Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Худой мир

Пытаясь разговаривать с Киевом по-хорошему, Москва сужает возможности для реализации собственных интересов

Надежда Алексеева
9 марта, 2016 12:15
10 мин

Нападение радикалов на российское посольство в Киеве. Фото: Oleg Pereverzev/Zuma/TASS

Новая атака радикалов на российское посольство в Киеве, осуществленная при прямом поощрении властей Украины, наглядно показала, что за последние два года в российско-украинских отношениях не произошло заметных изменений в сторону смягчения и ослабления конфликта.
Напомним, в июне 2014 года митинг националистов перед зданием российского посольства в Киеве обернулся погромом — собравшиеся забрасывали консульство камнями, крушили автомобили, припаркованные рядом, в толпе звучали призывы сжечь российское представительство вместе с дипломатами. Сотрудники правоохранительных органов бездействовали, мало того, к беснующейся толпе присоединился на тот момент министр иностранных дел Украины Андрей Дещица, который подбодрил радикалов, спев непристойную песню про российского президента.
По итогам инцидента 2014 года Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело, однако по понятным причинам никто из организаторов и участников так и не понес ответственности.
Поводом для нападения на российское представительство в ночь на 6 марта стало известие о том, что дожидающаяся приговора в российской тюрьме украинская наводчица Надежда Савченко объявила сухую голодовку — в очередной раз. Несмотря на то что «голодовки» Савченко, после которых она лишь незначительно сбрасывает вес (при том, что в прошлом году подсудимая якобы не принимала пищу на протяжении 80 дней), превратились в предмет шуток в интернете, на Украине это сообщение вызвало бурю возмущения.
Встреча лидеров «нормандской четверки» в Минске. Фото: Николай Петров/ БелТА/ТАСС
Киев бьет в набат
Если для России украинская проблематика, заслоненная событиями в Сирии, конфронтацией с Анкарой и снижением экономических показателей, на первый взгляд потеряла былую остроту, то на Украине вопрос принадлежности Донбасса и Крыма остается темой первоочередной важности.
Украинская госпропаганда продолжает активно «накачивать» население ненавистью по отношению к российским «оккупантам». Признавать отделение части Луганской и Донецкой областей и образование на их территории народных республик, а также волеизъявление жителей Крымского полуострова на Украине не собираются. Россия, как и два года назад, остается для Украины врагом № 1, и украинцы не прекращают вести с ним борьбу. Это и энергетическая и продовольственная блокада Крыма, организованная в начале зимы, и задержание российских большегрузов, осуществленное недавно. На международном уровне украинские политики продолжают антироссийские демарши, демонстративно отказываясь принимать участие в мероприятиях вместе с российскими представителями и требуя от западных стран применения «жестких мер» по отношению к Москве.
Хотя Киев и опасается напрямую объявлять войну России (впрочем, подобное предложение было высказано в феврале представителем Украины в Трехсторонней контактной группе на переговорах в Минске), страна давно позиционирует себя в качестве воюющего государства, бросая все резервы на перевооружение армии — Петр Порошенко, очевидно, готовится к новому раунду кровопролития. По мнению украинской общественности, именно подразделения российской регулярной армии стояли за победами ополчения народных республик в 2014 году.
В рамках милитаристской истерии происходит также героизация рядовой наводчицы Надежды Савченко, обвиняемой российским правосудием в преднамеренном убийстве журналистов телеканала ВГТРК летом 2014 года.
Олег Калашников убит у своего дома в Киеве. Фото: Zuma/ТАСС
Ни мира, ни войны
Москва же, невзирая на предельно агрессивные выпады Киева, намеренно избегает открытого противостояния, прилагая максимальные усилия для сглаживания конфликта. Именно Россия была инициатором Минских соглашений — переговоров, длящихся уже полтора года без особых шансов на успех.
Приковывавшие поначалу внимание прессы и общественности переговоры в Минске давно превратились в рутину: прогресс застопорился на основополагающем вопросе статуса Донбасса. Киев не желает признавать регион автономией даже в случае его сохранения в составе Украины, но это является базовым требованием Москвы. Так как любые разговоры о федерализации воспринимаются на Украине как предательство, в обозримом будущем участники минских переговоров не смогут преодолеть разногласия.
Тем временем ВСУ все чаще обстреливают населенные пункты ДНР и ЛНР — например, 7 марта из-за обстрелов была перекрыта трасса Ясиноватая — Горловка, об этом сообщили российские информагентства со ссылкой на представителя военного ведомства ДНР. Война в Донбассе может «проснуться» в любой момент, особенно учитывая накал милитаристских страстей на Украине.
Российская же сторона продолжает попытки уладить конфликт с Киевом путем мирного диалога, закрывая глаза на бесплодность этих усилий.
К сожалению, чрезмерная мягкость российских властей имеет ряд не очень приятных последствий. Серьезным препятствием для ослабления конфликта стал разгул в России проукраинских общественных деятелей и активистов. Не исключено, что эти персонажи набрались наглости и ведут неприкрытую агитацию в пользу враждебного России государства вследствие двойственной позиции российской власти, избегающей называть вещи своими именами. Недавно в Москве состоялось многотысячное шествие в поддержку Украины и персонально Надежды Савченко — хотя формально марш 27 февраля был посвящен памяти Бориса Немцова, большая часть плакатов и лозунгов носили проукраинский характер.
В преддверии 8 марта российский политический деятель Леонид Гозман написал поздравление Савченко в блоге радиостанции «Эхо Москвы». Он выразил восхищение женщине, обвиняемой в убийстве российских журналистов и состоявшей в карательном батальоне «Айдар».
«Если в ВС Украины есть еще хотя бы десяток таких офицеров, как Вы, безопасность Вашей страны гарантирована. Если хотя бы несколько таких людей, как Вы, будет в Раде, Украина все преодолеет. А если еще и в нашей Думе — только как они туда попадут? — у нас тоже многое наладится, в том числе и отношения с Украиной.
Надя, Вы — герой не только для тех в России, кто, как я, например, против аннексии Крыма и против нашей агрессии на Донбассе, но и для многих из тех, кто "Крым наш"».
Гозман фактически выразил коллективное мнение узкой, но весьма активной прослойки российской либеральной общественности: эти люди последовательно и достаточно громко отстаивают интересы Украины, находясь в это время в России и нередко занимая не самые последние должности (тот же Гозман, к примеру, трудился на руководящих постах в РАО «ЕЭС России» и «РОСНАНО»). Формально, пока российские власти сами называют киевских политиков «партнерами», ограничить деятельность проукраинской публики довольно затруднительно. Но если бы Москва четче артикулировала суть взаимоотношений с современной Украиной, не исключено, что голоса антироссийских сил зазвучали бы значительно глуше.
Приостановка расширения территорий ДНР и ЛНР в 2014 году в результате минского перемирия (тогда, в частности, был отменен решающий штурм Мариуполя), отказ от поддержки освободительных движений в Харькове и Одессе (во всяком случае, явной) — все это ограничило российские возможности по отношению к Украине, по защите интересов русского населения этой страны. Пишут о сотнях политзаключенных, арестованных СБУ за пророссийские взгляды по всей стране, но в особенности на территории Большой Новороссии.
По оценкам правозащитников, только в Харькове насчитывается около 600 человек, подвергающихся политическим репрессиям со стороны власти, часть из них посажена в тюрьму, часть находится под домашним арестом. А число тех харьковчан, которых вызывали в украинские спецслужбы для бесед в связи с «неблагонадежностью», исчисляется и вовсе тысячами. Подвергается преследованиям и пресса — как известно, дело доходит даже до убийств неугодных журналистов и писателей: в апреле 2015 года был расстрелян Олег Бузина, в те же дни погиб оппозиционный политик Олег Калашников. На остальных журналистов оказывается жесткое давление, например, в Харькове был исключен из Союза журналистов Константин Кеворкян за «антиукраинскую деятельность», а фотокорреспондент Сергей Кочетов был арестован за «вербовку террористов».
Если в 2014 году многие аналитики пребывали в ожидании восстания в Харькове и Одессе по примеру Луганска и Донецка, то уже к 2015 году стало ясно, что украинским силовикам удалось загнать сопротивление в этих городах в глубокое подполье при помощи жестоких репрессий.
Российская же сторона самоустранилась, наложив на свою собственную политику ограничения, выгодные, наверное, только киевской «хунте».
«Вывод печален: действия по Крыму были абсолютно правильны, а вот отказ от ввода войск в юго-восточные области был нашей ошибкой. Не было бы тогда никакой войны, Запад не вмешался бы, украинская армия перешла бы вся на сторону "сил освобождения". Все стало по-другому, когда мы позволили силой подавить сопротивление хунте в Харькове в апреле и в Одессе 2 мая», — написал недавно на своей странице в социальной сети директор Института политических исследований, член Общественной палаты РФ Сергей Марков. Кроме того, он призвал российское руководство отозвать дипломатов из Киева: «С кем там взаимодействовать? Наши дипломаты там нормально работать не могут, а де-факто заложники. Рано или поздно неонацисты там кого-то из наших убьют».
Изначально противники жестких мер против киевского неонацистского режима уверяли, что такие шаги Москвы приведут к эскалации напряженности в отношениях с Западом, вплоть до большой войны. А сохранение «сдержанности» по отношению к Украине поможет избавиться от санкций и международного осуждения. Для этого, вероятнее всего, и были начаты переговоры в Минске.
Однако переговоры за два года так и не привели к разрешению противостояния, а Запад вовсе не спешит снимать с России санкции, напротив, продлевая ограничения снова и снова.
Таким образом, наша страна продолжает в полном объеме нести все издержки за приписываемую ей «агрессию», не получая при этом тех бонусов, которые могла бы принести действительно жесткая политика. Так может, лучше быть, чем слыть? 
темы
10 мин