Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Дорога из хлеба и свечек

Как сочинская обитель стала местом паломничества высокопоставленных лиц

Андрей Кошик
19 декабря, 2015 18:00
10 мин

Вокруг храмов в сочинском монастыре цветут пальмы, розы и лимоны. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

На месте заброшенной турбазы за 16 лет в селе Лесное (Адлерский район Сочи) возвели Троице-Георгиевский епархиальный женский монастырь. Настоятельница и послушницы обители по крупицам собирали деньги на строительство и отделку храмов. Сейчас монастырь считается духовным центром курортного города, но продолжает традицию аскезы: здесь до сих пор нет центрального отопления, еду готовят в большой русской печи. Но при этом в обитель часто заглядывают почетные гости — Рождество позапрошлого года в монастыре встречал Владимир Путин, среди посетителей были Светлана Медведева, вице-премьер Дмитрий Козак, министр сельского хозяйства Александр Ткачев, олимпийские чемпионы и сотрудники аппарата президента Белоруссии.
— Знаете, я часто люблю повторять историю из жития святого Саввы. Когда он стал подвижником, то удосужился спросить у бесов: как его мать прошла мытарства после смерти? Бесы возопили: мы ее не видели, вся дорога была засыпана хлебом, — игумения Анастасия (Михалко) начинает встречу с назидательного примера. — Тогда святой вспомнил, что в детстве мать щедро кормила паломников, бездомных, жертвовала еду в церковь и даже когда давала будущему подвижнику лакомство, велела сперва угостить других детей. Раньше очень многие спасались делами милосердия, а ведь Господь каждый день испытывает нас: пройдем ли мимо нуждающегося, отвернемся ли от протянутой руки, пожертвуем ли на дом Божий.
До революции в окрестностях Сочи было несколько монастырей, один из них мужской Троицкий. Основал его прибывший в начале XX века с Афона старец Маркиан. Изданный в 1911 году путеводитель Кавказского горного клуба «Сочи и его окрестности» сообщает: «На 22-й версте межа монастыря недавно основанной Свято-Троицкой обители. Проехать в обитель на колесах хотя и недалеко (2 версты), но трудно; легче и скорей подняться пешком, чтобы осмотреть церковь, дом для братии, хороший огород, устроенные и заведенные усердными трудами и почти без средств». Уточняется, что там жили три десятка иноков. После революции обитель разогнали, но и сегодня, храня народную память о ней, по дороге в Красную Поляну есть остановка «Монастырь».
— Когда в 1999 году Святейший патриарх Алексий II благословил возродить Троицкую обитель, было решено сделать ее женской, так как женщин собрать быстрее, чем мужчин, — рассказывает игумения Анастасия.
Монахиня Магдалина, одна из первых насельниц обители, вспоминает, что в прошлом этот участок был турбазой Адлерского завода железобетонных изделий. К концу 90-х и завод, и турбаза оказались заброшенными, когда сюда впервые приехали инокини, территория заросла травой. Изначально планировали разбить временный лагерь, пока не найдут землю получше, но так и остались.
Монахини признаются, что крайне тяжелым оказался первый год — об этом месте еще мало кто знал, зимовать пришлось в фанерных домиках и армейской палатке.
— Помню, в первый в монастыре Великий пост подошла к иконе Владимирской Божией Матери и со слезами отрапортовала: «Строителей нет, стройматериалов для храма нет, продуктов нет. Ничего нет. Доклад окончен», — продолжает настоятельница. — А вскоре подбегает регент  (руководитель хора. — РП): во временном храме иконы замироточили! Бежим туда, действительно сперва два образа все в капельках мира (благоухающего масла. — РП), настолько им пропитались, что даже с обратной стороны проступает. Чудо длилось три месяца, за это время в монастырь приехали сотни верующих со всего Сочи, люди молились со своими иконками в руках, те тоже начинали мироточить. Кто-то из паломников привез стройматериалы, другой мешок муки, третий гречку, подсолнечное масло для лампад. Так появились и первые попечители. Промысел Божий и Богородица поддержали обитель в самый сложный момент.
Деревянный храм в честь Песчанской иконы Богородицы. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»
Всех попечителей, а их за 16 лет монастырской истории было немало, матушка Анастасия и без записей помнит поименно. Правда, назвать фамилии отказывается, как правило, эти люди не любят открывать себя, жертвуют на строительство храмов по зову души, а не ради пиара.
— Один из них, Юрий, приехал в монастырь с женой. Случайно столкнулись возле храма, за чаем рассказала им, что нуждаемся в домовой церкви. Мы находимся на самой южной окраине России, за нами только лес, из которого один раз приходил медведь, часто слышим вой шакалов, — уточнила игумения. — А монахиням нужно каждый день и в любую погоду, часто затемно, вставать на молитву. Рассказываю это Юрию, он так удивленно на меня смотрит: «Матушка, откуда знаете, что я построить могу?».
Так у Троице-Георгиевской обители появился двухэтажный корпус с домовым храмом с иконостасом из кирпичиков розовой гималайской соли. Настоятельница признается, что как-то увидела пещерный монастырь в Сербии, где и подсвечники, и лавки, и иконостас были из соли. Когда оборудовали домовой храм, решила рискнуть, не то что на Кубани, в России о таких иконостасах не слышала.
— Раствор долго схватывался, все лето собирали перегородку. В храме еще ни окон, ни дверей не было, а рядом горная речка, из влажности портились кристаллы, боялась что вообще рассыплются. Поставили окна и все встало на свои места, — уточняет собеседница. — Сегодня, когда включают подсветку, гималайская соль не только горит теплым красным светом, но и дезинфицирует воздух, помогает бороться с простудными заболеваниями.
В другом храме, в честь иконы «Семистрельная», сказочный фарфоровый иконостас салатово-золотой расцветки. Один из попечителей привез его из Екатеринбурга. В церкви в честь иконы «Игумения горы Афонской» иконостас из куска серого мрамора, а в деревянном храме редкой Песчанской иконы Божией Матери, где в ночную рождественскую службу с прихожанами молился Владимир Путин, образа также вырезаны из дерева.
— Конечно, к визиту первого лица государства готовились основательно, и на фоне подготовительной суматохи меня удивила простота, чисто монашеское смирение Владимира Владимировича, его доступность людям, — вспоминает матушка Анастасия. — Среди прихожан в ту ночь была семья бригадира строителей. Маленький сын пролез вперед, к президенту, а когда устал от длинной службы, присел перед ним на пол. Владимир Владимирович наклоняется и спрашивает: «Меня зовут дядя Вова, а тебя как?» Тот «по-взрослому» — Тихон Петрович. На следующее утро звонят помощники главы государства: «Кто такой Тихон Петрович?» Растерялась, стала перебирать в уме всех взрослых, но такого не припоминала. Уточнили — это ребенок, который рядом с Путиным сидел. Вскоре домой к бригадиру привезли детский электромобиль с таким количеством приспособлений и режимов, что мальчик поначалу боялся ездить на нем, чтобы не сломать.
Сама игумения преподнесла главе государства четки для молитвы.
Среди насельниц сочинского Троице-Георгиевского монастыря есть бывшие руководители городских предприятий и ведомств, но эти женщины поняли, что карьера и материальное благополучие — далеко не главное в жизни. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»
В монастыре хранятся и чтимые православные святыни — частницу Креста Господня подарил президент Белоруссии, чудотворные мощи святых привозило духовенство, частица пояса Пресвятой Богородицы прибыла из соседней Абхазии.
— Когда только начали строиться, приехал ученый иеромонах из духовной академии. Матушка настоятельница рассказала ему, какие будут храмы, тот аж руками развел — да здесь целая лавра вырастит! Игумения ответила: может и так, но мы новоначальные, у нас даже мощей нет, — вспоминает монахиня Магдалина. — А когда он вернулся через три года, уже сияли луковки церквей. Тогда иеромонах пообещал привезти в дар мощи 83 Киево-Печерских святых, по благословению митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора для них построили отдельный предел в Песчанском храме.
В Троице-Георгиевском монастыре служат 30 инокинь и послушниц. В основном это уже взрослые состоявшиеся женщины, осознавшие, что карьера и достаток не главное в жизни. Они ведут очень скромную жизнь. В горном монастыре печное отопление, когда заканчиваются дрова и дизель для генератора, насельницам приходится мириться с холодом. Еду готовят в большой русской печи. Даже келий на всех не хватает: некоторые сестры на ночь устраиваются в бухгалтерии и приемной.
— Мы открыты для всех, на некоторое время приходят и молодые послушницы. Но молодежь неустойчива, ей кажется, что может горы свернуть, а жизнь идет своим чередом, у Господа свой порядок. За несколько недель девушки учатся здесь молитве, работе по хозяйству. До революции состоятельные родители отправляли сыновей в Соловецкую обитель, оттуда разгульные барчуки возвращались изменившимися, почерпнув и духовного, и житейского опыта, — рассказывает настоятельница Троице-Георгиевского монастыря. — Но большинство сестер пришли уже с вынесенными из мира уроками. Есть среди них: бывшая начальник миграционной службы Сочи, руководитель уникального сада «Дерево дружбы», директора школ, юристы, врачи. Они пришли не потому, что некуда было деваться, а по глубокому убеждению: мы на этой земле, сколько бы не приобрели, ничего не оставим, кроме молитв, добрых дел и воспоминаний.
Собеседница уточнила, что летом в монастырь приезжает много паломников – всероссийская здравница теперь привлекает туристов не только удивительной природой, морем и аттракционами, но и уникальной монашеской обителью.
– Помните, я в начале про святого Савву рассказала. Так вот, дорога в рай может быть устлана не только хлебом, то есть делами милосердия для нуждающихся, но и церковной жертвой — кирпичиками, из которых построены храмы, их золотыми куполами, даже свечами, каждая из которых малая жертва, — подытожила игумения Анастасия. — Летом к нам часто заезжают верующие, приехавшие отдохнуть в Сочи. Кто-то поставит свечу, другой оставит поминание, помолится с нами, и у каждого останется невидимая духовная ниточка, связывающая с монастырем. И в этом веке, и в будущем.
темы
10 мин