«Мама у нас герой»
4 мин чтения
Семья Лавреновых. Фото: Юлия Лещинская / «Русская планета»

Семья Лавреновых. Фото: Юлия Лещинская / «Русская планета»

Галина Лавренова из села под Омском растит шесть приемных детей

В доме пахнет пирогами, теплом и почему-то зеленкой. Оказалось, здесь идет операция по исцелению кота: младшие лечат Кузьку, где-то поцарапавшего бок. Кот истошно орет, «врачи» увлеченно лечат: один держит, другой уговаривает, третий мажет, четвертая из-за недостатка роста то гладит кота по хвосту — до чего дотянулась, то вдруг начинает рыдать. Здесь так происходит всегда — ребята дружны, проводят время все вместе и обязательно чем-то заняты.

— Проходите, проходите, — встречает Галина Лавренова, — у нас обычно тихо. А тут чрезвычайная ситуация. Сейчас закончат и вернутся к своим делам.

Их у детей много: на полках аккуратными стопочками сложены паззлы, фломастеры, краски для рисования, пластилин. Улыбаются куклы, рассаженные по росту, под ногами — железная дорога. На стене плакат — «Это наша семья». В центре — мама, Галина Ивановна, вокруг шесть ее детей.

«Ты меня не оставишь?»

— Что надо иметь в душе, Галина Ивановна, чтобы любить чужих детей? — спрашиваю я.

— Не знаю, — отвечает она, — у нас чужих нет. Только свои.

Пять лет назад своей стала для Галины 15-летняя Алена. Через месяц — ее ровесница Олеся.

— Долго я ходила по инстанциям, документы на себя собирала — доказывала, что я хорошая мать: характеристика от руководства села, от участкового, с места работы, из школы, где дочка моя родная училась, курсы психолого-педагогические проходила, экзамен сдавала и много еще чего. Ну, это понятно и правильно — нельзя детей любому прохожему давать, — рассказывает женщина. — Разные люди и мотивы у всех разные. При мне в опеку женщина пришла: «Это тут детей дают, и деньги за них платят?» Деньги, действительно, платят, но не те, из-за которых без любви детей растить будешь. Тем более, если хочешь, чтоб твои дети ни в чем не нуждались — работать еще надо.

Опекунский совет у нас в районе — руководители социальных учреждений, давно работающие, уважаемые, документы мои изучили. Вопросы какие-то задали и… отказали. Сказали: «Мужа ищите». То ли пошутили, то ли испытать меня решили, в законе ведь не указано: и полная, и неполная семья может стать приемной. Одним словом, решила: все, не судьба. И вдруг через неделю звонок — специалисты органа опеки: «Ребенку нужна помощь». Сказали: «Девочка особенная». В справке почему-то розового цвета написано — умственная отсталость в той степени, когда уже и в школу не берут, и читать-писать не учат. На выходные дело было, думаю, возьму в гости.

Вернуть не смогла. Учила умываться и чистить зубы, есть яблоки, а не лук, который Алена со смаком откусывала сразу по половине. Бранные слова запретила сразу и категорично, потому первое время дочка моя все больше молчала — других слов не знала. Придумали мы с ней вместе уроки, нашли в библиотеке учебники для особых детей, завели тетрадки, и каждый день, без пропусков и выходных, учились буквам и цифрам, сложению и вычитанию, письму и чтению. Раз в неделю — обязательно стихотворение наизусть.

Теперь обе — Галина Ивановна и Аленка — знают, кажется, миллион стихов:

— Простые и понятные, но и они для нас победы, — улыбаются обе.

Аленка одна не остается, не может:

— Иногда вдруг забывает обо всем, чему мы научились в последние пять лет, и не помнит себя, — вздыхает Галина. — Потому не расстаемся мы с ней не на минуту. Так безопаснее для нее, а значит, и для меня. А вот с Олесей наоборот, вместе бываем нечасто — учится в коррекционной школе за 200 км. Наши только каникулы, праздники, да выходные иногда. Может, не хватает ей моей любви, не проходит дня, чтобы не спросила: «Мама, ты меня не оставишь? Не отдашь обратно?»

В свои 20 лет Леся, как называют ее дома, только заканчивает девятый класс. Это благодаря понимающим учителям и дополнительным занятиям — у мамы, Галины, и здесь своя программа. До 13 лет девочка не училась вовсе, не знала элементарного, очень удивлялась еженедельной бане и регулярному мытью рук. Теперь о школьных успехах она с гордость рассказывает маме, а еще делает поделки из бумаги, шерсти, яичной скорлупы и дарит их близким.

— Олеся как солнышко, — восхищается ею Галина. — Надо ей и работу выбирать, связанную с общением с людьми — будет радость всем приносить. Добрая, ласковая. Только бы не обидели. Может, выучиться на медсестру? Говорят, после таких школ принимают в медучилище, где готовят младший медицинский персонал. Буду узнавать, пора с профессией определяться.

«Удивляюсь своему счастью»

С криком — «Мама моя!» — в комнату вбегает самый младший член семьи — трехлетняя Яна. Обнимает за шею Галину и висит до конца разговора. Она маме, кажется, не мешает, ей беседовать так привычнее.

— Познакомились мы полтора года назад в детском доме. Наша болтушка и вертушка дичилась людей и категорично не шла на руки ни к кому. Меня увидела, подползла — тогда еще не ходила, села рядом. Теперь вот бегает за мной хвостиком, вместе со старшими ребятишками выплясывает под музыку, песни поет исключительно в микрофон. А смеется как! Смотрю на нее и каждый раз удивляюсь своему счастью. Я такая счастливая! — Три раза сплюнув, говорит Галина Ивановна. — Мне повезло с детьми, они все у меня такие хорошие: добрые, душевные. Конечно, бывает всякое, но ведь на то я и мать, чтобы помочь, поддержать, направить на правильный путь. И помощница у меня есть — моя дочь Катя. В школе работает, педагог. Когда надо, совет даст. Ребятишки ее любят.

Трое «последышей» — Даша, Надя и Дима — появились в семье Лавреновых полгода назад. Никогда не жалуясь на здоровье, Галина Ивановна вдруг не смогла ходить — заболела коленка. Еле добравшись до автобуса, отправилась к хирургу в райцентр. Сидя в очереди, заметила ребятишек из социально-реабилитационного центра.

— Проходя мимо, они почему-то мне улыбнулись, а я случайно заметила в медицинской карточке дату рождения младшего — 24 января, — вспоминает Галина. — Это ведь и мой день рождения. К хирургу так и не попала, коленка прошла сама собой, без всякого лечения, как будто только и надо было увидеть ребят. Спать не могла, думая об одном: о маленьких, но уже обиженных кем-то детях. Рано утром зазвонил телефон, я уже знала — опека. Так и стала богаче ровно на три счастья.

Галина Ивановна раньше была в детском саду воспитателем, теперь там только подрабатывает — моет пол. В хозяйстве забот прибавилось — купили корову, чтобы молока всем хватало.

— Дашуня почти взрослая — в четвертом классе, в куклы уже не играет, хотя подаренному «Беби борну» радовалась, прыгая чуть ли не до потолка. Вырезает поделки, вышивает и вяжет крючком. А в последнее время новое увлечение — батик, рисует по ткани. Надюша — тоже школьница, ей семь, но она маленькая, как будто задержалась в раннем детстве: не наигралась, не наласкалась. Иногда ломает язык, сюсюкает, на помощь зовет часто и без надобности. Пока подыгрываю: бегу, жалею, ношу на руках, а там видно будет. Димка — моя радость. Обещал, когда вырастет, каждый день покупать разные машины: трактора, КамАЗы, комбайны и меня катать. Так что жду. В судьбу верю, в чудеса, которые случаются…

Муж Галины, Владимир Лавренов, погиб в автомобильной аварии.

— Овдовела неожиданно, от того еще более страшно и обидно, — рассказывает Галина Ивановна с грустью. — В международный женский день с утра мне за цветами в соседний поселок поехал. Осталась на седьмом месяце беременности. Не было мне тогда и тридцати, а дальше жизнь как будто закаляла — работала, дочь растила. Трудные были времена: зарплату одно время в образовании вообще не платили, льготы отменили. Личную жизнь как-то пробовала наладить, не вышло. Жизнь городскую сменила на размеренную, сельскую. Одним словом, долго я шла к тому, чтобы стать многодетной матерью. И секрета тут никакого нет, любить надо детей и все. Всяких: своих, чужих, больных, здоровых. В этом счастье, во всяком случае — мое.

— Мама у нас герой, — говорит Екатерина, дочь Галины, учитель Неверовской средней школы. — Смотрю на нее и восхищаюсь. С каждым найдет общий язык, всем поможет.

— Как вы все успеваете, Галина Ивановна?

— Да совсем не трудно, просто надо, чтобы везде был порядок — этому и детей учу. У каждой самой маленькой иголочки должно быть свое место, а в большой семье, как у нас, тем более, — считает Галина Ивановна. — Чтобы каждый мог ее взять, не тратя времени на поиски. А помощников у меня хоть отбавляй: все делаем вместе. Иногда, конечно, жалею: был бы муж, Димке примером стал. На следующий год в секцию его отдам, там руководитель хороший: умный, добрый, спортивный — пусть на него равняется, да силу свою развивает, она в жизни ой как нужна.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Как крестился князь Владимир Далее в рубрике Как крестился князь ВладимирВыбор веры, византийская жена и отказ от обрезания – что говорят летописные источники о крещении святого князя Читайте в рубрике «Общество» Генералиссимусы России: дети исторических парадоксов27 июня 1696 года Петр I ввел в России звание генералиссимуса. За всю историю существования в нашей стране высшего воинского звания его удостоились только пять человек Генералиссимусы России: дети исторических парадоксов
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!