Молчание мертвых: На что Россия разменяла подлодку «Курск»
16 мин чтения
Молчание мертвых: На что Россия разменяла подлодку «Курск»

Власти до сих пор не решаются рассказать правду об этой трагедии

12 августа исполнится 19 лет с тех пор, как вместе с экипажем из 118 человек затонул в Баренцевом море российский подводный атомоход «Курск». Погибшие моряки давно упокоились на кладбищах Санкт-Петербурга, Курска и Севастополя; стальной остов ракетоносца был распилен и переплавлен, а остававшаяся на морском дне носовая часть– уничтожена глубинными бомбами. Возбужденное по факту трагедии уголовное дело российские власти закрыли, опубликовав по итогам расследования резюме на четыре страницы – и засекретив остальные 133 тома собранных материалов.

Но само общество нисколько не закрыло этот вопрос. Россияне по-прежнему желают знать, кто или что убило наших подводников, и кто виновен в гибели корабля, два десятилетия назад считавшегося непотопляемым.

Гордость Северного флота

В 2000 году К-141 «Курск» был одним из двух самых новых и совершенных атомных подводных ракетных крейсеров (АПРК) класса «Антей». Корабль был заложен в 1990-м и спущен на воду в 1994-м. Моложе «Курска» на тот момент был только его одноклассник, К-141 «Томск».

«Антеи» предназначалась для уничтожения американских авианосных групп. Их задачей было уничтожение ударом из-под воды и главного авианосца вражеского соединения, и кораблей его ордера.

Габариты и вооружение крейсеров подбирались подстать задаче. Длина такой подлодки – 154 метра, ширина – 18,2, высота – с семиэтажный дом. Основное вооружение состоит из 24 противокорабельных ракет П-700 «Гранит», каждая из которых может нести как обычную, так и ядерную боеголовку. Энергией подводного гиганта обеспечивают два ядерных реактора, закрытых 13-сантиметровой стальной броней.

«Антеи» имеют типичную для советских подлодок двухкорпусную конструкцию: основные обитаемые помещения и приборные отсеки заключены в прочный стальной корпус, сваренный из 50-мм листов легированной стали, а системы и механизмы, не нуждающиеся в обслуживании экипажем, размещены снаружи и прикрыты легким корпусом, внешняя сторона которого дополнительно покрыта восьмисантиметровым слоем резины. Резиновая «шкура» эффективно гасит звуки работающих систем и делает субмарину очень тихой для корабля таких размеров и мощи

Помимо ракет П-700, «Антеи» вооружили торпедными аппаратами: двумя 650-миллиметровыми и четырьмя 533-миллиметровыми. Штатный боекомплект состоит из 28 торпед и ракето-торпед. Все торпедные аппараты собраны в носовом отсеке и, в отличие от пусковых контейнеров ракет, расположенных снаружи прочного корпуса, заряжаются из обитаемого помещения первого отсека. Торпедный боекомплект тоже хранится внутри прочного корпуса, отделенный от последующих отсеков поперечной переборкой.

Все эти детали мы перечисляем не просто так. Они будут значимы для последующего рассказа о том, что произошло на подлодке в роковой день.

Стандартный экипаж «Курска» состоял из 130 человек, но в последний поход крейсер отправился со 118 моряками на борту. Командир и экипаж субмарины считались одними из лучших на Северном флоте.

Души, которые мы не спасли

В 1999-м «Курск» совершил переход в Средиземное море, где успешно отстрелялся ракетами по мишеням, изрядно потрепав нервы НАТОвским адмиралам. Следующим учебно-боевым походом крейсера должны были стать маневры в Баренцевом море, первые крупные учения Северного флота за десять лет.

10 августа крейсер вышел из базы Североморска и взял курс на район проведения учений, недалеко от Кольского залива. По плану, «Курск» должен был утром 12 августа условно атаковать «Гранитом» группу надводных кораблей во главе с флагманом Северного флота, тяжелым ракетным крейсером «Петр Великий», а затем в промежуток между 11:40 и 13:40 произвести учебную торпедную атаку. В переводе с военного на русский это означает, что подводный ракетоносец должен был в определенное время выйти на позицию для нанесения ракетного удара по кораблям условного противника, произвести подготовку к выстрелу, но ракету не выпускать. А затем, выполнив некоторое количество маневров, в удобный для себя момент произвести выстрел учебной торпедой.

Версии о том, как развивались события с момента условной ракетной атаки до несостоявшегося пуска торпеды, разнятся. По одним данным, в 11:28 гидроакустик «Петра Великого» зафиксировал мощный хлопок. Он доложил о событии, но командир крейсера, капитан 1-го ранга Владимир Касатонов, не придал докладу значения, а командующему Северного флота Вячеславу Попову, также находившемуся на борту «Петра Великого» и поинтересовавшемуся, что случилось,сообщили, что включилась антенна радиолокационной станции

По другим данным, хлопок слышали все, кто был на борту крейсера, а сам корабль при этом хорошенько тряхнуло.

Как бы там ни было, учения шли своим ходом, но после истечения установленного на проведение торпедной атаки срока наблюдатели сообщили, что не видят следов выстрела. Еще примерно через час, в 14:50, Попов приказал вертолетам и кораблям начать осмотр квадрата,где должен был находиться «Курск», а сам вылетел на берег.

В половине шестого командир «Курска» не вышел на запланированный сеанс связи, а в 11 вечера пропустил второй, контрольный сеанс. После этого стало окончательно ясно, что с ракетоносцем случилась беда.

Справедливости ради стоит отметить, что, хотя многие издания и писали, что спасательную операцию начали лишь на следующий день, на самом деле командование флота начало действовать намного раньше, еще до того, как «Курск» пропустил второй сеанс связи. В 22:30 учения были остановлены, и трем тысячам моряков с двух десятков кораблей поручили искать аварийный буй субмарины.

В половине первого из базы Северного флота вышел спасательный корабль «Михаил Рудницкий». Поскольку корабль – это не легковушка, куда можно сесть и поехать по любой прихоти, можно уверенно предположить, что команда на сбор спасателей была отдана несколькими часами ранее, то есть ранним вечером.

Через 12 часов после кораблекрушения Попов проинформировал министра обороны Игоря Сергеева о потере ракетоносца. Однако глава оборонного ведомства отложил доклад президенту до семи утра. Также министр не рекомендовал главе государства появляться на месте происшествия.

В 4:50 13 августа гидроакустики «Петра Великого» обнаружили затонувший крейсер, а уже в девять утра на место прибыл «Михаил Рудницкий». Устанавливая якоря, спасатели зафиксировали стук, как будто кто-то ударял железом по железу. Акустики «Петра Великого» тоже слышали сигнал: девять ударов – пауза – девять ударов. Первоначально сигнал был идентифицирован как SOS, но позже официальные лица решили, что это был грохот якорной цепи спасательного корабля

После прибытия «Рудницкого» началась серия погружений спасательных аппаратов, которые с самого начала сопровождались неудачами и мелкими авариями. Первым, в полшестого вечера, к «Курску» ушел АС-34. Но через полчаса после погружения на глубине ста метров батискаф столкнулся с остовом ракетоносца и вынужден был подняться. Вместо него начали готовить АС-32. Аппарат был готов к 22:40, и в это же время спасатели вновь сообщили, что слышат сигнал SOS. Спуск АС-32 прошел более успешно; аппарат вернулся на поверхность в 01:00 понедельника, 14 августа. С момента крушения шли уже вторые сутки.

Еще через несколько часов к месту трагедии прибыл спасательный буксир «Николай Чикер». Спущенный с него дистанционно управляемый аппарат и дал первую картину произошедшего. На сделанных подводной камерой снимках был виден не только сам разбитый АПРК, но и 22-метровый след, вспаханный его винтами в глинистом дне. Снимки дали и еще одно важное свидетельство: перископ «Курска» был поднят, а значит, корабль получил фатальные повреждения,находясь на глубине меньше 20 метров.

Российские власти засекретили большинство отчетов,сделанных экипажами спасательных аппаратов. Однако некоторые из донесений все же просочились в открытый доступ. В 2013 году блог MilitaryRussia опубликовал выдержку из доклада глубоководного аппарата АС-15, спускавшегося к «Курску» 15 августа.

«Обнаружил ПЛ К-141. Подводная лодка лежит на курсе 285 градусов, дифферент — 0 градусов, крен 5-10 градусов на правый борт. Кормовые отсеки за рубкой целые. В носу разорван легкий корпус. Из корпуса сверху торчат трубопроводы. Рядом с ПЛ на грунте рассыпан балласт и баллоны ВВД. В районе носа кратковременно травился воздух. Признаков жизни нет. Никаких сигналов не обнаружено. Видимость 3 метра. Сильное придонное течение 1,2-1,4 узла. Общий объём повреждений корпуса в носу 20-30 % от общей площади верхней полусферы», – говорилось в отчете подводников

В понедельник экипажу «Рудницкого» удалось починить АС-34. Аппарат вновь ушел к «Курску», но на глубине у него разрядились батареи, и ему вновь пришлось подниматься.

Спасательную операцию до предела осложнила, а по факту – отменила ухудшившаяся погода. Сильный ветер разогнал волны так, что их высота превысила 3,5 метра. Придонное течение мешало работать автономным аппаратам, а сильная качка не давала использовать спускаемые. Несмотря на это, спасатели делали все, что было в их силах, чтобы добраться до моряков «Курска», еще недавно просивших спасти их души.

«Рудницкий» дважды пытался опустить водолазный колокол, и оба раза неудачно. При очередной попытке задействовать многострадальный АС-34 батискаф сильно ударился о борт корабля и был поврежден. Причина бед крылась в том, что спасательное судно не было оборудовано стабилизаторами качки.

О том, в каких условиях работали спасатели, красноречиво говорит тот факт, что в среду, 15 августа они решили «каннибализировать» АС-32, сняв с него детали, необходимые для ремонта АС-34. Штатного ЗИПа на корабле не было, а идти на базу и ремонтироваться там не позволяла ситуация.

Примечательно, что позднее, оправдываясь, за нежелание пускать к аварийному ракетоносцу британских и норвежских водолазов, руководство Северного флота утверждало, что погодные условия не позволяли проводить спасательные работы, на что западные специалисты парировали, что для их техники эти условия были вполне приемлемыми

И хоть официальные лица заявляли, что у запертых на дне подводников остается кислорода еще на десять дней, шансы спасти моряков таяли с каждым часом шторма и каждой неудачной попыткой пристыковаться к аварийному люку.

Лабиринт версий

Официальная гипотеза, рожденная совместными усилиями военного ведомства и тогдашнего генпрокурора РФ Владимира Устинова, гласит, что причиной первого взрыва стала утечка крайне нестабильного, пожаро- и взрывоопасного вещества – пероксида водорода, использовавшегося в качестве топлива для торпед 65-76А «Кит». Этот взрыв разрушил торпедный аппарат, убил команду носового отсека и, что самое главное – привел к детонации других торпед, хранившихся в отсеке. Второй взрыв, мощность которого была эквивалентна взрыву трех тонн тротила, разрушил последующие отсеки, после чего неуправляемая лодка опустилась на грунт, атомные реакторы заглушились в автоматическом режиме, а 23 выживших подводника собрались в девятом отсеке.

Версия эта была озвучена далеко не первой и, что важнее всего – после двух лет расследования, проводившегося в глубокой тайне и сопровождавшегося жестким давлением на журналистов. На восприятие официального отчета, без сомнения, повлиял и поток лжи, обрушенный флотским командованием на общественность в первые дни и недели трагедии.

Так, утром 14 августа, уже зная, что на «Курске» серьезная авария, главком Северного флота заявил прессе, что учения прошли удачно и имели «оглушительный успех». Первое официальное сообщение военного ведомства, сообщавшее о «технических трудностях» на ракетоносце, тоже было пропитано ложью. В частности, говорилось, что подводный крейсер лег на дно, и что на его борту нет ядерного оружия. Однако и российские, и американские подводники тут же заметили, что атомные субмарины не ложатся на грунт, и более того – корабли такого класса никогда не выходят в море без штатного оружия, в том числе и ядерного

Степень разложения флотского руководства наглядно продемонстрировала и еще одна ситуация: «Курск», как и другие атомные подлодки, имел два сменных экипажа. В первые дни трагедии было неизвестно, какой из них вышел в поход. Руководство флота наотрез отказывалось сообщать даже эту информацию. Внести ясность удалось журналистам «КП», которые за 18 тысяч рублей купили полные списки экипажа у одного из штабных деятелей.

Неудивительно, что с самого начала трагедии стали рождаться самые разные версии, альтернативные официальной. Так,вице-адмирал Валерий Рязанцев, принимавший участие в работе правительственной комиссии, полагал, что причиной первого взрыва стала ошибка матросов, заправивших торпеду необезжиренным воздухом высокого давления. Контакт микроскопических капель масла с пероксидом водорода запустил взрывное разложение вещества. Другой предпосылкой катастрофы, по мнению Рязанцева, стало то, что экипаж не закрыл захлопки системы общесудовой вентиляции, из-за чего взрывная волна разорвавшейся торпеды прошла по воздушным трубам во второй отсек, где располагается рубка управления. Находившиеся там офицеры получили тяжелейшие контузии и были мгновенно выведены из строя. Неуправляемый корабль на полном ходу врезался в грунт, смяв носовой отсек. Его разрушение и спровоцировало второй взрыв, убивший ракетоносец.

Принципиально другую картину представлял технический эксперт Юрий Антипов. Он обратил внимание на круглую пробоину в обшивке легкого корпуса на правом борту корабля, между первым и вторым отсеками. По его мнению, это был след от ракето-торпеды «Шквал», которая была выпущена самим «Курском», но отрикошетила от мишени или неустановленного тела и попала в субмарину. Сильной стороной этой гипотезы является то, что она объясняет, почему в последние минуты жизни «Курск» экстренно погружался

Дело в том, что ракето-торпеды «Шквал» движутся под водой в газовом пузыре, создаваемом их реактивным двигателем. За счет этого они развивают сумасшедшую для подводного аппарата скорость – 300 км/ч. Однако при этом «Шквал» не может двигаться на глубине более 30 метров. Зная, что на него движется неуправляемая подводная пуля весом почти в три тонны, капитан «Курска» Геннадий Лячин мог отдать приказ на экстренное погружение, хотя при любом другом ЧП экипаж, очевидно, попытался бы, наоборот,продуть цистерны и всплыть.

Доказательств того, что «Курск» уходил от атаки, вполне достаточно. Это и оставшиеся открытыми створки ходового мостика, на котором был поднят перископ, и рули высоты, поставленные в положение «максимальное погружение», и погнутые от удара о грунт гребные винты, очевидно, встретившие дно на максимальных оборотах.

Однако у предположения Антипова есть одно слабое место. Снимки отверстия показывают, что предмет, оставивший его, шел не встречным, а догоняющим курсом. Это значит, что «Шквал» должен был отрикошетить от неизвестного объекта, пройти мимо «Курска», снова развернуться и догнать его под небольшим углом сзади. Слишком сложная траектория, чтобы быть возможной. Однако пробоина в борту, действительно, может многое объяснить в трагедии ракетоносца

Высказывались и совсем маловероятные предположения: о столкновении с миной времен Великой Отечественной, попадании ракеты, выпущенной с другого российского корабля, и даже об атаке террориста-смертника, пробравшегося на борт атомохода.

«Толедо» и «Мемфис» против «Курска»

Самой сильной из неофициальных версий является предположение об уничтожении «Курска» совместными действиями двух американских АПЛ типа «Лос-Анджелес». Сами американцы определяют их как hunterkiller, то есть «охотник-убийца». Основные задачи подлодок такого типа – уничтожение других субмарин, атаки на группы надводных кораблей, высадка диверсионных групп и проведение спецопераций в водах противника.

В годы холодной войны Советский Союз сделал ставку на создание «убийц авианосцев», самыми совершенными из которых и стали АПРК класса «Антей». Американцы ответили созданием подводных ниндзя, заточенных на охоту за советскими многоцелевыми субмаринами. Отличительная особенность «Лос-Анджелесов» – исключительная малошумность, крайне затрудняющая их обнаружение акустическими средствами.

Достоверно известно, что в районе учений Северного флота присутствовали две лодки этого типа: «Мемфис» и «Толедо». Также за учениями наблюдали британская АПЛ Splendid («Великолепный») и несколько надводных кораблей НАТО. Однако, если британцы держались поодаль, то американские субмарины очень плотно пасли «Курск»

Согласно гипотезе, высказанной авторами французского документального фильма «Курск». Подводная лодка в мутной воде»), «Толедо» имел задание вплотную следовать за «Курском» и мешать ему маневрировать.«Мемфис» же должен был оставаться в стороне, прикрывая действия товарища.

Однако «Курск» тоже не был «ревущей коровой», и американцам также пришлось туго в попытках определить его маневры и положение. В результате такой игры в кошки-мышки «Толедо» в какой-то момент оказался перед «Курском». Дальше могло произойти одно из двух: российский крейсер выстрелил и попал учебным «Шквалом» в американца, или же лодки столкнулись. Гидроакустики «Мемфиса» слышали, как «Курск» открыл крышки торпедных аппаратов, и слышали звук инцидента, каким бы он ни был. Опасаясь, что российский крейсер добьет сослуживцев,командир субмарины произвел боевой выстрел по нашему крейсеру.

Ряд специалистов утверждают, что отверстие в борту «Курска» – прямое и непосредственное доказательство применения против него американской торпеды МК-48

Это особенная торпеда, созданная специально для уничтожения советских подлодок. У нее есть две характерных особенности: во-первых, бортовой компьютер торпеды нацеливает ее так, чтобы она била встык первого и второго отсеков, одновременно поражая склад торпед и командный центр. Во-вторых, для пробития силового корпуса используется стержень из обедненного урана. Взрывчатка в торпеде служит не для разрушения обшивки цели, а чтобы разогнать урановое копье до околозвуковой скорости. В результате МК-48 не производит больших разрушений на поверхности, но наносит жертве очень глубокие проникающие ранения. Именно этот след и запечатлели камеры журналистов на скуле нашего ракетоносца.

Китайский подтекст

Но зачем американцам понадобилось действовать столь агрессивно? Ведь на дворе был 2000-й год, отношения США и РФ еще полны радужных иллюзий. Холодная война закончилась, и Москва 10 лет соглашалась с тем, что Вашингтон победил.

Вероятно, все дело в желании РФ продать ракето-торпеду «Шквал» Китаю и нежелании делиться ею с США. Долгое время это оружие оставалось столь секретным, что ускользнуло от внимания американской разведки. О существовании «Шквалов» американцам сообщили в 1995 году наши официальные лица, в рамках программы по обмену информацией о перспективных и передовых образцах вооружений

Изначально в Вашингтоне посчитали, что русские блефуют, но, получив доказательства реальности ракето-торпеды – захотели познакомиться с нею поближе. Купить изделие официально не вышло; тогда американцы решили украсть чертежи. Однако ФСБ арестовала агента американской разведки Эдмонда Поупа, который курировал эту операцию и вышел на контакт с создателями «Шквала».

«Э. Поуп до середины 90-х годов являлся кадровым сотрудником военно-технической разведки ВМС США, по долгу службы занимался сбором и анализом передовых разработок в области создания оружия морского базирования, участвовал в размещении заказов на их проектирование в научных центрах и университетских лабораториях. Выйдя в отставку, Поуп регулярно приезжал в Россию как представитель Пенсильванского университета, а в дальнейшем – как руководитель малоизвестной частной фирмы TechSourceMarineGroupLtd. В этом качестве американец посещал научно-исследовательские институты в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и других российских городах, где проводятся работы, связанные с технологиями создания скоростных подводных и надводных объектов.

Предметом пристального внимания гражданина США стала скоростная подводная ракета, разработанная в результате совместной кооперации ряда оборонных предприятий России и поставленная на вооружение отечественных военно-морских сил. Выпускаемая с подводной лодки, ракета может развивать под водой скорость более 100 м/сек. По оценкам экспертов, данное оружие на сегодняшний день является самым эффективным в так называемой «лодочной дуэли», и даже легкие катера при оснащении им в состоянии уничтожить современный боевой корабль. Ряд зарубежных научных центров, в том числе Научно-исследовательская лаборатория ВМС США, Лаборатория прикладных исследований Пенсильванского университета, на протяжении многих лет пытаются создать аналогичное оружие, но до настоящего времени не смогли добиться значимых результатов», – говорилось в официальном сообщении, опубликованном ФСБ в связи с арестом американского гражданина.

Россия впервые посмела поднять руку на сотрудника американской разведки и впервые же решилась сохранить в тайне технологическое наследие СССР. Очевидно, что в Вашингтоне были в ярости от такой наглости. И, не исключено, что решили проучить Москву за строптивость. Более того, многие иностранные источники утверждали, что российское руководство в пику американцам решило продать «Шквал» китайцам. Учения в Баренцевом море были своеобразными смотринами, на которые прибыли и китайские адмиралы. Именно в их компании адмирал Попов улетел с крейсера «Петр Великий», после того, как стало понятно, что «Курск» не выполнил учебный выстрел.

Родине нужны мертвецы

Версия с американской атакой очень хорошо объясняет и то, почему «Курск» выполнял экстренное погружение: акустики крейсера должны были услышать пуск американской торпеды, но ни повернуться, ни ответить «Мемфису» наш ракетоносец уже не успевал.

Эта же гипотеза объясняет и ряд событий, последовавших за крушением. Например, то, почему Москва так долго отказывалась от иностранной помощи. Советский флот никогда не имел сильной службы спасения, а в лихие девяностые разграбили и растащили и то, что было

В первые же дни после аварии 11 стран НАТО предложили России содействие в спасении моряков. Дальше всех пошла Великобритания: она в первый же день отправила в Россию самолет, на борту которого находился подводный аппарат LR-5 – небольшой высокотехнологичный батискаф, специально созданный для спасения экипажей поврежденных субмарин. Москва в ответ запретила самолету входить в российское воздушное пространство. Британцы не успокоились и посадили самолет в Норвегии, погрузили LR-5 на борт норвежского судна NormandPioneer и по морю отправили к месту трагедии. Возможно, Лондон, в силу каких-то своих соображений, очень хотел, чтобы мир узнал правду о разыгравшейся в Баренцевом море трагедии.

Об американских субмаринах сообщал и другой высокопоставленный источник –норвежский вице-адмирал Эйнар Скорген, занимавший в то время должность командующего военно-морскими силами в северной Норвегии, а позже руководивший норвежскими силами, участвовавшими в спасательной операции.

«Два противолодочных самолета приблизились к нашим берегам. Очень близко к нашим границам. И начали искать лодку. Я позвонил Попову, и спросил: что вы делаете? Он мне ответил: мы ищем подводную лодку, которая движется вдоль вашего берега. Скорее всего,американскую, и поврежденную», – рассказал Скорген на камеру французским документалистам

Также американские источники утверждают, что советник президента США по вопросам нацбезопасности Сэнди Бержер и министр обороны Уильям Коэн были проинформированы о затоплении «Курска» до того, как о гибели крейсера узнали в Кремле. Откуда такая оперативность? Ведь сколько бы ни было американской агентуры в ельцинском госаппарате, передать информацию, распространение которой придерживал сам министр обороны РФ, за океан быстрее, чем в Сочи (а именно там находился тогда президент Владимир Путин) – это очень сложно. Скорее, Вашингтон получил отчет от непосредственных участников операции и заранее знал, к чему готовиться.

Еще одним косвенным свидетельством боевого контакта может служить появление «Мемфиса» в норвежской военно-морской базе Хоконсверн, где американская субмарина встала на ремонт. Спутниковые снимки якобы поврежденного американца опубликовала газета «Версия», после чего в редакцию с обыском пришли сотрудники ФСБ. Впрочем, есть предположение, что «Мемфис» лишь изображал больного пациента, отвлекая внимание мировых СМИ, а заодно и российской разведки от по-настоящему помятого, а может быть, и подстреленного «Толедо», который на малом ходу пересек Атлантику и встал на ремонт в Штатах.

Показательный момент произошел на пресс-конференции 22 сентября 2000 года в Токио. Министр обороны США Уильям Коэн ответил категорическим отказом на предложение американских журналистов показать русским «Толедо» и «Мемфис», развеяв тем самым все подозрения о возможном столкновении. Коэн заявил, что в этом нет никакой нужды.

«Я знаю, что все наши корабли находятся в рабочем состоянии и не могли быть связаны с каким-либо контактом с российской подводной лодкой. Так что, честно говоря, инспекций не нужно», – отрезал глава Пентагона

Российское руководство тоже вело очень странную игру. Несмотря на то, что западные страны предлагали помощь и даже отправили ее, Москва не торопилась разрешать им заняться спасением наших моряков. Норвежские водолазы получили разрешение на спуск только 20 августа, когда шансов найти живых уже не оставалось. На следующий день было произведено погружение. На открытие аварийного люка норвежцам потребовалось всего 25 минут. При этом они отметили, что российские коллеги дали им неправильные инструкции, в частности, сообщили, что замки люка открываются вращением против часовой стрелки, тогда как на самом деле их следовало вращать по часовой. Поэтому, следуя этим предписаниям, открыть люк было невозможно. Позднее западные специалисты, непосредственно знакомые с деталями операции, отмечали, что многочисленные сообщения о повреждениях стыковочного кольца на аварийном люке также были ложью.

Похоже, кто-то в Москве понимал, что западные специалисты, с хорошей техникой и большим опытом подводных работ, вполне могут спасти оставшихся моряков, а те расскажут крайне неудобные для всех вещи. Поэтому было сделано все возможное, чтобы этого не произошло

19 августа в Москву прибыл директор ЦРУ Джордж Тенет. Обозреватели отметили, что это был первый в истории приезд главы американской разведывательной службы в российскую столицу. Служба внешней разведки РФ отказалась от комментариев, а вот посольство США в Москве заявило, что визит носит запланированный характер и никак не связан с гибелью «Курска». Вскоре президент США Билл Клинтон протащил через Конгресс законопроект о списании России восьми миллиардов долларов долга, под видом субсидий на ликвидацию химического оружия и дальнейших шагов по сокращению наступательных вооружений.

Пожалуй, это и есть та цена, в которую высокие договаривающиеся стороны оценили жизни 118 российских моряков и новейшего, по тем временам, атомного ракетного крейсера.

Капитан Колесников пишет нам письмо…

Что же произошло с экипажем, и до какого момента можно было спасти выживших подводников? Если придерживаться официальной версии, получается, что первый взрыв мгновенно убил команду носового отсека. Сорванная крышка торпедного аппарата открыла доступ во внутреннее помещение забортной воде, а взрывная волна через незакрытый воздуховод прошла во второй отсек и убила или вывела из строя всех находившихся в нем офицеров.

Если же принять за основную версию об американской атаке, окажется, что экипажи обоих отсеков погибли одновременно от удара уранового стержня МК-48, пробившего двойной внешний борт и сломавшего переборку

После этого последовал мощнейший взрыв. Сила удара была такова, что его зафиксировали не только российские и норвежские сейсмические станции, но даже приборы, установленные на Аляске. Автоматика определила его, как подземный толчок магнитудой 4,2 по шкале Рихтера. Взрывная волна сорвала с креплений переборку между первым и вторым отсеками и, как гигантский поршень, загнала ее вглубь прочного корпуса. Позже, во время утилизации лодки, специалисты отметят, что эта переборка находилась на том месте, где должна стоять переборка второго и третьего отсеков.

Ударная волна прошла в глубь корпуса, сминая настилы и кроша оборудование. Остановить ее удалось лишь стене пятого отсека, того самого,где располагались ядерные реакторы. Переборка выгнулась дугой, но выдержала удар. Если бы советская сталь дала слабину – мир получил бы еще один Чернобыль, только уже на дне моря.

В это трудно поверить, но даже после второго, чудовищного взрыва на искореженном крейсере, медленно проваливавшемся в ледяную бездну Баренцева моря, оставались живые люди. Еще около часа подводники вели борьбу за живучесть корабля, тушили пожары и пытались откачивать воду, а затем покинули относительно целые шестой, седьмой и восьмой отсеки и собрались в девятом. Там был аварийный люк, а значит – хоть и призрачная, но все же надежда на то, что их спасут

Если верить официальному заключению российских патологоанатомов и криминалистов, финальный акт драмы разыгрался примерно через 7-8 часов после катастрофы. Именно тогда последние члены экипажа погибли от острого отравления угарным газом.

В свою очередь командир спецотряда водолазов, капитан 1-го ранга Андрей Звягинцев сообщал, что при работе в уже затопленном отсеке видел следы горения. Специалисты предположили, что моряки пытались перезарядить аварийную установку регенерации воздуха, разлагающую углекислый газ на кислород и углерод, но в полузатопленном отсеке уронили или просто намочили сменную кассету, из-за чего она сначала загорелась, а затем спровоцировала объемный взрыв. Мощный пожар выжег весь кислород и убил собравшихся в отсеке людей.

При обследовании тел погибших были обнаружены три записки. Одна из них нашлась на теле командира турбинной группы, 27-летнего капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова. Текст содержит имена последних 23-х членов экипажа и послание к жене Ольге. Последние записи, опять же, по официальной версии, были сделаны Дмитрием через 3 часа и 15 минут после взрыва

Страшно сказать, но власти так стремились уничтожить все улики, что сожгли записку, отдав вдове ее пепел и перепечатку на казенной бумаге. Содержание остальных посланий, равно как и множества других документов – было объявлено государственной тайной Российской Федерации.

Кривая ухмылка нашей действительности состоит в том, что достоянием общественности стала не та часть послания, что была предназначена для помощи в расследовании катастрофы, а та, которую капитан адресовал жене:

Ольга! я тебя люблю,
не переживай сильно.
Г.ь. привет. Моим привет.
еште
12 08 2000 15.15.
Здесь темно писать, но
наощупь попробую
шансов похоже нет, % 10-20
будем надеяться,
что кто-нибудь прочитает.

Здесь список л/с отсеков, которые
находятся в 9-м и буду
пытаться выйти.
Всем привет, отчаиваться
не надо

Колесников.

Автор: Виктория Фоменко

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Незаконные митинги оппозиции в Москве были попыткой ублажить иностранного заказчика – эксперт Далее в рубрике Незаконные митинги оппозиции в Москве были попыткой ублажить иностранного заказчика – экспертНа несогласованный митинг в Москве 3 августа вышли 1,5 человек, одновременно с этим на фестивале «Шашлык Лайв» побывали порядка 90 тысяч москвичей Читайте в рубрике «Общество» Максим Шевченко восхваляет исламских террористов и грезит о развале РоссииВо всех странах, где проживают десятки народов, национальный вопрос является одним из важнейших Максим Шевченко восхваляет исламских террористов и грезит о развале России
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!