за границей в бесплатном доступе еще поискать.
Автор — в 2009–2012 гг. ведущий информационно-аналитической программы «Отражение» на канале «100ТВ» (Санкт-Петербург).
темы
9 мин