Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Кому мешает русский «Мир»

Банковское сообщество считает национальную платежную систему дорогостоящей и неэффективной
Михаил Мельников
2 декабря, 2015 18:30
8 мин
Фото: Виталий Аньков / РИА Новости
За несколько дней до выхода первой отечественной платежной карты системы «Мир» выяснилось, что сроки сдачи проекта безнадежно сорваны, а его стоимость вырастет минимум на миллиард долларов.
Что важнее — ключ или замок?
Национальная платежная система России на бумаге была создана летом 2014 года на волне первых санкций, когда существовал серьезный риск отключения РФ от Visa и Mastercard. Весной 2015-го система получила название «Мир». К сожалению, в обоих смыслах оно не соответствует действительности: на глобальное признание система не рассчитывает («кобейджинговые программы с международными платежными системами» едва ли воплотятся в реальность), да и причины ее появления на свет были отнюдь не мирными.
Сроки выхода первой действующей карты, поддерживающей систему «Мир», были назначены на декабрь 2015 года. Однако лишь на рубеже октября–ноября оператор проекта сообщил о создании рабочей группы по разработке отечественного стандарта криптографической защиты банковской информации. Дело это небыстрое: по сути, речь идет о создании с нуля уникальной системы шифрования данных. Вопрос целесообразности спорен: уже существует общий криптографический стандарт EMV (Europay, MasterCard, Visa), и им вполне можно было воспользоваться.
Нужно ли при наличии готового решения изобретать велосипед? Соображения насчет национальной безопасности выглядят сомнительными: даже разработчики системы EMV — сертифицированной, кстати, в ФСБ РФ, — не могут взломать это шифрование. Точно так же, как производитель дверных замков не может открыть сделанный им же замок, не зная совершенно точно, какая секретная комбинация в нем использована, то есть не имея ключа. На сетевом языке, кстати, используется тот же термин — «ключ шифрования».
Будет ли новая российская система надежнее общемировой? Не факт, ведь на наш продукт тут же налетят хакеры со всего мира, тогда как с EMV борются лишь самые отчаянные одиночки. Нахождение алгоритма взлома EMV принесет слишком большие убытки мировой банковской системе, и можно быть совершенно уверенным, что контролирующие ее граждане дотянутся до гения, чтобы сделать его жизнь короткой и неприятной. Нахождение алгоритма взлома российской системы будет профинансировано теми же самыми гражданами: они вообще не любят конкуренцию.
Империя криптомодулей
Возможно, кто-то счел, что империя и сверхдержава без собственной криптографии — это несолидно. Спешим уточнить: систем шифрования у нас предостаточно, одних ГОСТов по ним пять штук. Другой вопрос, что для операций с прямым доступом к деньгам граждан и организаций все они могли показаться недостаточно солидными. Однако издержки от создания нового алгоритма обещают быть огромными.
В России около полутора миллионов устройств для работы с расчетными картами — банкоматы и POS-терминалы, причем их число увеличивается с каждым днем. И ни одно из них новый алгоритм не поддерживает — хотя бы потому, что его еще не существует. В каждом устройстве есть специальный криптомодуль, обеспечивающий работу по протоколам EMV, и «понимать» заточенные под российский алгоритм карты эти банкоматы и терминалы не будут.
Значит, придется ставить второй криптомодуль, цена которого, по оценкам участников рынка, может достичь нескольких тысяч долларов: можно не сомневаться, что ФСБ услуги по лицензированию оценит недешево. Умножаем эти условные 2–3 тысячи на указанное число устройств — и видим возникшую на ровном месте огромную проблему. Как для государства, так и для бизнеса, как для ФСБ, так и для простых граждан. Впрочем, не исключено, что все эти опасности сильно преувеличены, ведь тревогу бьют в первую очередь банкиры и контролируемые ими «независимые аналитики».
Пока все попытки создать национальную платежную систему ограничиваются красочными презентациями в высоких кабинетах. Фото: Михаил Климентьев / ТАСС
Прозрачность на грани приличий
Встает вопрос: если все так сложно, зачем россиянам при живых «Визах» и «Мастеркардах» заводить себе «Мир»? Мало кто будет добровольно заказывать новую карту, и значит, «Миром» в принудительном порядке обеспечат бюджетников. Пользоваться за границей «Миром» не получится, значит, при выезде все равно придется привязывать к счету какую-нибудь «Визу». Тип карты станет еще одним индикатором социального расслоения: «Визы» с «Мастеркардом» — для крутых, «Мир» — для лохов. Как сейчас высшие чиновники перед телекамерами ездят на «Ладах», так они будут напоказ расплачиваться «Мирами», а в повседневной жизни — только западными картами с их «ненадежной EMV».
И дело тут не только в понтах. Главным смыслом введения новой платежной системы как раз и является создание криптографического стандарта — такого, к которому российские спецслужбы получат полный доступ. После этого данные обо всех транзакциях будут прямым путем, без всяких утомительных запросов в банки ложиться на стол ведущего ваше дело следователя (ну или просто попадать в базу данных ФСБ). Понятно, почему это не устраивает банкиров, почему они заранее бьют тревогу: новая система повысит контроль государства над этой традиционно мутной сферой.
Примерный срок полного внедрения будущего стандарта — 6–7 лет, до тех пор карты «Мира», по всей видимости, будут выпускаться на основе стандартов EMV. Впрочем, их работоспособность за рубежом все равно маловероятна: даже в РФ к платежной системе «Мир» подключен лишь 31 банк.
Лекарство от апокалипсиса
После двух десятков лет постепенной интеграции России с другими странами, в первую очередь с Западом, с «золотым миллиардом» разрыв связей не мог быть безболезненным. Тем более что в большинстве отраслей мы оказались к нему не готовы, хорошо хоть ВПК сохранили, ГЛОНАСС запустили и автопроизводство наладили.
Критикуя саму идею отечественной платежной системы, многие аналитики и журналисты забывают, что большинство россиян живет, как ни удивительно, в России, и за границу эти люди не выезжали даже в самые либеральные и сытые времена. Им плевать, работает ли их зарплатная карточка на Багамах, им нужна гарантия того, что ее примут в ближайшем продуктовом.
А теперь представим себе ситуацию, при которой Россию все-таки отключают от международной системы транзакций SWIFT и блокируют Visa, Mastercard, Maestro и другие типы карт. Деньги десятков миллионов россиян просто зависнут на счетах, получить их можно будет только в отделениях банков. Причем снять нужно будет срочно: многие так привыкли к картам, что практически не имеют в кошельках бумажных денег, и таким людям в случае отключения карт не на что даже купить ужин. Значит, нас ждут километровые очереди в банках, острейшая нехватка наличности, масса импровизированных митингов, реально голодные люди, круглосуточная работа печатного станка Центробанка, паралич финансовой системы, общий хаос в стране.
При современной эскалации санкций страховку от такого развития событий может дать только национальная платежная система, никоим образом не зависящая от действий зарубежных правительств. Эта вакцина окажется дорогой и, скорее всего, горькой, но альтернативы не видно.
* * *
Стоимость внедрения независимого российского эквайринга действительно выглядит завышенной, а сроки — растянутыми. Возможно, с новой системой шифрования в ФСБ действительно погорячились: желание этой структуры знать все обо всех приобретает параноидальные формы. Но освободиться от монополизма международных финансовых структур необходимо, иначе описанный в предыдущей главе кошмар может стать реальностью.
Жаль только, что необходимое стране начинание, судя по всему, погрязло в бюрократических препонах и утонуло в коррупционных схемах. Хорошо бы уже научиться при реализации национальных проектов обходиться без «национального колорита».
темы
8 мин