Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Недоброжелатели Церкви

О сознательных и несознательных группах негативного информационного влияния на Русскую православную церковь
Владимир Лактанов
7 мин
Роман Силантьев. Фото: Алексей Совертков / «Русская планета»
Поток антицерковной критики во многих СМИ, порой слишком экстравагантной, а если уж называть вещи своими именами — лживой, не иссякает. Большинство читателей чувствует это лукавство, но многие, к сожалению, в него верят. Однако самое неприятное в том, что часть аудитории одолевают искушения и сомнения. И происходит это в первую очередь потому, что по поводу каких-то обвинений священноначалие и официальные структуры Русской православной церкви дают разъяснения, однако большинство вопросов остается без ответа. Причин этому несколько. Во-первых, канонические правила учат оправдываться только в случае обвинения в ереси. Во-вторых, технология всей желтой прессы построена именно на том, чтобы заставить жертву оправдываться, на что последует следующая ложь или придирки к словам — и тему можно будет мусолить бесконечно. И все же мы решили поговорить о некоторых современных тенденциях нападок на церковь.
Наш собеседник — человек, безусловно, верующий, работающий совместно с церковным управлением, хорошо информированный, к тому же ученый и мирянин. На вопросы РП отвечает Роман Анатольевич Силантьев — российский религиовед, историк религии и исследователь ислама, доктор исторических наук, профессор Московского государственного лингвистического университета, автор более 100 статей, в том числе в «Большой российской энциклопедии», «Православной энциклопедии» и энциклопедии «Народы и религии мира». Автор более 100 публикаций и 10 книг по исследованию ислама, автор-составитель Интерактивной карты всех религиозных общин России, руководитель Центра географии религий при Отделе внешних церковных связей Московского патриархата. Кроме того, Роман Силантьев — исполнительный директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора, заместитель председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации. Думаем, что более авторитетного собеседника в этой области найти трудно. 
— Роман Анатольевич, борьба против Церкви была всегда, и Господь сказал, что «будете ненавидимы за имя мое». Но если брать сегодняшний, такой краткосрочный этап, то в чем особенность таких нападок на Церковь, в чем вы видите специфические черты нынешнего времени?
— Дело в том, что с каждым годом Церковь становится сильнее, играя все большую роль в нашем обществе. Сейчас РПЦ — самая быстрорастущая религиозная организация в России: за последние десять лет прирост ее юрлиц составил 25%, в то время как мусульмане и буддисты прибавили по 20%, а протестанты и вовсе стагнировали в пределах доли процента. Многих это беспокоит, и беспокоит по разным причинам. Попробую этих беспокоящихся классифицировать.
В первую очередь это, конечно, либералы. Их идеологи всегда относились к Церкви с подозрением, считая ее оплотом, как бы они сейчас сказали, «ваты» — то есть сторонников сильной и не зависимой от Запада страны. И верно: Церковь отнюдь не восторгалась прелестями рыночной экономики, а в 1993 году — самом черном для патриотов России — митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл выступил инициатором создания Всемирного русского народного собора, который объединил немало членов свежеразгромленных патриотических организаций. Либералы последовательные уже тогда требовали Церковь расколоть и вывести из игры, а либералы застенчивые были готовы терпеть Церковь в форме полуразрушенных храмов в глухих деревеньках, куда можно приехать раз в год к коллеге-интеллигенту, избравшему священнический путь, поболтать о смысле жизни и просветленным уехать обратно. А вот храм Христа Спасителя их уже категорически не устраивал, равно как и попытки Церкви донести свою позицию до общества. «Будут нас тут всякие попы учить! Их место — в религиозных гетто, бабок успокаивать и храмы древние чинить-сторожить», — заявляли они.
Со временем обнаружилась еще одна неприятная для либералов вещь — словами священноначалия и других лидеров ВРНС, некогда воспринимавшихся как носители красно-коричневых идей, все чаще стали говорить первые лица государства, и по мере усиления страны они говорили так все чаще. После «болотных событий» Церковь стала восприниматься либералами как важная опора «режима», та самая скрепа, которая препятствует всяким революциям. И тут стало ясно, что никакого мира между ними быть не может. Началась война, преимущественно односторонняя. В этот период многие либералы, еще остававшиеся в Церкви, покинули ее ряды, инкриминировав священноначалию безоговорочную поддержку Путина, наглый отказ накормить блинами «Буйных вагин» и отсутствие толерантности к гей-сообществу.
Ярких личностей в этой группе немало: тут вам и Невзоров, и Ксюша Собчак, и Познер с Гозманом, и весь комплект либеральных СМИ. К религиозным течениям вне Церкви отношение у либералов разное — традиционных мусульман, иудеев и буддистов они недолюбливают по причине той же лояльности Путину и нежеланию бежать на майданы-тахриры, а вот разные секты у них в чести. Но не все — некоторые сектанты либералов не прочь поднять на вилы.
— А вторая группа?
— Это преимущественно коммунисты-раскольники множества изводов. Хотя и внутри традиционалистов-зюгановцев такие деятели встречаются. Современная КПРФ Церкви не враждебна, а ведь именно она является правопреемницей КПСС и признается таковой компартией Китая, КНДР и многих других стран. Но, как известно, не все коммунисты сейчас подчиняются Зюганову. Отколовшиеся от него товарищи нередко критикуют современную КПРФ за «братание с попами» и всячески ратуют за возвращение эпохи воинствующего безбожия. Тогда, напомню, была разрешена только атеистическая пропаганда, а люди верующие свои взгляды до широких масс доносить не могли. Ныне шансы уравнялись: хочешь — атеизм пропагандируй, хочешь — конфуцианство. И сразу выяснилось, что атеизм, особенно в его советской, «научно-атеистической» форме, мало кому интересен. Все соответствующие кафедры закрылись или перепрофилировались на религиоведческие. Потому как иначе студенты туда не шли.
Патриарх Алексий II. Фото: Алексей Даничев / РИА Новости
Ныне «научные атеисты» ставят Церкви в вину насаждение Закона Божьего вместо астрономии (которая начала изыматься из школьной программы еще в позднем СССР) и рисуют графики, согласно которым число храмов растет, а число школ уменьшается, прозрачно намекая, что это взаимосвязано. Логика их понятна: попы сговорились с капиталистами против трудового народа и загоняют его в средневековье. Неудобные факты — с чего бы демонстративно православный Шойгу так резко повысил боеспособность армии на фоне бурного строительства храмов и введения ОПК (Основы православной культуры, учебный модуль курса «Основы религиозных культур и светской этики», введенного Министерством образования и науки РФ в школьную практику. — РП), а православный Путин по эффективности обошел всех советских генсеков (кроме Сталина, допустим) — естественно, опускаются. Тут, кстати, можно посоветовать неплохой сайт www.ateismy.net — он опровергает большинство антицерковных мифов.
Нередко коммунисты-раскольники смыкаются в своей критике с либералами, воспроизводят либеральные же мифы и в целом принадлежат к той же категории «всепропальщиков», которым для нормальной работы на благо своего Отечества требуется немыслимое число условий — от немедленного воскрешения Сталина и Берии до ввода в Москву войск НАТО.
— Многие критикуют Церковь именно за отсутствие обличительной критики, возможно, в социальном плане...
— Дело в том, что люди не проявляют достаточного усердия в уточнении позиции Церкви. Критика раздается постоянно, другое дело, что она особо не афишируется СМИ. Например, возьмем пример из последних — Церковь выступала против закрытия больниц и традиционных театров.
— Мне особенно запомнилось рождественское послание покойного ныне патриарха Алексия II 2001 года, которое он почти полностью посвятил проблеме невыплаты заработной платы, назвав это смертным грехом. И ведь никто на это никак не отреагировал.
— Верно. А еще был острый конфликт в 1998 году, когда Немцов от имени государства пытался заставить Церковь признать нужные выводы по царским останкам, не предоставив соответствующих доказательств. Но успеха не добился, и сейчас пришлось проводить дополнительную экспертизу. Но тут надо четко понимать, что Церковь в данном случае не обращает критику против всей власти. Есть конкретные люди, которые создают конкретные проблемы. С тем же главой Минфина Кудриным были проблемы, но при этом с министром обороны и министром юстиции таких проблем не было, как не было проблем и лично с Путиным. Поэтому подобная критика имеет персонифицированный и конструктивный характер. Кстати, сейчас наблюдаются серьезные проблемы с властями Татарстана, потому как подход их к религиозной сфере — наихудший в России.
— Да, там есть проблемы.
— И это, кстати, ничуть не скрывается.
— Многие люди, к сожалению, видят в Церкви исключительно какой-то социально-благотворительный институт, и они недовольны, когда там что-то не получается или по их мнению не получается. Однако причины такого недовольства могут быть разные. Но если говорить о какой-то сознательной работе против Церкви, кому и зачем это нужно?
— Третья группа по активности — те люди, которые из Церкви ушли из-за каких-то обид. Или формально не ушли, но злобу затаили. Среди известных деятелей такого рода можно отметить Сергея Бычкова, Вячеслава Полосина, Валерия Отставных, Александра Солдатова, Иннокентия Павлова и Вадима Лурье. Кто-то из них якобы принял ислам, в душе оставаясь атеистом, два человека устроили «раскол в расколе» Валентина Русанцова, создав достаточно оригинальную секту «морганатических педофилов» (их лидером был отсидевший педофил, и базируются они в бывшем морге), один вошел в число лидеров секты «радиоактивных» (базируются на московской улице Радио и достаточно активны). Этих людей объединяет одно: они требовали от Церкви признать их особые достоинства и наделить особыми полномочиями. Безуспешно требовали, и, не добившись своего, начали мстить.
Сначала среди вышеупомянутых товарищей по активности лидировал журналист «МК» Сергей Бычков, написавший десятки статей о «табачном митрополите» и других не симпатичных ему архиереях. Его долго терпели, но потом терпение иссякло. Сначала Бычкова знатно подловило одно прокремлевское молодежное движение, подсунув для публикации статью со встроенной фразой «Мы публикуем ложь и заказные материалы за деньги». Кстати, недавно на такой штуке глупо попался небезызвестный Андрей Кураев. Проиграв три иска о защите чести и достоинства (два мне и один протоиерею Всеволоду Чаплину), Бычков резко успокоился и даже признал свои ошибки, однако на смену ему уже пришел замечательный «Портал-Кредо.ру». Этот ресурс, контролируемый лидерами вышеупомянутой секты «морганатических педофилов», задал новую планку в антицерковной пропаганде: его авторы (среди них встречаются и маргинальные буддисты, и баптисты, и атеисты, и даже один «авраамический мунотеист» — приверженец редкой исламо-мунитской ереси) стали активно печатать материалы даже самых агрессивных атеистов и сатанистов — лишь бы они как-то задевали Церковь. По мне, так полезный ресурс — вреда от него немного, но нишу важную занимает и более квалифицированных диффаматоров в нее не пускает.
Помню, был там веселый форум — сам развлекался на досуге: от имени главаря «русских мусульман» Вадима Херуна Сидорова вносил фитну в их джамааты, от чего особенно досталось нижегородским ваххабитам и тому самому авраамическому мунотеисту. Что же до Павлова и Отставных, то они стали фигурами, скорее, комическими. И да, все вышеперечисленные у нас записные либералы.
— А что с Кураевым?
— Он имеет хороший шанс присоединиться к компании Отставных сотоварищи. Все условия для этого есть — обида на недооценку, разоблачительный угар и либеральный склад мышления.
— Разоблачительный угар плох?
— Критика, если она направлена на улучшение ситуации, а не на заказное уничтожение, может только приветствоваться. Смотрите выше про критику Церкви чиновников. Она ведь принципиально отличается от либеральной, где если Путин Крым вернул, то он агрессор, а если бы не вернул, немедленно стал бы тряпкой и бумажным тигром. Потому как ничего хорошего от него ждать не приходится. Так и в случае критики в данном случае духовенства. Знаешь непотребные факты вне рамок УК РФ (если в рамках — пиши оперу) — жалуйся в церковный суд, где все обвинения, правда, придется доказать. Если не уверен — не пиши. Вот мне про самого Кураева в деталях понарассказывали намного больше, чем он про своих самых нелюбимых архиереев написал. Причем как раз по тем самым статьям. И рассказывали люди очень разные и часто нецерковные. Стоит ли поделиться с уважаемой публикой, например, историей про мужские туалеты филфака МГУ и бдительных студентов? Не уверен.
Фото: Юрий Смитюк / ТАСС
— А четвертая группа?
— Это наши православные секты — от «бога Кузи» до царебожников. Народ очень разнообразный — кто Адольфа Мюнхенского «от жидов умученного» канонизирует, кто новую политеистическую религию с пантеоном «соискупителей» изобретет, кто чипы нехорошие из паспорта в микроволновках выжигает. Один только плюс — они обычно сами под землю зарываются, а не других закапывают, как салафиты богопротивные. Не все православные сектанты, конечно, с Церковью воюют публично, но именно им наиболее выгодно, чтобы анонимный монах с Афона воспринимался верующими таким авторитетом, что всему Поместному собору не снилось. Когда-то от лица таких товарищей Церковь обличали преимущественно члены секты братьев Дзюбанов — Диомида и Феофила, потом самой яркой личностью в их рядах стал Герман Стерлигов.
— Вы не упомянули сектантов и исламистов.
— Верно. Но сектанты немусульманские присутствуют во всех вышеперечисленных группах. Даже с «научными атеистами» у нас исхитрились блокироваться язычники. А сектанты мусульманские в России туповаты изрядно в делах антиправославных, всю фактуру берут у наставников из-за рубежа. А те христиан по конфессиям не различают, бьют по площадям. И вообще уверены, что с взятием Ватикана мы все ислам и примем.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин