Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«Леонов поменял космическую еду на хлеб»

Как спасали экипаж корабля «Восток-2», когда он приземлился в глухой пермской тайге

Владимир Лактанов
4 мин

Космонавт Алексей Леонов покидает корабль «Восток-2». Фото: репродукция фотохроники ТАСС

С 1958 года в Пермском крае изготавливают двигатели, выводящие космические аппараты на орбиту. В марте 1961 года на юге Прикамья приземлился спускаемый модуль с собакой по кличке Звездочка, благополучно вернувшейся из околоземного пространства непосредственно перед полетом Юрия Гагарина. Еще через четыре года, в марте 1965-го, в пермской тайге совершил аварийную посадку корабль «Восход-2».
Во время этого полета Алексей Леонов стал первым в мире человеком, вышедшим в открытый космос. Правда, он при этом едва не погиб — его скафандр раздулся так, что возвращение в корабль оказалось под вопросом, он долго не мог протиснуться в люк. А потом все могло плохо закончиться еще раз, когда при посадке на Землю отказала автоматическая система управления спуском. То, что произошло дальше, Алексей Леонов описывал так: «Корабль начало крутить. И мы впервые в истории космонавтики осуществили спуск в ручном режиме. Поскольку орбита была выше, промазали: приземлились не в казахских степях, а в пермской тайге. Отстрелили люк и… утонули по плечи в снегу. Мороз — минус 25 градусов». Чтобы не погибнуть от холода, Алексею Леонову и Павлу Беляеву пришлось разжигать костер и надеяться, что их скоро найдут. Ждать пришлось трое суток. После этой посадки курс выживания включили в обязательную программу подготовки космонавтов. 
Один из пермяков, искавших экипаж «Востока-2» в тайге, рассказал РП, как Алексей Леонов первым делом предложил спасателям поменять космическую еду на обычный хлеб и почему потом вся округа щеголяла в оранжевом шелке.
«Мы сначала не поверили»
Валентин Рожков в 1965 году был главным механиком Шемейного леспромхоза «Пермьлеспрома», на территории которого приземлился экипаж «Восхода-2», и руководить наземной спасательной операцией поручили именно ему. Он до сих пор живет в Перми. И все события помнит едва ли не поминутно, хотя в этом году и отмечает юбилей — 80 лет.
Валентин Рожков
Валентин Рожков. Фото из личного архива
19 марта 1965 года Рожков был на совещании главных механиков комбината «Уралзападлес» в городе Березники.
— Мы — все, кто приехал на совещание, — пошли пообедать в ресторан на площади Ленина, возле драмтеатра. Видим, что на площади собралась уйма народу. Многие с кинокамерами, все пространство забито. Даже на крышах пятиэтажек люди были, — вспоминает в разговоре с корреспондентом РП Валентин Рожков. — Стояло несколько автопогрузчиков с вертикальными стрелами, на площадках наверху тоже были телевизионщики с камерами. Мы подошли к одному такому автопогрузчику и спрашиваем: «Что случилось?» А нам отвечают, что скоро должны привезти космонавтов, Леонова и Беляева. Они приземлились то ли возле Романова, где была военная база, то ли возле Вогулки. Мы решили, что это просто бред, не поверили.
Вскоре директор комбината Игорь Барабашкин позвал Рожкова в кабинет и рассказал о разговоре с  министром обороны маршалом Малиновским. Тот сообщил, что где-то на территории леспромхоза, в котором работал Рожков, приземлились космонавты. И поэтому ему срочно нужно отправляться домой, чтобы поднять всех людей на их поиски.
— Уже часам к семи вечера я добрался до нашего леспромхоза — дороги до него от Березников было около 90 км. Там меня уже все ждали — и партком, и профком, и мастера, и бригадиры, потому что приказ о начале поисков прибыл раньше меня. Мы сформировали поисковые группы. В каждой из них было по три человека из тех, кто хорошо ходил на лыжах, — никаких дорог в этом районе тогда не было, а снег в тот год был очень глубокий. В одной из троек оказались наш главный лесник Николай Кожухов и Иван Федосеев из соседнего Ощепковского леспромхоза. Мы снабдили все группы продуктами и в полной экипировке отправили к действующим делянкам леспромхоза. Там они переночевали в теплушках, чтобы на рассвете оправиться на поиски.
«В избу принесли все ковры и цветы в горшках»
О том, что произошло дальше, Валентин Рожков знает по рассказам лесника Николая Кожухова. Как только стало светать, группа, в которой были Кожухов и Федосеев, доехала на автобусе до деревни Кургановка. Там поисковики расспросили местных, не видели ли они что-нибудь необычное — может, спускающийся парашют или какой-то взрыв, шум.
Один из деревенских мальчишек рассказал, что вечером 19 марта он возвращался домой из соседней деревни и видел, как с неба спускалось что-то большое и красное, а под ним висело еще что-то черное. Показал направление. Примерно в эту сторону и отправились лыжники поискового отряда, чтобы прочесать тайгу.
22 марта вечером лесники наконец-то нашли замерзших космонавтов. Когда они вышли к их костру, то Алексей Леонов пожал им руки и спросил, где приземлился корабль. Узнав, что они в Усольском районе Пермской области (в Пермский край она была переименована в 2005 году. — РП), задал второй вопрос: «А сколько километров до военной базы в Романове?» Услышав, что где-то 90–100, Леонов сказал Беляеву: «Вот видишь, на секунду раньше, чем нужно, ручное торможение включили, поэтому и не долетели до Романова».
— Если бы они попали к ракетчикам, так никто ничего об этой истории и не узнал бы, — говорит Рожков. — Потом Леонов спросил у лыжников, есть ли у них с собой хлеб: к моменту, когда их нашли, космонавты уже изрядно соскучились по обычной еде. Наши ребята угостили их всем, что было в рюкзаках. Космонавты в ответ поделились с ними едой из тюбиков. Потом с ребят взяли подписку о неразглашении, им приходилось молчать. Но оно и понятно: по радио говорили, что космонавты давно отдыхают в гостинице, а они в глухой тайге мерзли, не знали, отыщут их или нет.
Во время поисков телефон в леспромхозе просто разрывался — все хотели знать, есть ли результат.
— А мы и сами ничего не знали, — рассказывает Рожков. — Ждали, что Леонова с Беляевым привезут в Шемейный, готовились торжественно их встретить: в одну из изб принесли все ковры и цветы в горшках, что у нас были, сочиняли приветственные слова. И очень расстроились, когда поняли, что к нам они не попадут. Как потом выяснилось, космонавтов на лыжах вывели к Кургановке, оттуда вертолетом доставили в Большое Савино, а потом самолетом отправили на Байконур.
«Все щеголяли в оранжевом шелке»
23 марта в леспромхоз прилетел еще один вертолет. Из него вышли три полковника, которые попросили Валентина Рожкова найти им хорошего вальщика леса. Объяснили, что необходимо срубить деревья вокруг космического аппарата «Восход-2», застрявшего в них, чтобы его можно было эвакуировать. Еще нужно расчистить площадку, чтобы на нее мог сесть вертолет. Эта просьба привела главного механика леспромхоза в замешательство: все до единого вальщики в это время были в тайге.
— Такое облегчение было, когда я вдруг услышал, как где-то в поселке возле котельной заработала бензопила! Позвонил кочегару, спросил, кто пилит. Оказалось, что Вася Наседкин — он у нас был подсобником на подкомлевке. Я объяснил, что есть один человек, но он не специалист. Они решили сами на него посмотреть. Потом сказали, что подойдет, пусть летит. Только сперва отправили домой взять запас цепей, бензина и переодеться в чистую одежду — спецовка у Васи была грязная. Я перед вылетом вертолетчикам объяснил, что сначала Васю по лесенке спустите, а потом бросайте вниз бачки с горючим и бензопилу. Но они все перепутали и сделали наоборот. Вася спустился, а бензина нет, все вытекло. Пришлось еще один рейс делать.
А уже в апреле главных героев поиска — лесников Николая Кожухова и Ивана Федосеева — вызвали в Москву. Там во время передачи, которую снимали на Центральном телевидении, они преподнесли летчикам-космонавтам памятные подарки от жителей Прикамья.
— Мы все долго ломали голову, что подарить. Решили вручить Леонову наш главный рабочий инструмент — бензопилу «Дружба», а Беляеву — чучело лисы. Потом примерно через месяц к нам в леспромхоз прилетел военком Пермской области и подарил всем троим — Кожухову, Федосееву и Васе Наседкину — памятные наручные часы, на которых было выгравировано: «19 марта 1965 года. За выполнение особо важного государственного задания. Министр обороны маршал Малиновский». Нас поразило, что часы были швейцарские — мы тогда и не знали, что такие бывают. А ребята отыскали в тайге два оранжевых парашюта, на которых приземлялся космический аппарат, и нашили себе из них рубах. Чуть ли не все в оранжевом шелке щеголяли! Незабываемые были времена!
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин