Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«Мы отдаем волкам пасти овец»

Известный исламовед считает, что наше государство не может эффективно противодействовать распространению экстремистских ваххабитских организаций
Владимир Лактанов
3 мин
Мальчик-мусульманин в мечети. Фото: Niranjan Shrestha / АР
В российском мусульманском мире происходят процессы, которые не могут не настораживать. Они усугубляются влиянием на мусульман так называемого «Исламского государства». Об этом рассказал президент информационно-аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин.
Известный эксперт, давно занимающийся исламоведением, работавший в Афганистане, Иране, Министерстве иностранных дел и администрации президента РФ, считает, что в последнее время наблюдаются попытки серьезного сближения представителей радикальных организаций с властью.
«Они подбираются к чиновникам, обладающим разрешительными функциями, — говорит Алексей Гришин. — Особенно к тем, кто не разбирается в исламской теме: раньше эти люди занимались, например, профсоюзами, а потом их перебросили на работу с религиозными организациями. Такой чиновник не может отличить суннитов от шиитов, он вообще не знает, что делать. Тут ему приносят готовую программу по взаимодействию с мусульманами, и он решает, где какую мечеть поставить. Есть и случаи получения за взятки удостоверений о принадлежности к духовным управлениям мусульман. Когда я работал в администрации президента, ко мне однажды пришел человек с удостоверением заместителя муфтия и заявил, что он хочет открыть торговый комплекс. В итоге выяснилось, что удостоверение им куплено для того, чтобы попасть в администрацию».
При всем этом, рассказал Гришин, происходит физическое устранение ключевых лиц в российском исламе — тех, кто придерживается государственных позиций. За последние семь лет экстремисты убили около 90 человек, среди жертв вице-президент Северо-Кавказского центра исламского образования и науки Максуд Садиков, заместитель муфтия Республики Северная Осетия-Алания Расул Гамзатов, ведущий богослов Татарстана Валиулла Якупов и другие видные деятели, боровшиеся с экстремизмом.
В интернете тем временем появилась огромная сеть экстремистских сайтов, в том числе на русском языке, которые пропагандируют ИГ, — их на сегодняшний день выявлено 57 тысяч. Сайты блокируются, но тут же возникают новые.
«Во многих регионах экстремисты просто занимают мечети, — рассказывает Алексей Гришин. — Они приходят и говорят старику-имаму: "Ты уже не можешь вести намаз ежедневно, ты будешь вести его только по пятницам, а в остальные дни будем мы". Платят имаму небольшую сумму, а когда тот умирает, прибирают к рукам мечеть».
В стране возникло очень большое число ваххабитских организаций, в которых, по оценкам эксперта, состоят 600–700 тыс. человек. На Северном Кавказе их много в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. В Приволжском федеральном округе их больше всего в Татарстане, Саратовской области, Мордовии, в Южном округе — в Астрахани, Ростове-на-Дону, Адыгее, в Северо-Западном округе — в Петербурге и Ленинградской области, немало их и в Москве и Подмосковье, в Тюмени и даже в Ямало-Ненецком АО. Эти организации при первой возможности будут готовы поддержать экстремистов и являются потенциальными вербовщиками в ИГ. Некоторые их руководители встречались с главарями «Исламского государства», о чем они рассказывают в интернете. Кроме того, ваххабиты стремятся уменьшить эффективность работы спецслужб и осуществляют вербовку сотрудников правоохранительных органов, таким образом получая информацию о планирующихся действиях спецслужб против них.
Российские мусульмане на молитве. Фото: Denis Tyrin / АР
К сожалению, Федеральное агентство по делам национальностей, как утверждает Алексей Гришин, никак не может повлиять на ситуацию, оно способно лишь отслеживать обстановку на местах. Не могут улучшить положение дел и духовные управления мусульман (ДУМы), которых в России 81. Увы, внутри них существует множество противоречий, да и само их количество эксперт считает чрезмерным — например, в одной Свердловской области зачем-то существует целых пять ДУМов. «Это приводит к тому, что духовные управления становятся "коммерческими предприятиями", конкурирующими друг с другом», — говорит исламовед.
Отдельная и тоже очень непростая тема — исламское образование. На него тратятся немалые деньги: со стороны спонсоров, в том числе Фонда поддержки исламской науки, культуры и образования, каждый год поступает по 500 млн руб., по линии Минобрнауки — по 300 млн руб., от зарубежных спонсоров — по 100–200 тыс. долларов. Однако, по мнению Алексея Гришина, качество обучения в специализированных вузах не выдерживает критики. Кроме того, эксперт утверждает, что радикалы проникли и в систему образования: они распространяют мнение о том, что полноценную религиозную подготовку можно получить только за границей. А там наши студенты и заражаются духом исламизма.
Немалой проблемой Гришин считает то, что в России нет государственного органа по взаимоотношениям с религиозными организациями, в котором работали бы квалифицированные специалисты. В других же странах, бывших некогда республиками СССР, такие органы есть, и они успешно действуют. К примеру, в Таджикистане государство постоянно проверяет тысячи мечетей на предмет экстремизма в молитвах и, если обнаруживает его признаки, закрывает мечети и меняет имамов. «Вообще в Центральной Азии за десять лет была большая волна законодательных ужесточений, — продолжил Алексей Гришин. — Экстремисты были вынуждены вместе с потоком мигрантов бежать в Россию, а наши нерадивые чиновники создали условия для их легализации. То есть мы отдаем волкам пасти овец».
Необходимо, по мнению эксперта, срочно заняться подготовкой качественных специалистов в области исламоведения (их сейчас нет даже в администрации президента) и унифицировать по всей стране подход к работе с мусульманскими организациями — для того, чтобы радикалы, получив отказ в одном регионе, не могли бы получить мечеть в другом.
Говоря же о причинах популярности «Исламского государства» среди мигрантов и молодежи, Алексей Гришин отметил, что она возникла из-за деклараций ИГ о стремлении бороться с несправедливостью, за всеобщее равенство и братство: «А молодежь ощущает дефицит справедливости, на чем и играют экстремисты. Кстати, я считаю, что именно они стимулируют гигантский поток беженцев в Европу. В карманах у мигрантов по 3–4 тыс. евро — откуда, скажите мне, они взялись? Думаю, что кто-то выделил огромные средства для того, чтобы ИГИЛ расширил свое влияние в Европе, увеличил там свою агентуру и показал европейцам, что если против террористов начнется мощная силовая операция, то поток беженцев будет еще большим и в конце концов разворотит весь континент».
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин