Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Конфискуем все

Владимир Путин потребовал конфискации имущества чиновников-коррупционеров

Виктор Мартынюк
28 января, 2016 10:00
5 мин

Фото: Петр Чернов / РИА Новости

Двадцать семь миллионов рублей — такая сумма отныне фигурирует в уголовном деле, заведенном на экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина. Таков объем мзды, которую, по версии следствия, чиновник получил от кандидатов в депутаты городской Думы Южно-Сахалинска на выборах в 2014 году.
Как установили следователи, в качестве «сборщиков» денег для главы региона выступали мэр Южно-Сахалинска Андрей Лобкин со своим замом Алексеем Лексиным, а также замруководителя аппарата губернатора Анатолий Макаров. Они, в свою очередь, передавали деньги начальнику секретариата главы Сахалина Вячеславу Горбачеву, и уже тот нес их Хорошавину.
Известны и имена тех «счастливчиков», что в ходе выборов в гордуму решили положиться не на программы и фортуну, а на обещанный им взамен вознаграждения административный ресурс. Так, следствие предполагает, что лидер местного движения «Город для людей» Юрий Цой заплатил за победу 5 миллионов рублей, главе ООО «Сахгидро» Константину Бурдюгову и инвестору Владлену Малькову пришлось раскошелиться каждому на вдвое большие суммы, зато уже с действующего депутата Сергея Короткова взяли по минимуму — всего-то 2 миллиона целковых.
Пикантно на фоне этой новости смотрится только что прошедшее очередное заседание президиума президентского Совета по противодействию коррупции. Оно, конечно, не было специально к ней приурочено, но пришлось очень кстати — для наглядности процесса изведения взяточников из высоких кабинетов лучше и не придумаешь.
Тем более что на заседании прозвучало важное требование. «Нужно совершенствовать и такой антикоррупционный механизм, как изъятие и обращение в доход государства имущества, которое приобретено на незаконные или сомнительные деньги, в том числе с учетом международно-правовых норм следует возвращать активы, нелегально или незаконно выведенные в другие юрисдикции», — приводит слова Владимира Путина официальный портал главы государства.
Тема конфискации имущества — одна из больных в современной теории права, споры ученых-правоведов относительно нужности и эффективности данной меры велись и при царях, и при генсеках, продолжаются они и сейчас. Просуществовавший вплоть до 1885 года институт конфискации имущества осужденных вернулся в отечественное право уже после революции, пережил Советский Союз и лишь из редакции Уголовного кодекса от 2003 года он был исключен как вид наказания. Правда, спустя уже три года вновь вошел в УК, но уже под определением «иной меры».
Дискуссия о важности полноценного возвращения положения о конфискации «по советскому образцу» отнюдь не стихла, но тут на помощь нашему бюрократу пришел Запад со своими санкциями. Весь этот один большой и безразмерный «список Магнитского», который, похоже, был воспринят иными чиновниками как некая охранная грамота — «я под санкциями Запада, а значит, могу себе позволить…»
И похоже, что до последнего времени Кремль действительно стремился несколько минимизировать для элит негативный эффект от вступивших в силу ограничений. «Но элиты не оценили добрую волю российского президента и продолжили вести себя так, как будто на дворе продолжаются благополучные нулевые без признаков кризиса, — посетовал в беседе с "Русской планетой" политолог, декан факультета политологии и социологии Финансового университета при Правительстве РФ Александр Шатилов. — Они решили, что можно так же, без оглядки на что бы то ни было пилить бюджет, иметь сверхдоходы сомнительного происхождения и едва ли не в открытую воровать. И Владимиру Путину просто не осталось иного выбора, кроме как очень доходчиво дать понять элитам, что прежней лафы уже не будет».
Как бы то ни было, но ведь армия юристов, практикующих в области консультаций по обходу действующего антикоррупционного законодательства, это факт, не требующий лишних доказательств. И в свете последних уголовных дел (среди которых «кейс» Хорошавина еще не самый яркий) идея возвращения в Уголовный кодекс положения о конфискации у коррупционеров всего имущества, а не только нажитого преступным путем, уже не выглядит экзотической.
Прямая угроза нацбезопасности
«Сегодня тема борьбы с коррупцией пока что похожа на неловкую попытку выглядеть хорошо перед избирателем, — сказал РП член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Вадим Соловьев. — Между тем проблема эта нешуточная. По разным оценкам, в коррупционных схемах сегодня крутится более половины государственного бюджета, тогда как в Советском Союзе — для сравнения — только 4% бюджета находилось в тени».
А значит, это уже не просто вопрос наведения порядка в бюрократическом хозяйстве. Тут можно и нужно говорить всерьез об угрозе национальной безопасности. Связанные круговой порукой ответственные чиновники готовы пойти на все ради сохранения своего преступного статус-кво. Но если коррупция поражает силовые верхи, это действительно становится опасностью для самого существования государства. Кажется, разумным людям лишний раз доказывать правоту этого тезиса не приходится.
Но процесс запущен, требование предъявлено, громкие уголовные дела ведутся, фамилии оглашаются. Дело за малым — за рядом очень важных поправок в УК, касающихся не только механизма конфискации, но и дополнительной ответственности чиновников за неоправданно высокие траты при формально скромных жалованиях. И тот же сахалинский губернатор, которому насчитали 27 млн рублей взятки, должен был бы еще объяснить происхождение остального движимого и недвижимого имущества. И расписаться под протоколом о полной конфискации. Обычной тюремной шариковой ручкой. Иначе благие пожелания так и останутся благими пожеланиями. 
темы
5 мин