Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Люди с ограниченным состраданием

Почему дети-инвалиды в Красноярске столкнулись с равнодушием общества
Владимир Лактанов
5 мин
Фото: neinvalid.ru
Певица Диана Гурцкая написала письма каждому из жителей многоэтажного дома в Красноярске, расположенного по адресу Копылова, 66. Она просит их проявить сострадание к детям-колясочникам и дать разрешение пристроить к дому пандус. Он нужен, чтобы открыть центр инклюзивного образования, где дети с ДЦП смогут учиться вместе со своими здоровыми ровесниками. Речь идет даже не о деньгах, нужно просто согласие. Но жильцы дома в эфире телеканала НТВ заявили, что не дадут разрешения, поскольку не желают каждый день видеть в своем дворе детей-инвалидов, не хотят, чтобы они играли с их детьми. А председателю общественного движения «Право на счастье» Надежде Болсуновской, инициатору создания инклюзивного центра, одна из жительниц «нехорошего дома» цинично сказала: «Нельзя детей с повышенными потребностями к нам, они заразные».
«Русская планета» выясняла, почему в России люди с ограниченными физическими возможностями часто страдают от безграничного равнодушия окружающих к их проблемам, по каким причинам многие россияне плохо относятся к инвалидам или избегают общения с ними.
Письмо Дианы Гурцкой. Фото: личная страница Надежды Болсуновской в Facebook
Барьерная среда
Большинство опрошенных РП экспертов видят корни проблемы в советском прошлом.
— До Октябрьской революции отношение к инвалидам было иным. Их называли «убогими», то есть теми, кто уже под защитой у Бога, кто при жизни обрел Царствие Небесное. Их не сторонились, а наоборот, старались помочь. Юродивых почитали — вспомните хотя бы Василия Блаженного. Эти нормы поддерживались и Православной церковью, и общественной моралью, и государством, строившим дома призрения, — говорит культуролог Вадим Завадский. — После прихода к власти большевиков все изменилось: новой власти нужны были только полностью здоровые строители коммунизма — общества равных. А инвалиды одним своим существованием ставили под сомнение идею всеобщего равенства, доказывая ее неосуществимость. Поэтому людей, не соответствовавших активно насаждавшемуся стандарту «спортсмена, комсомольца и активиста», в лучшем случае просто не замечали.
Впервые государство обратило внимание на инвалидов после победы в Великой Отечественной войне.
— И лучше бы их по-прежнему не замечали, — рассказывает историк Иван Савельев. — К сожалению, в нашей истории есть такая позорная страница. В 1949 году, в преддверии 70-летнего юбилея Сталина всех инвалидов-фронтовиков, оставшихся без ног и рук, насильственно вывезли из крупных городов на Соловки, на остров Валаам. Они не должны были напоминать своим видом о том, какой ценой досталась Победа, а главное — не имели права портить праздничное настроение гражданам страны победившего социализма, где не было места несчастным.
Во времена Хрущева и Брежнева инвалидов не вывозили насильственно, но зато создали для них систему социальной изоляции, барьерную среду. Так, дети-инвалиды по зрению или слуху учились в специализированных школах-интернатах, чаще всего расположенных за городом, и практически не пересекались с обычными детьми. А о взрослых инвалидах в общественных местах практически ничего не напоминало — те же пандусы имелись только в больницах. Среднестатистический советский человек с детства привыкал не видеть рядом с собой людей с ограниченными возможностями, а сами они привыкли к тому, что должны жить отдельно от других членов общества.
— Создание сети специализированных детских садов, учебных заведений, предприятий привело к тому, что в менталитете советского человека было заложено: инвалидов нужно сторониться. Дети, наблюдая за поведением взрослых, перенимали норму с детства. После такого нечего удивляться, что не только в России, но и на всем постсоветском пространстве отношение к инвалидам иное, чем во всем остальном цивилизованном мире, — рассуждает Вадим Завадский. — Понадобится не одно поколение, длительный опыт совместного проживания рядом с людьми с ограниченными возможностями, чтобы отношение к ним стало цивилизованным. И, разумеется, необходимо, чтобы государство при этом вело последовательную политику по формированию общества, в котором гуманное отношение к инвалидам на всех уровнях станет нормой.
Вопреки инстинктам
Научить людей не сторониться инвалидов, а спокойно контактировать с ними, помогать им, будет непросто.
— Как ни грустно, но среди инстинктивных программ, унаследованных нами от предков, есть и такая: считать любое отклонение от нормы отталкивающим, — поясняет этолог, кандидат биологических наук Константин Зайцев. — Эта врожденная программа позволила в процессе эволюции отбирать только лучшие характеристики и отсекать мутации. Она есть у большинства живых существ. Благодаря этой программе мы невольно чувствуем стремление держаться подальше от людей, отличающихся от нас в физическом или психическом плане. Причем совершенно не важно, врожденные эти отличия или приобретенные.
Но цивилизация для того и существует, чтобы побеждать инстинктивные программы, не соответствующие нашим этическим нормам.
Жители дома 66 на улице Копылова выступают против установки пандуса. Кадр: НТВ
— Программа украсть еду у зазевавшегося сородича или отобрать ее у слабого в человеке тоже заложена, но обществу вполне успешно удается с нею бороться — и на уровне морали, и на уровне закона, и на уровне религии, — продолжает Константин Зайцев. — Изменить отношение к инвалидам тоже возможно, нужно лишь прилагать постоянные усилия, которые позволят противостоять инстинктам. Необходимо объяснять людям, в чем биологические корни их инстинктивного неприятия людей с ограниченными возможностями, чтобы они могли сознательно избавиться от влияния одной врожденной программы и сделать выбор в пользу другой. Ведь инстинктивная программа помощи ближнему у нас также есть. В Европе тоже не всегда к инвалидам относились так, как сейчас, но там сумели преодолеть стереотипическое поведение граждан.
Именно непонимание причин врожденного стремления как можно реже контактировать с инвалидами становится причиной распространения странных слухов о том, что такое общение опасно.
— Показательно, что жительница дома №66 заявила, что инвалиды «заразные», хотя любому человеку с минимальным школьным образованием должно быть известно, что это не так. Когда мы не понимаем, что в основе наших эмоций лежат инстинктивные программы, мы пытаемся объяснить и оправдать свое аморальное поведение любым путем, даже с помощью самых фантастичных и вздорных теорий, — соглашается с такой точкой зрения кандидат психологических наук Роман Ольшевский. — Годится все, что угодно. Например, что, пообщавшись с больными людьми, можно «заразиться» их бедами или проблемами, что такое общение принесет несчастье. Поэтому так важно понимать, что кроется за нашими эмоциями, объяснять, рассказывать.
Страх — от незнания
По мнению психологов, еще одна причина, по которой многие люди стремятся свести к минимуму контакты с людьми с ограниченными возможностями, состоит в том, что так они стремятся избавить себя от ненужных им переживаний.
— Как ни странно, но именно так чаще всего ведут себя люди с развитой эмпатией, — поясняет психолог Ольга Серкова. — Они легко могут представить, насколько тяжело приходится инвалидам, и стремятся избежать этих переживаний. Людям страшно встретиться с теми эмоциями, которые может пробудить в них общение с инвалидами, даже если это самые лучшие чувства, например сострадание, желание помочь. Тем более что они понимают, что не смогут изменить ситуацию в самом главном. И тогда людей пугает собственная беспомощность.
Единственный способ переломить ситуацию в этом случае — это объяснить всем россиянам, что инвалиды — это совсем не обязательно несчастные, страдающие люди. Они точно так же могут радоваться жизни, создавать семьи, заводить детей. Нужно лишь совсем немного помочь им социализироваться.
— Очень важно, чтобы люди научились грамотно взаимодействовать с инвалидами в различных повседневных ситуациях, — продолжает Ольга Серкова. — Ведь сейчас из-за отсутствия общественных норм поведения в этих случаях многие не решатся, например, поднять и подать упавший зонтик человеку без руки. Кто знает, вдруг он обидится и посчитает это намеком на его неполноценность? Да и сам такой человек будет мучиться, часами складывая продукты в корзинку в супермаркете, но никого не попросит о помощи. Поэтому и здоровым, и людям с ограниченными возможностями нужно объяснять, показывать, как вести себя в различных ситуациях. Тогда и нежелание общаться уйдет вместе со страхом друг перед другом.
Взрослые и дети должны постоянно видеть людей с ограниченными возможностями, чтобы не пребывать в страхе перед ними.
— И, конечно, нужно отказаться от постоянной пропаганды молодости, красоты и здоровья как непременных условий счастья, которая льется на нас со всех каналов телевидения, — считает Роман Ольшевский. — Само по себе это неплохо, но люди с ограниченными возможностями никак в такую картинку не вписываются. Давайте уже решать, в каком обществе мы хотим жить: в стране юных красавцев, которым плевать на всех вокруг, или же в окружении людей, которые ставят помощь ближнему превыше красоты и молодости. Ведь завтра мы сами можем оказаться в положении людей, не соответствующих рекламируемому стандарту.
Первые шаги для изменения общественных норм по отношению к инвалидам уже сделаны.
— Позитивных перемен много, — резюмирует Ольга Серкова. — Во многих многоквартирных домах появляются подъемники, в общественных зданиях — пандусы. Я знаю многих молодых людей, которые работают волонтерами в различных фондах и помогают людям, имеющим отклонения в умственном и физическом развитии. Меняется и отношение российского общества к инвалидам. Процесс идет, но, чтобы быстрее получить результаты, мы все должны начать с себя, со своих семей. Если мы сами будем вести себя достойно и научим детей гуманно относиться к инвалидам, то вырастим поколение граждан, которым такие понятия, как «доброта» и «безвозмездная помощь», будут знакомы не понаслышке. Тогда и люди, не дающие разрешения пристроить к своему дому пандус для инвалидов, станут анахронизмом. Это наша обязанность. А обязанность государства — принять такие законы, при которых решение о строительстве пандуса перестанет зависеть от настроения кучки озлобленных на весь мир людей.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин