Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Погоня за редкостями

Китай, не считаясь с затратами, скупает месторождения цветных и редких металлов

Владимир Лактанов
4 мин

Металлургический завод. Фото: UIG/ТАСС

Китайская China Molybdenum Co Ltd (CMOC) планирует потратить 4,15 млрд долларов на приобретение шахт за рубежом, что позволит ей стать крупнейшим в мире производителем кобальта, сообщила 25 мая газета «Жэньминь жибао».
Газета отмечает, что после завершения двух сделок по приобретению зарубежных шахт, CMOC также станет мировым лидером по производству молибдена и вольфрама. Компания также планирует выручить 18 млрд юаней (2,8 млрд долларов) за счет размещения своих акций.
«Жэньминь жибао» не уточняет, шахты в каких странах планирует приобрести компания. Однако это можно предположить с достаточно большой вероятностью.
Мировые запасы кобальта, согласно данным Геологической службы США, составляют приблизительно 7,5 млн т. Запасы металла распределены следующим образом: Африка — 52%, Америка — 17%, Австралия и Тихоокеанский регион — 24%, Азия — 7%. Соответственно, поставки кобальта на мировой рынок, как правило, имеют африканское происхождение — так называемый «Медный пояс» Демократической Республики Конго — 56% мировых запасов металла — и Замбии.
В последние годы пул производителей кобальта пополнился за счет Австралии, Бразилии, Кубы, России и Китая, который не только разрабатывает собственные месторождения, но и активно скупает таковые в других государствах. В конце апреля британская горнодобывающая компания Anglo American достигла соглашения с China Molybdenum Co. по продаже находящихся в Бразилии предприятий по добыче ниобия и фосфатов на общую сумму 1,5 млрд долларов. Сделка, как ожидается, будет завершена во второй половине 2016 года.
Статус крупнейшего в мире производителя кобальта позволит Китаю взять под контроль рынок материалов, критически необходимых для основной массы бытовой электроники современности, на ближайшую перспективу — и не только.
Кобальт становится одним из ключевых элементов в производстве «аккумуляторов будущего» — кобальтат лития применяется в качестве высокоэффективного положительного электрода для производства литиевых аккумуляторов, а свойства катализатора — самого эффективного и дешевого из известных — позволяют повышать при помощи кобальта эффективность новейших водородных батарей.
В металлургии кобальт используется для легирования сталей в изготовлении станков, магнитные свойства сплавов кобальта находят применение в аппаратуре магнитной записи. Изотопы кобальта являются источником радиоактивного сырья, применяемого в том числе при создании ядерного оружия.
Крупные инвестиции в добычу кобальта — далеко не единственный шаг Китая в борьбе за ресурсы, имеющие стратегическое значение при развитии высокотехнологичных отраслей производства.
Фото: Донат Сорокин/ТАСС
Фото: Донат Сорокин/ТАСС
Made in China — больше негде
Общеизвестно, что в настоящее время Китай является «мировой фабрикой», где производится до 80–90% электроники, бытовой и узкоспециализированной. Как правило, такое монопольное положение объясняют сравнительной дешевизной рабочей силы, высокой рентабельностью производства и комфортом местного законодательства. Однако у Китая есть еще одно уникальное свойство, делающее его безальтернативным лидером в производстве целого спектра высокотехнологичной продукции.
В производстве любого образчика такого продукта используют редкоземельные металлы — группа из 17 элементов, включающая лантан, скандий, иттрий и лантаноиды. В каждом мобильном телефоне или ноутбуке таких химических элементов присутствует не менее 20. В литий-ионной батарее используется очевидный литий, уже упоминавшийся кобальт и лантаний, стекло монитора изготовляется с присутствием кобальта и оксида церия, в обычной батарейке есть цинк и кадмий, и так далее.
В Китае добывают 85% всех редкоземельных элементов на земле. Раньше это соотношение было еще больше, достигая 95–97% от всего мирового производства в 150 тыс. т. В США, например, существует единственная компания, обладающая коммерчески привлекательным месторождением редкоземельных металлов.
Их мировые запасы выглядят так: 48% у КНР (55 млн т), 17% в странах СНГ (19 млн т), 11% у США (13 млн т), 3% в Индии (3,1 млн т), у Австралии 1,45% (1,6 млн т), у Бразилии 0,44% (0,48 млн т), у Малайзии 0,27% (0,3 млн т), еще около 22 млн т распределены по всему остальному миру.
До 2015 года Китай запрещал экспорт редкоземельных металлов, выпуская их за пределы границ исключительно в произведенных на своей территории готовых изделиях. Причиной отмены ограничений на экспорт стали требования ВТО, согласно нормам которой ограничений на экспорт в правилах свободной международной торговли быть не должно.
В частности, отрасль высоких технологий в Японии понесла в последнее время значительные убытки, потому что Китай ввел ограничения на поставки Токио редкоземельных металлов из-за территориальных споров в Восточно-Китайском море. Теперь Китай решил отказаться от экспортных квот на этот вид сырья. Министерство коммерции КНР объявило 23 мая, что ограничения на экспорт редкоземельных элементов будут отменены.
С 2010 года Китай системно повышал цены на редкоземельные и цветные металлы, особенно для стран с большой долей высоких технологий, таких, как Япония, Южная Корея, США и Германия. По некоторым позициям доступные объемы были сокращены Пекином на 50%, что вызвало рост цен на некоторые редкоземельные металлы на порядок. Официально китайское руководство обосновало эти шаги как защиту окружающей среды и своих природных ресурсов — добыча этого сырья действительно связана с сильным загрязнением окружающей среды токсичными отходами.
Все это заставило другие развитые страны активно искать альтернативные источники сырья, а также разрабатывать технологии утилизации, переработки и вторичного использования. Были реанимированы производства на старых и выведенных из эксплуатации шахтах в США (правда, там они быстро закрылись снова), в Малайзии и Австралии. Три японские компании смогли организовать более или менее рентабельную переработку отработавшей электроники, с извлечением редкоземельных элементов — Hitachi, Mitsubishi Materials и Showa Denko KK. Остальным такие технологии пока что недоступны.
Объем торговли редкоземельными металлами — 3 млрд долларов, что представляется небольшой цифрой в масштабах планеты. Однако от этой торговли зависят отрасли производства с высокой добавленной стоимостью, которые все вместе стоят около 5 трлн долларов. 
Игра «в долгую»
Если остановить добычу на собственной территории США или Австралии, равно как и вторичную переработку электроники в Японии Китай не может, то скупить перспективные месторождения за китайскими границами — вполне. Чем он системно и занимается с 2000-х годов. В Казахстане китайские компании владеют акциями фирм, контролирующих месторождения урана — ТОО «Семизбай-U», разрабатывающего урановые месторождения «Семизбай» и «Ирколь». К 2018 году планируется увеличить добычу до 680 т урана в год.
В Таджикистане Китай приобрел богатейшее на Памире месторождение «Рангкуль» и получил право на добычу золота, серебра, меди и вольфрама.
В 2007 году китайская компания выиграла концессию на разработку медных рудников Айнак в Афганистане, заплатив, согласно американским официальным источникам, взятку в 30 млн долларов министру горнодобывающей промышленности. Официальный отчет Пентагона, обнародованный по этому поводу, констатировал также наличие в стране запасов кобальта, золота и молибдена. Также в нем подчеркивалось, что Афганистан мог бы стать «литиевой Саудовской Аравией».
Россия не остается в стороне от китайских интересов. Например, 2 марта 2016 года в Якутии была подписана договоренность с Хэйлунцзянской главной компанией по развитию экономики и технологий об освоении россыпного оловоносного месторождения «ручей Тирехтях» в п. Депутатский Усть-Янского района.
Проявляется интерес и к другим месторождениям на территории нашей страны, прежде всего металлов платиновой группы, 27% разведанных мировых запасов которых находятся у нас.
По всем прогнозам, спрос на вольфрам, литий и кобальт превысит объем нынешних резервов к 2050 году. А это значит, что контроль над месторождениями редкоземельных металлов приобретет такое же значение, как и обладание месторождениями нефти и газа сейчас. Без редкоземельных металлов будет попросту невозможным развитие технологий, в том числе создание собственной элементной базы. Ведь в процессорах и микросхемах тоже присутствуют соответствующие материалы, без которых невозможно обойтись.
Россия относится к странам, претендующим на создание собственных независимых мощностей по производству электроники — по крайней мере, в стратегически важных сегментах народного хозяйства. И, как и многие другие государства, испытывает экономические и технические трудности с реализацией задуманного: при всем богатстве природных ресурсов купить электронику в Китае дешевле, чем производить ее у нас, а порой ее просто невозможно сделать в России.
Что не может не сказаться на темпах внедрения собственных линий производства. А это, в свою очередь, означает, что для выполнения многократно озвученных планов по переходу на отечественную электронику необходимо озаботиться не только созданием производственных мощностей и технологий, но и доступом к исходному сырью. Поскольку производство отечественной электроники из закупленных «чужих» редкоземельных металлов стратегически не очень отличается от текущего положения дел.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин