Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Мина для министра

В правительство поступила на редкость своевременная идея запретить министрам и чиновникам публично делать прогнозы по курсу рубля
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
Евгений Туник, директор Института анализа политической инфраструктуры, обратился к премьер-министру России Дмитрию Медведеву с весьма интересным, своего рода тестовым предложением. Отказаться от него господину премьеру будет очень неудобно, придется изыскивать какие-то особенные аргументы. А между тем в идее политолога нет ничего оригинального. Практически все последние годы она витала в воздухе, диктовалась здравым смыслом, и просто удивительно, что прозвучала только сейчас.
Хватит умничать!
«Обращаюсь к вам с просьбой незамедлительно рассмотреть вопрос о введении моратория для госчиновников и связанных с ними лиц на любые прогнозы по поводу изменения курса рубля. Запретите членам своего кабинета министров и госчиновникам в целом высказывать какие-либо прогнозы и предположения по развитию ситуации на валютном рынке!» — восклицает Туник, и больше всего это его высказывание напоминает старое латинское dixi et animam levavi («сказал и облегчил душу»).
Аргументы тут просты и очевидны. Валютный курс — тот самый показатель, на который мы чаще всего обращаем внимание в повседневной жизни. Он бросается в глаза на улицах; он нагляден и очевиден; на него ориентируются, когда делают сбережения, планируют покупки и поездки, открывают собственное дело, думают об образовании и кредитах, да и вообще строят любые планы на будущее. В конечном счете динамика валютного курса влияет на самоощущение людей и социальный климат в стране.
При этом, как справедливо полагает Туник, многие заявления руководителей Минфина, Минэкономразвития, Центробанка, Сбербанка, а также главного экономического стратега страны Алексея Кудрина оборачиваются «бытовой валютной паникой среди населения», часто совершенно безосновательной. На протяжении всей нашей новейшей истории, начиная с 90-х годов, десятки августейших прогнозов исполнялись с точностью до наоборот, наглядно демонстрируя предел профессиональной компетенции их авторов и тем самым дискредитируя власть как таковую.
Китайцы, кстати, верные старой идее своих философов о вреде дурных новостей, на фоне падения юаня в мае 2016 года вообще сделали устное предупреждение экспертам о недопустимости пессимистических прогнозов. Пусть это чисто китайская манера, и она у них глубоко в традиции, логика в таком поведении есть. Не дело людей, отвечающих за развитие той или иной ситуации, рассказывать, как все будет плохо. Их работа в том, чтобы все стало хорошо.
К тому же следует иметь в виду, что персонажи, чьи должности связаны с экономической и финансовой политикой, потенциально остаются носителями инсайдерской информации и «теоретически могут ей манипулировать в интересах определенных групп влияния». «Ваши министры и чиновники, — пишет Евгений Туник Дмитрию Медведеву, — не могут не понимать: в силу их положения любой высказанный ими прогноз становится самоисполняющимся. Участники рынка воспринимают их как носителей инсайда, поэтому склонны чутко реагировать на их заявления. А российской экономике сегодня не нужны резкие колебания курса и рост связанных с этим депрессивных настроений».
Евгений Туник, разумеется, не предлагает таких наивных запретительных мер, как в Китае. Однако он убежден, что прогнозирование валютной ситуации в стране нужно отдать на откуп ученым и аналитикам, благо недостатка в последних пока не наблюдается. А чиновники, общаясь на эти темы с журналистами, могут ограничиться простым и емким «без комментариев».
Не забудем, не простим
Чувство собственного достоинства многих наших государственных деятелей, раздающих налево и направо свои предсказания, основывается не в последнюю очередь на нашей амнезии. Послушали умную голову с телеэкрана, расстроились лишний раз и отправились заниматься бытовыми делами. А ведь иногда можно и вспомнить, о чем они, казалось бы, совсем недавно нам говорили.
В октябре 2015 года председатель Центробанка Эльвира Набиуллина уверенно предрекала «снижение волатильности» курса рубля. Помесячные показатели рубля к доллару за январь — апрель 2016 года (76,25 в январе, 77,22 — в феврале, 70,47 — в марте, 66,68 — в апреле), не говоря уже о скачках конца года 2015-го, показывают всю глубину этого предсказания.
На рубеже 2015–2016 годов Алексей Кудрин обещал «повышение налогов с вероятностью 99,9%, падение цен на нефть до 16–18 долларов за баррель и доллар где-то между 70 и 80 рублями. Никак не 210 рублей за американский «зеленый», успокаивал он страну в те тревожные дни, когда курс пробил отметку в 85, и был, разумеется, в этом своем заключении прав.
Алексей Улюкаев
Алексей Улюкаев. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
Не менее глубокомысленно-точными выглядят и прогнозы министра экономического развития Алексея Улюкаева. В начале сентября 2015 года он предполагал, что рубль в конце 2015 — начале 2016 года будет стоить «чуть ниже» отсечки 61 за доллар и, опять же, не ошибся. Единственный нюанс, что это предположение он сделал в те самые дни, когда за доллар давали уже 68,5–69 рублей, но кого это в принципе должно тревожить? Ведь дальнейшее течение событий только подтвердило правоту господина министра. Разве мы станем спорить, что 85 — это «чуть ниже», чем 61?
Отвечать за слова
Бесконечно обсуждая, особенно в негативном ключе, курс валют и экономическую ситуацию в стране, министры и прочие государственные люди не просто поселяют тревогу за ближайшее будущее, но и дают своеобразную оценку своей собственной работе. В их высказываниях экономика предстает ничем не управляемой стихией, которую они анализируют с важным видом, как глубокие знатоки и профессионалы. Тот факт, что деньги они получают не за анализ, а как раз за управление этой экономикой, выносится за скобки.
Все дело в том, что лучшее место для большинства «птенцов гайдарова гнезда», которых немало в экономическом руководстве страны, — на студенческом или аспирантском семинаре, где можно без конца обсуждать проблемы макроэкономики и причуды рынка. Там бы все эти заявления и оценки выглядели бы уместно, оригинально, могли быть обсуждены и оспорены. Но когда ты умничаешь в студенческой аудитории, от твоих слов ничего не зависит. Когда работаешь в правительстве, ситуация несколько меняется.
Евгений Туник совершенно прав. Этим господам в первую очередь необходимо сделать элементарную прививку ответственности. Конечно, можно обойтись без запретов: зачем затыкать людям рты? Давайте просто введем правило увольнения госслужащего за два неверных публичных прогноза. Все мы несем личную ответственность за свои профессиональные ошибки, почему же для министров делается исключение?
***
Вспоминается прочитанная мной в далекой юности повесть американского фантаста Роберта Шекли «Билет на планету Транай». Там, в причудливо организованном обществе Траная, стать государственным мужем мог любой гражданин — достаточно было просто захотеть. Но каждому персонажу, занявшему ответственную должность, вживлялось небольшое взрывное устройство. Если количество недовольных деятельностью чиновника зашкаливало, раздавался взрыв.
Мы живем в совершенно другом мире. Но в любом случае человек, который берет на себя бремя власти, то есть ответственность за жизни и судьбы других людей, должен прежде всего уметь отвечать за собственные слова.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин