А из нашего окна - видим мы окоп врага
3 мин чтения
А из нашего окна - видим мы окоп врага

Жизнь под обстрелом стала для жителей Донбасса страшной нормой

Поселок Ясное, юго-западная окраина Докучаевска – отдельный выступ, находящийся почти полностью в окружении позиций ВСУ, подступающих к жилым кварталам на расстояние 500-800 метров.

Единственная дорога, связывающая населенный пункт с городом простреливается с двух сторон и последний километр водители стараются как можно быстрее проскочить.

В поселке не работает детский сад и разбита школа. По распоряжению администрации местных детей отвозит в ближайшую школу в Докучаевске специальный автобус и в определенное время привозит назад.

Ухоженные дворики старых двухэтажек удачно гармонируют с жилыми постройками частного сектора. На улицах чистота, нигде не увидишь завалявшегося конфетного фантика, не говоря о большем, что поразило в первую очередь, зная в каких условиях, здесь живут люди.

В поселке практически нет ни одного целого дома, и отсутствует полностью остекление фасадов выходящих в сторону позиций украинской армии

Населенный пункт простреливается с трех направлений и дети и грая на улице, стараются не отходить далеко от дома.

- Бывает, выйдем на улицу и сидим на лавочке, начинают стрелять – бух, и забежали в подъезд. А потом находим патроны, - рассказывает Ольга Николаевна.

Ольга Алексеевна живет на третьем этаже самого крайнего дома, с балкона которого прекрасно видны блиндажи ВСУ.

Здесь, как в сорок первом году, соблюдают светомаскировку. Огромная лоджия частично заколочена фанерой и затянута темной клеенкой. Окна жилых комнат тоже затянуты клеенкой и завешены одеялами. В зале в потолке виднеется заделанное отверстие. Был сильный обстрел, и мина через крышу залетела в квартиру. Ольга Алексеевна с сыном укрылись в подвале, это спасло их жизни.

Летом 2014 спасаясь от обстрела, Ольга Алексеевна получила серьезную травму позвоночника, приковавшую ее к постели. Она думала, что так и останется инвалидом, но помощь пришла неожиданно.

- Стреляли очень сильно, и мы стали бежать в подвал, в доме нигде не спрячешься, а подвал у нас хороший прочный. Все спешат, друг на друга налетают. Сзади кто-то в суматохе подтолкнул, я упала с лестницы и шесть месяцев не ходила вообще и не двигалась. Так лежала, а потом одна совершенно не знакомая молодая женщина, приходит и говорит: «я тебя на ноги поставлю – ходить будешь, не знаю - с палочкой или нет».

Она приходила постоянно со мной занималась, начав с простых упражнений – под спину клала скалку, и я по ней перекатывалась несколько раз. Так постепенно поставила на ноги.

Второй раз снаряд влетел в лоджию. Ольга Ивановна находилась в соседней комнате, и от контузии сильно упало зрение. Шальная пуля угодила в шкаф, стоящий в коридоре. Загорелась куртка. Сын вовремя среагировал и потушил пожар.

-Так невозможно жить, стреляют постоянно, боимся, лишний раз выйти на лоджию или выглянуть в окно, - сетует старушка. - Было такое в 2014 году -напротив дома на просеку выводили танки, и они по нам лупили. Стреляли так, что уши закладывало. Такое ощущение было, что дом подпрыгивает.

Что говорить, если в ближайший магазин в обход с полкилометра, среди жилых строений, лишь бы не проходить открытый участок местности, который прекрасно просматривается в возвышенности украинских войск.

Как-то утром «всушники» из стрелкового оружия обстреляли автобус с рабочими. Одна женщина тогда погибла.

О заключенных перемириях Ольга Алексеевна узнает лишь из телевизионных новостей и вставляет крепкое словцо, при упоминании об очередной договоренности соблюдения «режима тишины».

- Я удивляюсь, почему наши не стреляют в ответ. Когда был Захарченко, он молодец был, хоть и запрещали стрелять, он как то отвечал на это. И было хорошо, они быстро прекращали. Начинают они чем-то тяжелым стрелять, он тоже не смотрел – выведет свое, бабахнет на них раза два три и все, прекращается. А сейчас ему начхать. Сейчас стреляют часто и густо, практически каждый день. Каждую ночь и даже днем. Недавно парня убило – просто шел с работы. И главное дело, что они не боятся ничего, а по телевизору (здесь принимают трансляцию украинских телеканалов прим.) только и слышишь что это ДНР, такие проклятые, они стреляют, убивают наших людей. Я вам скажу честно, сколько я здесь самого начала ни разу не слышала, что б наши первые открывали огонь.

За четыре с половиной года, люди здесь привыкли к спартанским условиям. Постоянные обстрелы часто приводят к повреждениям линий жизнеобеспечивающей инфраструктуры, зачастую на несколько дней оставляя поселок без электричества и водоснабжения.

Работы в поселке нет, сын перебивается случайными заработками, а Ольга Алексеевна живет на республиканское пособие (оно же пенсия) 3300 рублей. Денег, по ее словам едва хватает на полмесяца, и выживать им помогают волонтеры.

- Цены такие сумасшедшие. У меня нет не огорода, ничего. Я живу с базара и магазина. Дают еще помощь, набор продуктов. Но ее дают одну на семью из трех-четырех человек. Так и выживаем. Хорошо, что коммунальные услуги остались на уровне 2014 года. Но платить за квартиру нечем, потому что самим на продукты не хватает. Уже большая задолженность, но нас пока не трогают. Я вот зимой в каком холоде прожила! Представьте сами в квартире ни одного целого окна.

Автор: Андрей Незваный

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Виновата ипотека: Как кредитование уничтожает Россию Далее в рубрике Виновата ипотека: Как кредитование уничтожает РоссиюОпустошение русской провинции - последствие ипотечной лихорадки Читайте в рубрике «Политика» Украинский «Нептун»Киев планирует принять на вооружение «пиратскую копию» российской крылатой ракеты Украинский «Нептун»
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!