По состоянию на 2 июля 10:30
Заболевших661 165
За последние сутки6 760
Выздоровело 428 978
Умерло9 683
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Контрсанкциям остался год

Отмена продуктового эмбарго сведет на нет импортозамещение в сельском хозяйстве
Мария Кузьмина
16 января, 2017 10:00
4 мин
РИА Новости / Владимир Песня
Не успел Дмитрий Медведев похвалиться перед россиянами, что продукты на его новогоднем столе — все сплошь импортозамещенные, как вице-премьер Игорь Шувалов заговорил о скорой отмене санкций и ответного продовольственного эмбарго. Он признал, что держать рынок продовольствия закрытым долго не получится, и призвал готовиться к скорой отмене санкций. «Во всяком случае, в моей работе, мне и министру сельского хозяйства, министру экономики, скорее всего, нужно исходить из того, что контрсанкции будут отменены. Даже если этого не произойдет, это будет другая для нас задача», - заявил Шувалов во время своего выступления на Гайдаровском форуме, который прошел в конце прошлой недели.
Надежду на отмену санкций Шувалов связал с изменением политического климата в США с приходом нового президента Дональда Трампа. «Как будет развиваться политическая повестка, мы с вами увидим. Сейчас придет новая администрация США, как это все будет развиваться в их диалоге — США и ЕС, как они будут говорить с нами. Вы знаете позицию нашего президента - мы готовы всегда к этому диалогу настолько, насколько к этому готовы наши партнеры», - добавил Шувалов. По его мнению, ожидать отмены санкций стоит не раньше конца 2017 года.
По мнению вице-премьера, главное условие выживания российских производителей — здоровый элемент конкуренции. «Чтобы они были сильнее». Однако конкурировать с импортными производителями продовольственных товаров российские не могут по определению. Если крупные холдинги еще как-то справляются, то малый и средний бизнес после отмены контрсанкций проиграет. А ведь именно малые и средние предприятия составляют значительную долю в сельском хозяйстве Европы.
Протекционизм, а вовсе не конкуренция — вот основной двигатель развития сельского хозяйства во всем мире, странно предположить, будто Шувалов этого не знает. Все развитые западные страны предпринимают активные меры поддержки собственного аграрного сектора, не скупятся на субсидии и дешевые кредиты. Именно это позволяет небольшой европейской стране Голландия, размером с Московскую область, уверенно держаться в лидерах продовольственного рынка мира. Для сравнения, в странах Европейского союза субсидии в сельское хозяйство составляют почти 50% от стоимости продукции, в Финляндии — стране, которая практически полностью находится за полярным кругом и поставляет в Россию свои продукты — 70%, а у нас — лишь 3,5.
Членство в ВТО, которое, по мнению многих, мешает осуществлять протекционистскую политику в России, не помеха. Страны ЕС, несмотря на участие во Всемирной торговой организации, находят эффективные способы, как помочь своему сельскому хозяйству. Например, финансируют не напрямую, а вкладываются в развитие науки в аграрном секторе, что дает результат в долгосрочной перспективе.
Не будем лишний раз упоминать, какие низкие проценты по сельскохозяйственным кредитам дают в Европе, какими многочисленными льготами там пользуются фермеры, от скольких налогов они освобождены, и так далее.
А что же у нас? Ярким примером может стать история фермера Олега Сироты. Вдохновившись санкциями, он решил начать бизнес в сельском хозяйстве и в 2014 году открыл сыроварню, вложив туда все свои средства. Трудности, с которыми пришлось столкнуться новоиспеченному фермеру, Олег подробно описывал в соцсетях. «Русская Планета» задавала вопрос Сироте — что нужно, чтобы российское сельское хозяйство развивалось, и что произойдет, если отменят контрсанкции. Олег признался: это будет равносильно катастрофе.
«Мы не сможем конкурировать с французскими или швейцарскими фермерами. Они получают огромные дотации. У них нулевые кредиты, лизинги. У них есть профессиональная подготовка, которую оплачивает государство. Конечно, мы им проиграем», - рассказал фермер.
Простой пример: в той же Латвии литр молока стоит в пересчете на российскую валюту – 12 рублей. У нас – 38-39 рублей. Причем свое молоко, как объясняет Олег, по стоимости выйдет не намного дешевле. Такая стоимость набегает из-за высоких налогов, кредитных ставок. А если еще и корма для коров купить лучше обычного – ровно та же цена и выйдет.
Все небольшие фермы, которые начали как грибы после дождя открываться в последние годы в России, скорее всего, хозяевам придется закрыть. «Нас, фермеров, в вопросе отмены санкций спросят последними, - сетует Олег. Возможно, небольшие фермы останутся, но как туристические проекты, агротуризм нынче в моде. Но о том, что на полках наших магазинов появится настоящий русский пармезан, можно будет забыть».
темы
4 мин