Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«По моменту появления города предсказан и его конец»

Об основании Нижнего Новгорода и первых двух веках его истории
Елена Коваленко
4 мин

Михайло-Архангелский собор. Фото: Официальный сайт администрации Нижнего Новгорода (нижнийновгород.рф)

В Автозаводском районе Нижнего Новгорода началось возведение храма в честь основателя города — святого князя Георгия Всеволодовича. В конце июля, при установке поклонного креста, митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий освятил место, выбранное под строительство храма, и благословил начало работ.
Священнослужители и историки сразу обратили внимание на то, что новый храм станет первым культовым сооружением города, освященным в честь благоверного князя, некогда сделавшего Нижний Новгород столицей одноименного княжества и важным центром «феодальной», а затем и объединенной России.
Вместе с экспертами «Русская планета» вспомнила первые два века истории города, канонизированного основателя и его потомков, более всего повлиявших на судьбу «нижегородчины».
Князь Георгий (Юрий) Всеволодович — один из сыновей владимирского князя Всеволода Большое Гнездо, в 1216 году он принял под покровительство Городец, однако уже через год оставил его, чтобы вернуться в Суздаль, а затем и во Владимир. Как считают историки, в этот короткий период произошли все события, обозначившие необходимость основания города в устье Оки.
– По состоянию на 1221 год (год основания Нижнего Новгорода. — Примеч. РП.) место впадения Оки в Волгу — точная граница «сфер интересов» волжских булгар и княжеств Восточной Руси, — рассказал корреспонденту РП кандидат исторических наук, историк Олег Виноградов. — Булгары несколько раз пытались заключить мир с князем и, наконец, им это удалось. Георгий Всеволодович поспешил занять как можно больше территорий ниже Городца. Так в двух днях перехода от княжеского города появилась новая крепость с деревянной церковью — сейчас это Михайло-Архангельский собор.
По словам историка, одно из главных нижегородских заблуждений — «первозданность» собора, который, на деле, ни в коем случае не является реальным ровесником Нижнего Новгорода. Сохранились лишь его название и местоположение.
– Точно и нельзя сказать, сколько раз собор видоизменялся и перестраивался, — уверяет Виноградов. — В 1227 году появилась белокаменная церковь, которую перестроили в XIV веке. В XVII веке на этом месте появился уже другой собор, который значительно изменился сто лет спустя. Привычный для горожан вид храма — это реалия XVII – XVIII веков. К святому князю Георгию нынешний собор имеет лишь «наследованное» отношение.
Кстати, по факту канонизации князя, Нижний Новгород имеет уникальный статус в России — это единственный крупный город (миллионник), основанный святым. Самого Георгия Всеволодовича часто называют одним из главных популяризаторов православия в Поволжье, особенно — среди мордвы, черемисов, чувашей и прочих народностей. В летописях его описывают как милостивого и щедрого человека: по повелению князя в Нижнем были построены Преображенский собор (разрушен в 1918 году) и Благовещенский монастырь (существует до сих пор).
– По поводу канонизации русских князей часто возникают некоторые споры, о которых неприятно и неправильно говорить, — рассказал корреспонденту РП отец Михаил (Смирнов). — Князь суздальский Георгий Всеволодович причислен к лику святых абсолютно правильно и в соответствии с православной традицией. Главным чудом принято считать нетленность мощей, которые были обретены спустя 400 лет после гибели князя. Что касается земного пути, то он тоже был праведным — основателя Нижнего Новгорода по праву можно считать мудрым и благочестивым правителем. Он не испытывал ненависти к врагам, чтил монашество и помогал простым людям. Согласно некоторым источникам, князь позволил переселиться в «новый город» опальным крестьянам и ремесленникам из Великого Новгорода, потомки которых затем и превратили Нижний в важный торговый и ремесленный центр.
Однако, как считает отец Михаил, такое переселение могло быть и просто легендой. Как и многое, связанное с жизнью и правлением князя Георгия. Естественно, подвергаются сомнению возможность основания в лесах легендарного града Китежа, поддержание дружеских (и даже братских) отношений с мордвой и красивая сказка о возможном конце Нижнего Новгорода.
– Это древняя история о почаинском камне. Поговаривают, будто бы его нашел сам святой князь, — пересказывает легенду священнослужитель. — Сейчас этот камень запрятан в холмах недалеко от кремля, но неизменно веками из-под него бьет маленький ручеек. По моменту появления города предсказан и его конец — однажды камень сдвинется, и хлынувший поток, якобы, затопит весь Нижний Новгород.
Но есть малоизвестная история и об основании города. Эрзяне (представители мордовской национальной группы), как и некоторые другие народы Среднего Поволжья, уверены, что русские князья не заложили Нижний Новгород, а лишь захватили его. Точнее — крепость на его месте под названием Обран Ош.
– Мордвой до сих пор принято считать, что Нижний Новгород и не был основан в 1221 году, — рассказала историк-краевед Галина Маринова. — Начало истории города они связывают с XI веком, а первый расцвет — с именем эрзянского князя Пургаса. Именно с ним Георгий Всеволодович и вел ожесточенную борьбу за эти земли. Но есть одна интересная деталь: существование Обран Оша — это не исторический факт, ведь остатки поселения так и не были найдены.
Краевед считает, что город с таким названием мог существовать, но в некотором удалении от исторической части современного Нижнего Новгорода. Называются ближайшие территории — в районе нынешней Рождественской улицы; чуть выше по Оке — около Благовещенского монастыря; и совсем выше — на месте сел Новинки и Сартаково. Но за годы поисков ничего так и не было обнаружено.
– Важно сказать, что нижегородский край был настоящим форпостом в борьбе зарождающегося русского государства с национальными меньшинствами и Золотой Ордой, — рассказывает Маринова. — Но правых и неправых здесь не стоит искать, все боролись за свои интересы, силой или словом оспаривали права на эти территории. Впоследствии и сами суздальско-нижегородские князья отстаивали свои интересы перед Москвой, не гнушаясь алчностью и мирными «договорами» с монгольскими ханами. Это вполне относится и, например, к Дмитрию Константиновичу — пожалуй, самому знаменитому и деятельному нижегородскому князю. Известно о его противостоянии с московским князем Дмитрием Донским. Ведь в 1382 году нижегородцы и вовсе выступили за хана Тохтамыша, «безоружно» поддержав разорение Москвы. Их интересовало исключительно процветание собственных земель.
В ходе беседы с экспертами, удалось выяснить, что, являясь Рюриковичами, князья Георгий Всеволодович и Дмитрий Константинович были дальними родственниками — естественным образом наблюдалась преемственность на суздальско-нижегородском княжестве. Если говорить конкретно, Дмитрий Константинович был праправнучатым племянником основателя города. В генеалогических тонкостях помог разобраться Олег Виноградов.
– Дмитрий Константинович Суздальский — это праправнук владимирского князя Ярослава, то есть брата Георгий Всеволодовича. У Ярослава, кстати, был знаменитый сын; мы все о нем слышали — это Александр Невский. А его праправнук — это как раз Дмитрий Донской. Так что противостояние «двух Дмитриев» можно считать родственным. И, несмотря на последующее примирение, суздальско-нижегородская и московская «борьба» прокатилась через века российской истории. От Донского пошла ветка Великих московских князей вплоть до Ивана Грозного, а от Василия Кирдяпы (сына Дмитрия Константиновича) — род Шуйских. Кстати, правитель Руси в Смутное время Василий Шуйский родился именно в Нижнем Новгороде!
По словам Виноградова, именно с вынужденного согласия Василия Кирдяпы началось объединение московских, нижегородских и суздальских земель. Сопротивляться татарам в одиночку потомки Дмитрия Константиновича не могли и предпочли спокойный удел в городе Шуя — отсюда и пошло название рода.
– Князь Дмитрий Суздальский — уникальный человек. В какой-то степени его «правление» Нижним Новгородом можно назвать временем суверенитета этого края; феодальной, но состоятельной государственностью суздальско-нижегородского княжества. При нем был сооружен первый каменный кремль, велась борьба за новые земли, город в первый (и единственный) раз посетил Сергий Радонежский, велась летопись. А уже его сын Василий Кирдяпа выбрал совершенно другой путь. Многие трудности были еще впереди, но Нижний Новгород навечно закрепился за Москвой.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин