По состоянию на 12 июля 10:45
Заболевших727 162
За последние сутки6 615
Выздоровело501 061
Умерло11 335
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Не подаяния прошу — дайте работать»

Как выживает в кризис единственное в Иванове предприятие, где половина штата — незрячие
Анна Яблокова
17 октября, 2015 14:00
8 мин
Сейчас продукция «Электро» идет в разные концы страны, в том числе в Москву и на Дальний Восток. Фото: Евгений Горностаев / «Русская планета»
Когда-то на заводе светотехники «Электро» трудились больше 250 рабочих, в основном инвалидов по зрению. Собирали светильники, щетки, другие бытовые мелочи. В последние годы предприятие оказалось на грани выживания. Сейчас здесь неполный день работают 58 инвалидов. Их средняя зарплата — 4900 рублей.
«Электро» располагается в большом здании недалеко от центра города. Именем некогда процветавшего завода названа даже остановка транспорта. Сейчас часть площадей в большом, местами требующем ремонта здании отдана в аренду, однако большинство помещений с самым разнообразным рабочим оборудованием, позволяющим и гнуть металл, и штамповать и вытачивать детали, простаивает.
Продавать станки директор предприятия Александр Фадеев пока не хочет: потерять технологию легко, а восстановить ее потом бывает невозможно. Глядя на машины, он верит, что когда-нибудь завод возродится.
Сейчас здесь неполный день работают 58 инвалидов
Сейчас здесь неполный день работают 58 инвалидов. Фото: Евгений Горностаев / «Русская планета»
Мимо «неживых» станков мы проходим к небольшим цехам, где трудятся незрячие. В светлом помещении за столами сидят мужчины и аккуратно, на ощупь, собирают металлические части длинных светильников. Привычным жестом работник достает нужную деталь из ящичка и аккуратно прикрепляет ее на металлическую основу. Движения отточены, выверены до миллиметра.
«Работа в основном механическая, чтобы ее выполнять, нужна только привычка. Конечно, новые работники у нас проходят курс обучения, — рассказывает Фадеев. — Текучка кадров есть, но, сами понимаете, свою роль играет очень маленькая зарплата. Многие ушли в последние годы именно из-за того, что зарплата стала ниже пенсии по инвалидности. Зачем тогда работать, спрашивают? И они по-своему правы. С другой стороны, есть у нас и целые семейные династии, которые трудятся на нашем заводе. Те, кто работает здесь, остались не только ради денег, а ради общения и социализации, которую дарит труд».
— Мой муж пришел сюда, когда ему было 17, и проработал здесь 25 лет, — рассказывает Наталья Тортева, которая вяжет жгуты для светильников. Перед ней на столе лежит специальный кондуктор — большая доска с прикрепленными гвоздиками, а все вокруг обвешано тонкими проволочками-жгутами. — Но в тяжелые времена пришлось уйти — надо было чем-то семью кормить. Саша уходил очень тяжело — сильно переживал, у него была депрессия, ходил сам не свой. Но делать было нечего. Сейчас нашел другую работу, с большей зарплатой.
Наталья Тортева вяжет жгуты для светильников уже 18 лет
Наталья Тортева вяжет жгуты для светильников уже 18 лет. Фото: Евгений Горностаев / «Русская планета»
— А вы сами уходить не хотите?
— Мне идти некуда. Зрение у меня очень плохое, я не могу даже полы мыть. А здесь привыкла — уже 18 лет тружусь. Все на ощупь, и все получается. Работа мне очень нравится, но зарплата… Если три тысячи на руки получим — у нас праздник. Работали бы целый день — получали бы нормальные деньги, тысяч 5–6. Это была бы очень хорошая прибавка к пенсии. Но сбыта нет. Почему наши-то светильники не покупают? Я не могу понять. Все говорят об импортозамещении — так мы хотим работать, заказывайте у нас! В городе и детские сады строятся, и торговые центры, и в школах светильники требуются. Седьмая поликлиника рядом — да мы готовы им сами наш товар отнести, если они его закупят. Но нет — в ходу китайское.
Сейчас Наталья и ее коллеги трудятся до обеда: сбыт настолько мал, что необходимое количество товара успевают произвести за несколько часов, и оставаться на заводе после обеда не имеет смысла. Несколько месяцев предприятие работало по четыре дня в неделю, такой же график планируют установить в декабре. А раньше, вспоминают сотрудники завода, еще и в выходные ходили на работу.
Одна из проблем, по словам директора, в том, что от предприятия требуют одновременно и вести прибыльную коммерческую деятельность, и содействовать трудовой реабилитации инвалидов — то есть создавать для них рабочие места со всеми необходимыми условиями. Две эти задачи, по сути, являются взаимоисключающими. 
«До 2008 года мы были хорошим, крепким предприятием как в плане зарплат, так и в плане реализации продукции и уплаты налогов, — рассказывает директор. — С тех пор год от года производство падает. Текущий кризис стал для нас еще более серьезным: он совпал с революционными изменениями на рынке светотехники».
Революцией Александр Фадеев называет переход с люминесцентных светильников на светодиодные. Первые могут создаваться только на заводах — а заводов по стране было немного, и продукция их ценилась высоко. Технология же сборки светодиодных светильников очень простая, и их изготавливает огромное количество мелких фирм, не имеющих подчас не то что завода — цеха по сборке. Они просто покупают корпус, светодиодные модули, источники питания и монтируют их. Получить сертификат на такую деятельность не составляет труда. Из-за легкости производства конкуренция в этой сфере стала зашкаливать.
«Очень сложно убедить человека купить наш светильник, объясняя ему, что он сделан качественно и прослужит много лет, если рядом он видит такую же внешне модель, только по цене гораздо ниже. Мы проигрываем в конкурентной борьбе», — констатирует Фадеев.
Сейчас продукция «Электро» отправляется в разные концы страны, в том числе в Москву и на Дальний Восток — в Хабаровск и Владивосток. Кроме того, предприятие производит чистящие ерши, щетки, кисти и даже щетки-банники для артиллерийских орудий. На продажу в Иваново идет около 10% от общего объема продукции. Работать с госзаказами предприятию трудно: оно имеет долги по налогам, а это закрывает пути на площадки торгов. Недавно завод открыл свой небольшой магазинчик, но прибыли он пока не приносит.
На продажу в Иваново идет около 10% от общего объема продукции
На продажу в Иваново идет около 10% от общего объема продукции. Фото: Евгений Горностаев / «Русская планета»
— Получается, завод живет только на те деньги, которые сам зарабатывает?
— Да. В этом и проблема. Конечно, мы имеем право на льготы, но это копейки. А от права работать без НДС нам пришлось отказаться — иначе с нами перестали бы сотрудничать крупные оптовики, которые заинтересованы в поставщиках, работающих с НДС. Нам просто необходима помощь местных властей. Например, в Костроме есть похожее на наше предприятие, которое выпускает фильтры для автомобилей. Оно прибыльное и твердо стоит на ногах. Но даже ему местные власти помогают, в том числе субсидируют часть зарплаты инвалидам.
Около 10 лет назад городские власти Иваново выделили школам и больницам субсидию в миллион рублей с условием, что они будут покупать продукцию именно у «Электро». При бывшем губернаторе Михаиле Мене проводился эксперимент по установке антивандальных светильников, изготовленных незрячими, в подъездах жилых домов в Лежневе. Эксперимент был признан удачным, но дальше дело не пошло. По словам руководителя завода, все это капля в море.
«До 2010 года мы активно участвовали в федеральных программах, но зачастую там есть условия, которые нам выполнить очень трудно. Например обязательное софинансирование, а у нас и так нет денег. Понимаю, что положение тяжелое у всех, но я вынужден просить помощи у правительства региона и Департамента экономического развития. Я прошу не подаяния, а возможности нормально работать и зарабатывать. Это будет возможно, когда у нас будет нормальный рынок сбыта».
Александр Фадеев обращался к власти и напрямую, и через СМИ. На одно из таких обращений через «Ивановскую газету» руководитель Департамента экономического развития и торговли Михаил Казаков ответил следующее: «К сожалению, в настоящее время возможности региона, в том числе и в части использования средств областного бюджета, не позволяют применять иные меры поддержки предприятию, кроме тех, что уже закреплены в региональных законах и программах поддержки инвестиционной деятельности и предпринимательства. Правительство области готово оказать поддержку путем создания благоприятных условий предприятию. Однако разработка и реализация на уровне региона специальной программы поддержки предприятий ВОС в настоящее время не представляется возможным в связи с отсутствием в областном бюджете ассигнований на эти цели».
темы
8 мин