Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«Мне ничего не известно»

Лидер «Русского образа» Илья Горячев заявил в суде, что не состоял в БОРН и не знал о существовании этой организации
Елена Коваленко
5 мин
Илья Горячев, 27 января 2014 года. Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости
Мособлсуд в понедельник продолжил слушания по делу Боевой организации русских националистов (БОРН). На 22 декабря судья постановил вызвать предполагаемого организатора этой группировки Илью Горячева, который в настоящее время еще не осужден. Однако конвой не смог доставить свидетеля вовремя, поэтому заседание началось с допроса третьего подсудимого, Михаила Волкова.
Судья Александр Козлов предоставил ему право изложить показания в свободном рассказе. «В 2008 году я с Тихоновым принял участие в нападении на Филатова (антифашиста Федора Филатова. — РП), которое, как выяснилось позже, привело к его смерти», — начал подсудимый. Говорил он неохотно, не вдаваясь в подробности, поэтому судье, а затем и его адвокату, пришлось задать ему множество вопросов, на которые он не всегда мог ответить.
«О существовании маргинальной группы, осуществлявшей регулярные акты насилия, и лидере этой группы Филатове я узнал от Никиты Тихонова», — сказал Волков. Тихонов рассказывал ему, что эта группировка нападает на девушек и подростков, а Филатов якобы обучает своих бойцов регулярному использованию оружия: травматических пистолетов, кастетов, ножей. «Фотографии вооруженных боевиков, позирующих перед камерами, вы уже видели, это часть группировки Филатова, — отметил обвиняемый. — Нападение на клуб «Культ», разборки, вам это уже рассказывали, я не буду повторяться. Добавлю, что речь шла о множестве инцидентов (нападений со стороны Филатова. — РП), это была регулярная деятельность».
По его словам, Тихонов предложил ему напасть на Филатова, отомстить, «чтобы впредь о своем здоровье думал, а чужого не портил». «Об убийстве речи не шло», — утверждал подсудимый.
О том, где проживает жертва, во сколько он выходит из дома, знал Тихонов. «Я ориентировался на него, — говорил Волков. — Во всей этой истории впервые появился нож. Мы заранее об этом не договаривались. Я приехал на встречу с голыми руками. Но Никита пояснил, что Филатов наверняка будет вооружен. Звучало это убедительно, с учетом того, что он был известен как лидер группировки, прославившейся вооруженными нападениями. Впрочем, речи об убийстве тогда не шло, но нож я взял».
— Зачем? — спросил судья.
— Чтобы не оказаться с голыми руками против вооруженного человека, — подумав, сказал Волков.
На месте преступления Тихонов напал на Филатова, у них завязалась драка, утверждал подсудимый. Увидев это, он подскочил к ним и ударил Филатова несколько раз ножом. «С полубока напал, как-то так, — говорил он. — Посчитав, что с него достаточно, это достаточно послужит для него уроком, убежал. Когда убегал, Филатов был жив, активно двигался, ругался, у меня не было тогда мысли, что его травмы могут оказаться смертельными. О его смерти я узнал уже спустя время из интернета. Я был сильно встревожен этой новостью, и случившееся больше не обсуждал ни с Тихоновым, ни с кем-либо еще. Никогда больше не обсуждал».
Затем Волков признался, что в 2009 году участвовал в убийстве «члена радикальной экстремисткой группы» «Черные ястребы» Расула Халилова. По его словам, о существовании этой группировки он узнал из СМИ, которые описывали, как «Черные ястребы» в Москве нападали на случайных прохожих, снимали это на видео, «унижали, глумились над своими жертвами». «Я своими глазами видел около десятка таких роликов в интернете, — рассказывал Волков.  — Это вызвало широкое общественное обсуждение, но правоохранительные органы делали вид, что ничего не замечают. Спустя время по одному их эпизодов началось производство. У меня это вызвало глубокую эмоциональную реакцию».
Этот случай он обсуждал с Тихоновым, и случайно обмолвился, что «убил бы таких». «Сказано на эмоциях, но Никита воспринял мои слова буквально, можно сказать, поймал на слове, — вспоминал подсудимый. — Он сказал, что может найти оружие. До этого я не знал, что у него есть такая возможность». Убийство Волков решил совершить один, у Тихонова были проблемы со здоровьем.
В день убийства Тихонов вручил ему пистолет. Однако на вопросы, какой это пистолет, был ли у него барабан, как он снял его с предохранителя, и вообще как он им пользовался, обвиняемый ответить затруднился. Он пояснил, что не разбирается в оружии. «Как-то сложилось так», — пожимал Волков плечами. По его словам, увидев Халилова, он выстрелил несколько раз и ушел. «Я воспринимал это как самосуд, как персональную, точечную месть, самооборону в широком смысле этого слова, — объяснял подсудимый. — Это была попытка защитить город, защитить простых граждан от несправедливости, поставить на место отморозка, терзавшего мой народ. В каком-то смысле это жест отчаянности».
— Охарактеризуйте свои отношения с Тихоновым, — попросил обвиняемого его адвокат Денис Зацепин.
— Хорошие, товарищеские, дружеские, доверительные, — медленно произносил Волков.
— Лет 15 мы знакомы. Мы были на равных.
— О бренде БОРН вы когда впервые услышали?
— О БОРНе я узнал из интернета. Честно говоря, особого внимания на эту информацию не обратил. И со своими знакомыми эту информацию никак не связывал. Это было после смерти Халилова.
— С Евгенией Хасис были знакомы?
— С Хасис знаком. Я не уверен, что знал ее имя на тот момент. Просто знал, что эта девушка — жена моего товарища. От силы я ее видел, может, два раза. Не больше трех раз.
— Сколько ударов ножом вы нанесли Филатову? — задавал вопросы Зацепин.
— Около пяти.
— Согласно судебно-медицинской экспертизе там около 20 ранений. Вы можете прокомментировать?
— Нет, не могу.
Обвиняемые по делу группировки "Черных ястребов". Фото: Андрей Стенин / РИА Новости
С остальными подсудимыми Волков был не знаком, за исключением Алексея Коршунова, который погиб в 2011 году. В частности, он был гостем на его свадьбе. Назвать свои взгляды националистическими Волков явно не желал, несмотря на расспросы. «Я люблю свою страну, свою родину и свой народ. Никакого самоопределения в этом смысле у меня нет. Причисление себя куда-то — я не могу такого сказать», — утверждал он.
Хасис, которая называла его участником БОРНа, по его словам, оговорила его. «Сломали человека. Мне известно, что к ней выезжали правозащитники за полтора месяца до дачи этих показаний, говорили про давление, которое оказывалось на нее», — объяснил он. По его словам, он знал, что у Тихонова есть «проблемы с законом», но просил приятеля не посвящать его в свои дела.
— У вас есть татуировки националистического характера? — спросили прокуроры.
— Вопрос задан с целью предубеждения, поэтому считаю невозможным на него отвечать, — возражал Волков.
— Скажите, какая у вас татуировка — и все, — настаивал судья.
— Татуировки, которые я делал в возрасте 16–18 лет, сейчас не считаю нужным обсуждать, — отрезал подсудимый.
В этот момент другой подсудимый, Максим Баклагин, стал требовать, чтобы было озвучено, какие татуировки есть у него, но судья отказал ему. Обвиняемый рассказал, что у него есть татуировка в виде имперского флага, «который используют в Донецке». У Волкова — свастика.
Далее, когда присяжные удалились, адвокат Зацепин выразил судье свои возражения. В частности, он заметил, что судья допустил нарушение, указав, что помощь Волкова Тихонову, когда тот скрывался от правоохранительных органов, должна быть расценена как соучастие.
После перерыва в суд был доставлен Горячев. Его интересы представлял адвокат Николай Полозов.
Выступал свидетель около 20 минут. Горячев заявил, что никто из подсудимых ему не знаком, их фамилии он знает только из материалов уголовного дела. «Впервые о БОРНе я услышал в ночь с 20 на 21 апреля 2010 года в ходе допроса от полковника ФСБ России Виктора Владимировича Шаменкова», — заявил он. Когда его спросили о «Стратегии 2020», судья не позволил ему дать развернутый ответ. «Тогда мне ничего не известно», — сказал Горячев.
С Тихоновым свидетель познакомился в июне 2002 года. По его словам, их объединяло то, что оба были студентами исторического факультета, правда, в разных вузах. Тихонов учился в МГУ, а Горячев в Государственном университете гуманитарных наук. Студенты подружились, а через год начали издавать журнал «Русский образ». По словам Горячева, в 2004 году Тихонов отошел от деятельности, а он продолжил. «Русский образ» на базе журнала преобразовался в организацию.
С Хасис Горячев познакомился в 2009 году. По его словам, с середины июля до октября 2009 года видел ее только пять раз, из них наедине в кафе они общались два раза. «Доверительных отношений с Хасис у меня не было, это был незнакомый человек», — говорил свидетель.
О Филатове, его убийстве и других преступлениях он знал исключительно из интернета, многие события освящались в СМИ. О банде «Черные ястребы» тоже видел «краем глаза». С Владиславом Сурковым лично знаком не был.
Горячев заявил, что никогда не обсуждал с Тихоновым какие-либо силовые акции, и тем более никакую информацию о потерпевших — их адреса, телефоны, фотографии — ему не передавал.
— Финансирование организации «Русский образ» осуществлялось? — интересовался Зацепин.
— Нет, не осуществлялось, — отвечал свидетель.
— Вы являлись лидером БОРН?
— Нет, не являлся.
— Вы давали Тихонову деньги на организацию акций?
— Нет, не давал. Впрочем, как и вообще денег я ему не давал.
Горячев пояснил, что в 2009 года «был вынужден под давлением дать показания против Тихонова и Хасис». «Впоследствии от этих показаний я отказался официальным путем, — сказал он. — В интернете я был назван главным виновником их осуждения, хотя сейчас вижу, что сам Тихонов давал подробные показания обстоятельства нападения на адвоката Станислава Маркелова (именно за это убийство были осуждены Тихонов и Хасис. — РП)».
На этом заседание закончилось, судья отпустил свидетеля. Процесс продолжится в среду, 24 декабря.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин