Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«Жизнь нашу возглавит крест, а не свастика»

Как церковь приближала победу в Великой Отечественной войне

Владимир Лактанов
3 мин

Жители города Дмитровск-Орловского встречают своих освободителей. Фото: Макс Альперт / РИА Новости

В годы войны священники и простые верующие шли на фронт, собирали деньги в тылу, а когда не могли помочь материально, творили помощь молитвами.
Слово
«Нам не приходилось задумываться, какую позицию должна занять Церковь в войне. Прежде чем мы успели определить свое положение, оно уже определилось само. Фашисты напали на нашу страну, опустошали ее, уводили в плен наших соотечественников», — вспоминал начало Великой Отечественной войны митрополит и будущий патриарх Сергий (Страгородский).
Война началась 22 июня 1941 года, в день всех святых, в земле Российской просиявших. Сталину понадобилось 10 дней, чтобы обратиться к народу с речью. Владыка Сергий, которому тогда было уже 74 года, полуслепой, написал свое знаменитое «Послание пастырям и пасомым» в первый же день военных действий:
«Нам, пастырям Церкви, в такое время, когда Отечество призывает всех на подвиг, недостойно будет лишь молчаливо посматривать на то, что кругом делается… Положим же души свои вместе с нашей паствой...».
Послания, с которыми Сергий обращался к народу вплоть до своей кончины в 1944 году, распечатывали на примитивном ротаторе и рассылали по уцелевшим приходам. В них митрополит утешал скорбящих, призывал к труду и ратной доблести. Часть распечаток попадала на фронт, и там, втайне от командиров, их читали бойцы.
Метафизика новой войны была ясна владыке Сергию. «Не победить фашистам, возымевшим дерзость вместо Креста Христова признать своим знаменем языческую свастику, — писал он в пасхальном послании 1942 года. — Не свастика, а крест призван возглавить христианскую нашу культуру и наше христианское "жительство"».
Всего за время войны владыка Сергий написал 24 послания. Они, как полагает историк церкви Михаил Шкаровский, в конечном итоге изменили сам ход военных событий и создали «нравственные условия победы».
Молитвы
Народное предание говорит, что немцы потерпели поражение под Москвой, когда над городом трижды пролетел самолет с иконой Тихвинской Божией Матери из храма в Алексеевском. Крестный ход в Ленинграде с Казанской иконой Божией матери привел к снятию блокады города. Этой же иконой благословляли воинов перед победой в Сталинградской битве.
«В ночь на 2 февраля 1943 года, болевший в то время старец-митрополит [Сергий. — Примеч. авт.] попросил помочь ему подняться с постели. Встав с трудом, он положил три поклона, благодаря Бога, и затем сказал: «Господь воинств, сильных в брани, низложил восстающих против нас». Утром радио передало сообщение о полном разгроме немецких войск под Сталинградом», — приводит рассказ келейника, бывшего рядом с митрополитом, историк Шкаровский.
Историк и священник Владислав Цыпин так описывает богослужения в блокадном Ленинграде: «В начале войны в Ленинграде оставалось пять действующих православных церквей — Никольский Морской, Князь-Владимирский и Преображенский соборы и две кладбищенские церкви. Храмы города были переполнены молящимися и причастниками. Даже в будние дни подавались горы записок о здравии и об упокоении. Температура в храмах опускалась часто ниже нуля, певчие от голода едва держались на ногах. Из-за частых обстрелов, от взрывов бомб окна в храмах были выбиты воздушной волной, и по храмам гулял морозный ветер».
Молитвы о даровании победы возносились ежедневно, и в тылу, и на фронте. Уже потом вернувшиеся с войны солдаты нередко признавались, что в особенно страшные минуты они вспоминали молитвы, слышанные еще от бабушек и матерей, и читали их, веря, что это последнее средство спасения.
Фронт
На одной из фотографий военных лет запечатлена такая сцена — командир Красной армии крепит медаль на грудь священника, бородатого мужчины с крестом поверх телогрейки.
Священника звали Федор Пузанов, который в годы войны собрал в псковских селах и передал в Ленинград около 500 тыс. рублей. Медаль «Партизану Отечественной войны» Федор с гордостью носил рядом с тремя Георгиевскими крестами, полученными еще во время Первой мировой.
Священник церкви Порховского района Псковской области Пузанов Ф.А. с медалью «Партизану Отечественной войны II степени»
Будущий архимандрит Алипий (Воронов), ставший в 1959 году наместником Псково-Печерского монастыря, рядовым прошел всю войну от Москвы до Берлина. После победы помогал возвращать украденные нацистами церковные реликвии на родину.
В монахи, по его собственным словам, ушел, «потому что война была такой чудовищной, такой страшной, что я дал себе слово, если выживу, то уйду в монастырь, чтобы бороться против будущих войн».
Благотворительность
В конце апреля 1945 года на подступах к Рейхстагу появилась группа советских танков. На башне каждого была выведена надпись — «Димитрий Донской».
Эти танки построили на пожертвования верующих, сбор которых тремя годами ранее инициировал митрополит Сергий. 30 декабря 1942 года он обратился к пастве и священникам: «Повторим от лица всей нашей Православной Церкви пример Преподобного Сергия Радонежского и пошлем нашей армии вместе с нашими молитвами и благословением вещественное показание нашего участия в общем подвиге: соорудим на наши пожертвования колонну танков имени Димитрия Донского».
Одновременно митрополит обратился к Сталину с просьбой «открыть специальный счет в Сбербанке для перечисления денег на танковую колонну.
В короткий срок верующие собрали около 8 млн рублей. Этого хватило на строительство 40 танков. Их торжественно передали советской армии под Тулой. Со стороны православной церкви на передаче присутствовал митрополит Крутицкий Николай, и фактически это была первая официальная встреча епископа церкви с солдатами.
Танк «Дмитрий Донской». Фото: weaponscollection.com
По разным данным, всего в годы войны верующие собрали на нужды армии и обороны страны около 300 млн рублей. Деньги собирали всем миром, переводя их на государственные счета, передавая военкоматам или организуя сборы на рабочих местах.
Не было денег, старались помочь тем, что есть — одеждой, хлебом или последней коровой, которую священник Федор Пузанов просто привел в лес и отдал партизанам.
Итоги
В 1941 году митрополит Сергий (Страгородский) предрек: «Как гроза освежает воздух, так и военная гроза послужит оздоровлению атмосферы нашей духовной».
К началу войны от Русской православной церкви оставались четыре архиерея на кафедрах и всего несколько сотен приходов. Не было даже патриарха — митрополит Сергий выполнял функции местоблюстителя патриаршего престола.
К концу войны, по данным исследователей, в СССР функционировало уже более 10 тыс. приходов. Около 40 человек были рукоположены в епископов, 17 архиереев освобождены из тюрем и вернулись на свои кафедры.
В 1943 году в знак одобрения патриотической деятельности Церкви ее иерархов принял Сталин. И разрешил провести Собор для выбора патриарха, одобрил открытие новых храмов и благодушно пообещал рассмотреть вопрос амнистии заключенных архиереев, хотя большинство из них к тому моменту уже были расстреляны.
Это не было свободой церкви в полном понимании этого слова. Но вместе с переломом войны в пользу советской армии закончился и период открытых гонений на православие.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин