Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Мать умерла. Дело закрыто

Павел Астахов выясняет причину гибели многодетной матери из Тюмени, у которой опека изъяла троих детей
Наталья Савченко
16 июня, 2015 16:59
8 мин
Павел Астахов. Фото: Михаил Почуев / ТАСС
Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов взял под личный контроль расследование гибели жительницы Тюмени Ларисы Шадриной, у которой опека изъяла троих детей. «Запрошены и собираются все материалы по данному делу. Проводим всестороннее, объективное независимое расследование обстоятельств гибели Ларисы», — накануне написал омбудсмен в своем твиттере.
«Она была вся в синяках»
Павел Астахов узнал об этом случае после слушаний в Общественной палате РФ на тему «Законопроект о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия: мнение общественности». Документ проходит обсуждение по поручению Владимира Путина.
На этих слушаниях сотрудник ФПНТ «Отчий дом» правозащитник, кандидат социологических наук Константин Шестаков подробно рассказал о гибели многодетной матери в Тюмени, у которой, по его словам, незаконно изъяли детей. В результате действий правоохранительных и социальных органов при изъятии детей из семьи их мать, Лариса Шадрина, скончалась. За комментариями РП обратилась к Константину Шестакову, который непосредственно занимался и продолжает заниматься этим делом.
— У Ларисы Шадриной пятеро детей, — говорит РП правозащитник, — изъяты были трое младших. К сожалению, женщина слишком поздно обратилась к нам, но в любом случае я в курсе всего происходившего и могу апеллировать к словам самой Ларисы, ее мужа и ее детей.
По словам Константина Шестакова, все началось с анонимного звонка. В дом к Шадриным зашли представитель комиссии ПДН и трое автоматчиков. Лариса болела и не смогла встать в постели, а в холодильнике визитеры нашли аптечный пузырек с настойкой боярышника. Это дало основания предположить, что женщина попросту пьяна.
— Она сердечница, плохо себя чувствовала, встать не смогла. У кого дома нет боярышника? Полицейские буквально утрамбовали женщину в машину, она была потом вся в синяках. Детей тоже забрали. Вы просто представьте всю эту ситуацию. Чтобы хоть как-то защитить себя и детей, Шадрина написала заявление о нанесенных ей побоях. Тут все и закрутилось. Машина под названием «дискредитация заявителя» покатилась, — продолжает Шестаков.
Полиция: «Шадрины не навещали детей»
В пресс-службе УМВД России по Тюмени корреспонденту РП пояснили, что Лариса Шадрина с 2013 года состояла на профилактическом учете в ПДН ОП-6 УМВД по Тюмени. По данным полиции, она злоупотребляла спиртными напитками и привлекалась к административной ответственности по статье «Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних». Ситуация в семье Шадриных, по словам собеседника, пять раз рассматривалась на заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних. В полиции имеются соответствующие рапорты и записи в учетно-профилактической карточке.
Версия полицейских звучит так: в августе прошлого года при выезде по месту жительства семьи Шадриных было выявлено, что мать находится в алкогольном опьянении, супруг временно отсутствует, дети предоставлены сами себе. Младший мальчик двух лет болен, 8-летний сын нигде не учится по вине родителей, 15-летний подросток сменил несколько школ. Старший сын 19 лет находится в местах лишения свободы за совершение имущественных преступлений. В квартире был еще один ребенок — мальчик пяти лет. Было решено изъять трех младших детей из семьи. В январе 2015 года уголовное дело передано в мировой суд, первое слушание прошло 29 января, второе должно было состояться в феврале, но супруги на суд не явились. Лариса Шадрина умерла 2 марта. Дело закрыли. Особенно подчеркивается, что Шадрины не навещали детей.
Лариса Шадрина. Фото: ng72.ru
— Когда Лариса обратилась к нам, то говорила, что знать не знала о заседаниях, никто ей этого не сообщал. Женщина простая, к адвокатам обратиться возможности не имела — везде нужны большие деньги. Но сложа руки она точно не сидела и билась за детей, иначе зачем бы пришла к нам? Больше всего меня занимает вопрос, почему в полиции не провели медицинское освидетельствование на наличие алкоголя в крови женщины при первом задержании. То, что она была пьяна, не подтверждено документально, — говорит Шестаков. — Это вызывает большие сомнения во всех дальнейших действиях правоохранительных органов. Я вижу это так: приехали по звонку, отработали сигнал, поняли, что ошиблись. А тут Шадрина написала заявление о побоях. Всё! Свою ошибку власти признать не захотели и сделали все, чтобы сделать виноватой заявительницу. Детей-то отцу в конце концов вернули. Если все так плохо, если это семья маргиналов, почему же вернули детей? Намеренно поместили их в ситуацию, опасную для жизни? Или смерть матери как-то резко изменила моральный облик семьи? Где логика?
Не согласна с версией полиции и подруга Ларисы Шадриной, с которой на условиях анонимности побеседовал корреспондент РП.
— Я знала Ларису много лет, у нас дружили старшие сыновья, — говорит РП подруга умершей. — Прошу не указывать мое имя, у меня трое детей, я не хочу визита опеки. Она была простая женщина, худенькая, болела: сердце, гемоглобин низкий, слабость. Какая она алкоголичка с таким здоровьем? Обычная семья, небогатая, но не маргиналы уж точно. Муж хороший. Я теперь всего боюсь, по ним просто проехались жерновами, лучше бы деньгами помогли, есть же льготы всякие. А заболеть кто угодно может, разве нет?
Муж Ларисы отказался от общения с прессой.
Ювенальная юстиция де-факто
Тюменский правозащитник надеется, что с помощью Павла Астахова удастся привлечь к ответственности тех лиц, по чьей вине произошла трагедия, а главное, не допустить в дальнейшем подобных историй.
— Семья небогатая, обыкновенная, таких тысячи. Не всем быть красиво упакованными. Почему единственным решением властей становится изъятие детей? Вы уверены, что это не произойдет завтра с любым из нас? Почему не разобраться, не помочь? Да, старший сын находится в местах лишения свободы. Он один такой? Давайте тогда всех его «коллег» проверим и отберем оставшихся детей у их родителей. Забрать — это самое простое. Задача общественников в данной ситуации — доказать, что дело было фактически сфальсифицировано. Да, женщину, мать пятерых детей, не вернуть. Но, возможно, мы не дадим попасть в такую ситуацию следующей потенциальной жертве. Над нами смеются, понимаете? Говорят, что вы, мол, за бомжей заступаетесь? В нашем регионе имеют место случаи фабрикации уголовных дел по статьям УК РФ 116 («Побои») и 156 («Жестокое обращение с детьми») против порядочных непьющих и не асоциальных родителей с последующим изъятием детей. Такая практика — это проявление ювенальной юстиции, которая не существует де-юре, но де-факто все более распространяется в стране. У нас вообще нет системы помощи семье в трудной ситуации. Социальный работник должен точно знать, насколько ресурсна семья. Если есть хоть малейший шанс, этой семье надо помогать. Это должна быть главная задача социальных служб.
— Представители опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил так называемый сигнал, — комментирует произошедшее РП юрист Игорь Молчанов. — Он может исходить от врача, из школы, детского сада, от отдельно проживающих родственников ребенка, даже от соседей, которые посчитали, что вы «не так» воспитываете ребенка. Теоретически представители органов должны убедиться, что с ребенком все в порядке. Не стоит пренебрегать соблюдением процедур, установленных законом: уходить из роддома без выписки, игнорировать необходимость сделать прививки, отказываться от посещения детской поликлиники. Я сам отец и знаю, что ребенок может получить синяки и ссадины, скажем так, в процессе обычной жизнедеятельности: ролики, коньки, мячи и велосипеды оставляют свои следы. Имейте на этот случай четкое объяснение, откуда взялись эти «отметины». Педагог обязан сообщить в соответствующие органы, если заподозрит, что ребенка дома избивают. Специалистов опеки тоже нужно и можно понять. Иногда невмешательство приводит к трагедии.
темы
8 мин