Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Изображая регулятора

Вместо того, чтобы контролировать кредитные ставки, Центробанк позволяет наживаться на них вдвойне
Елена Грекова
3 июля, 2015 14:50
8 мин
Центробанк РФ. Фото: Алексей Совертков / «Русская планета»
С 1 июля предельный размер ставок по потребкредитам в коммерческих банках и прочих организациях снова считается величиной, официально подконтрольной Банку России. Теперь полная стоимость любого займа не должна превышать среднее по рынку значение для соответствующего кредитного продукта более чем на одну треть. В качестве официальной точки отсчета кредиторам велено использовать средневзвешенные ставки, которые будут публиковаться на сайте ЦБ каждый квартал.
Таким образом, регулятор вроде как приструнил обнаглевших банкиров и ненадолго утвердился в роли непреклонного блюстителя общественных интересов. Правда, детали этой истории отнюдь не вписываются в этот благородный образ.
Что там в деталях
Нюансы так называемого регулирования, которым до сих пор был занят российский ЦБ, сводят на нет все надежды на переориентацию кредитного рынка на потребности экономики. За примерами далеко ходить не надо: достаточно вспомнить, что Центробанк запросто мог ограничить кредитные ставки еще полгода назад, если бы захотел (изначально предполагалось, что мера заработает с 1 января). Но в последний момент Банк России решил отложить регулирование потребкредитов в буквальном смысле до лучших времен: мол, необходимость отсрочки была вызвана и без того тяжелым положением банковского сектора в условиях санкций. Выходит, «в условиях санкций» можно не отвлекаться на интересы населения чаще, чем раз в полгода.  
Впрочем, стоит признать, что полугодовая отсрочка не то чтобы сильно повлияла на положение российских заемщиков. Просто механизм введенного регулирования изначально не был приспособлен для прямого воздействия на размеры кредитных ставок.
Во-первых, слишком широк «процентный коридор», который оставили банкам для отклонения от нормы. Во-вторых, средневзвешенные ставки, взятые Центробанком за ориентир, зависят не от объективных макроэкономических показателей и даже не от субъективных разумений самого регулятора. Вместо этого ЦБ по какой-то странной логике решил ориентироваться на средние аппетиты банков и ломбардов. А это полностью переворачивает смысл регулирования. Получается, что не ставки будут подгонять под ограничения, а ограничения будут подстраиваться под ставки.
С каждого по проценту
Единственным инструментом, которым действительно регулируются кредитные ставки, остается учетная, или ключевая, ставка ЦБ. Это цена, по которой коммерческие банки получают займы от регулятора. Когда ключевая ставка понижается (как, например, в последние месяцы), с небольшим отставанием происходит и относительное понижение кредитных ставок в частном секторе. Но лишь относительное: даже сейчас, когда ключевая ставка равна 11,5%, коммерческие банки продолжают выдавать потребкредиты под 25, 30, а кое-где и более чем под 50%. И все строго в рамках правил и ограничений, установленных Центробанком. Чего же тогда ожидать от ставок по другим типам кредитов, которые не подлежат даже номинальному управлению?
На вопрос «Русской планеты» о вероятности распространения ограничительных мер на непотребительские категории займов в пресс-службе регулятора ответили, что в настоящее время Банк России не видит для этого оснований. Видимо, реальный сектор экономики еще недостаточно обнищал, для того чтобы у регулятора появились основания работать. Хотя, по данным Росстата, экономика и так уже сжалась до уровня 2009 года и демонстрирует рекордное падение за прошедшие шесть лет. Только за год (с мая 2014 по май 2015 года) общий выпуск товаров и услуг сократился на 6,8%, промпроизводство — на 5,5%, оборот розничной торговли — на 9,2%, объем строительных работ — на 10,3%. А значит, в отсутствие контроля над стоимостью заемного капитала — по меньшей мере для стратегических отраслей — ждать полного истощения экономики осталось недолго. Если российские предприятия так и не дождутся доступного финансирования, неизвестно, смогут ли они выживать.
Печаль для министра
То же самое происходит с рынком ипотеки — он попросту сжимается, поскольку ставки кредитования растут. За прошедший год стоимость ипотечного займа в среднем прибавила 2–2,5%. Казалось бы, не так много, но вкупе с падением доходов населения и нестабильностью на рынке жилья этого оказалось достаточно, для того чтобы объемы выданных рублевых кредитов снизились аж на 40%. Таковы официальные подсчеты Банка России. Объемы задолженности по ипотеке выросли за минувшие 12 месяцев на 12,1% (то есть с прошлого июня долги россиян перед банками стабильно прибавляли по 1% в месяц), а просрочка увеличилась и того больше — до 26,3%, или 33 млрд рублей.
Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ
Все это, бесспорно, крайне печалит членов правительства, иначе речи о важности повышения доступности жилья и развития ипотечного кредитования не звучали бы с такими частотой и упорством. И тем не менее ключевой параметр, определяющий степень доступности жилищного кредитования — то есть его цена, — по-прежнему никак, по сути, не регулируется. На днях премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая на правительственном совещании по вводу нового жилья и расселению аварийного фонда, в очередной раз высказал озабоченность темпами роста ипотечных ставок. «К сожалению, большой проблемой остается уровень ставок по рублевым ипотечным кредитам, он на два с лишним процента выше уровня аналогичного показателя 2014 года», — констатировал глава правительства. Но дальше констатации дело не пошло.
Вопрос о том, как удешевить ипотеку, тоже нередко всплывает на повестке дня в кабинете министров. Но за долгое время существования этого вида кредитования на российском рынке не было придумано ничего лучшего, чем создать два специальных агентства (АИЖК и АРИЖК) и просубсидировать ипотеку из госказны. Ни то, ни другое пока что нельзя назвать выдающимся проектом в жилищной сфере. АИЖК вскоре вообще могут слить с Фондом содействия развитию жилищного строительства и слепить из двух старых структур одну новую. А через несколько лет, возможно, опять разделить ее на две. Практика штамповать органы и ведомства потому и полюбилась нашим чиновникам, что поддерживает видимость усиленной работы и значительно расширяет карьерные перспективы.
Кто платит дважды
Что до второго инструмента поддержки ипотеки, суть субсидирования ипотечной ставки заключается в том, что государство платит банкам за предоставление «скидки» на жилищные кредиты. Сейчас субсидируемая ставка составляет 12%, что примерно на 3% ниже, чем среднерыночная. Поскольку коммерческие банки берут деньги у ЦБ под ставку рефинансирования в 11,5%, простая математика показывает, что выдавать льготные кредиты крайне невыгодно. По словам главы АИЖК Александра Плутника, маржа Центробанка — еще полпроцента, а значит, банку, который выдал кредит, не перепадает ровным счетом ничего. Между тем ипотека по рыночным ценам позволяет зарабатывать около 3%. Вот эту недополученную прибыль банкам и возмещают за счет бюджета.
Логика железная — не подкопаешься. И государство вроде бы делает хорошее дело, помогая россиянам покупать жилье. Но зачем в этой цепочке коммерческие банки — непонятно. Простая и, по сути, ненужная процедура получения госсредств от ЦБ и передачи их гражданам в виде кредитов приносит банкам гарантированную прибыль. А в случае с субсидируемой ипотекой эта прибыль опять же идет из кармана государства. По данным Плутника, на программу субсидирования кредитных ставок выделено в общей сложности 400 млрд руб.
Так почему бы не выдавать жилищные кредиты напрямую и без посреднических процентов? Например, через одно из уже существующих профильных агентств. Если развитие жилищного кредитования столь важно для первых лиц государства, возможно, пора устранить лишнюю прослойку между бюджетом и гражданами. И проблема регулирования ставок тут же решится: стоимость ипотеки будет устанавливаться правительством и не иметь никакой привязки к ставке рефинансирования. Это позволит выдавать кредиты если не с нулевой, то с минимальной ставкой на уровне 2–3%. А сотни миллиардов рублей перестанут утекать на счета банкиров и останутся в бюджете.
темы
8 мин