По состоянию на 5 июля 10:30
Заболевших681 251
За последние сутки6 736
Выздоровело 450 750
Умерло10 161
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Хасавюртовского эмира» осудили за мятеж

Очередной обвиняемый в участии в нападении Шамиля Басаева на Дагестан в 1999 году получил 17 лет колонии строгого режима
Никита Сологуб
23 июня, 2014 18:10
8 мин
Комендантские роты во время боя с чеченскими боевиками. Фото: Валерй Матыцин / Фотохроника ТАСС
Суд в Дагестане вынес обвинительный приговор очередному обвиняемому по делу о вторжении боевиков в республику, известному как Дагестанская война. «Эмир хасавюртовского джамаата» Ислам Бациев, в 2006 году получивший 17 лет колонии строгого режима по статье о терроризме, приговорен к аналогичному сроку по статье о вооруженном мятеже.
Как поясняет Следственный комитет, основанием для вынесения приговора стали показания очевидцев и свидетелей вторжения, изобличающие Бациева.
В 19961999 годах Шамиль Басаев, полевой командир по прозвищу Хаттаб, имевший, по данным СК, гражданство Иордании, и один из идеологов ваххабизма в Дагестане Багаутдин Магомедов создали в Чечне «незаконные вооруженные формирования» для «установления правления, противоречащего российской Конституции».
По версии следствия, около 5 часов утра 7 августа 1999 года около тысячи боевиков под руководством Басаева и Хаттаба прошли через административную границу Дагестана в Ботлихский район республики, чтобы захватить власть и создать единое исламское государство Чечни и Дагестана. На следующий день силовики начали «широкомасштабные действия по ликвидации» группировки, в ходе которых погибли 90 военнослужащих, милиционеров и гражданских лиц, а ранения в общей сложности получили 290 человек. «Тысячи жителей сел, подвергшихся нападению, вынуждено покинули места постоянного проживания», — уточняет СК.
Какую непосредственную роль Бациев играл в этих событиях, ведомство не уточняет. Заместитель главного редактора дагестанской газеты «Черновик» Маирбек Агаев в разговоре с «Русской планетой» предположил, что в основе этого дела лежит обвинение в причастности Бациева к показательной казни российских солдат, взятых в плен у села Тухчар. Видеозапись, на которой запечатлена жестокая расправа над военными, позволила судьям приговорить нескольких боевиков к различным срокам заключения, в том числе к пожизненному.
Последний раз приговор по этому делу оглашался в ноябре прошлого года, тогда уроженец Чечни Ризван Вагапов получил 18 лет колонии строгого режима. «В интернете до сих пор гуляют эти ужасные видеоролики, где отрезали головы. Думаю, этот приговор в связи с ними и состоялся. Бациева еще обвиняли в нападении на отделение милиции, но там никаких потерь со стороны милиционеров не было, они только отстреливались. А за это издевательство, за ужасные кадры расправы над солдатами такой срок вполне могли дать», — считает Агаев.
СК напоминает, что сейчас в международном и федеральном розыске по-прежнему находятся около 58 предполагаемых участников нападений на населенные пункты Ботлихского и Цумадинского районов Дагестана. В начале апреля 2014 года суд в Дагестане приговорил одного из них — уроженца Махачкалы Абдулу Абулкеримова — к 13 годам колонии строгого режима, признав виновным по статьям о вооруженном мятеже, участии в незаконном вооруженном формировании и незаконном хранении оружия. Долгое время ему удавалось скрываться за границей, но в 2004 году его задержали в Азербайджане и осудили за преступления, совершенные на территории этой республики. В 2012 году Абдулкеримова экстрадировали в Россию.
Бациев получил по статье о вооруженном мятеже 17 лет колонии строгого режима. В 2006 году Верховный суд Чечни приговаривал его к аналогичному сроку за совершение преступлений по статьям о терроризме, содействии террористической деятельности, бандитизме и посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа.
Эти эпизоды, уточняет Генпрокуратура, касались периода с 2003 года по 2004 год, когда Бациев, будучи участником группировки Абу-Супьяна Гунатова, «уговорами и обещаниями материальных благ» вовлекал жителей Дагестана в совершение преступлений в Чечне. По данным следователей, он принимал участие в нападении на село Аллерой Курчалоевского района Дагестана и в обстреле средней школы в городе Автуры, где находились милиционеры. Тогда никто из силовиков не пострадал; урон, нанесенный зданию образовательного учреждения, следователи оценили в 312 тысяч рублей. Впоследствии суд взыскал с Гунатова эту сумму.
Багаутдин Кебедов. Кадр: IslamTV
Багаутдин Кебедов. Кадр: IslamTV
Вторжению боевиков в Дагестан предшествовало создание одним из лидеров дагестанских ваххабитов Багаутдином Кебедовым радикального правительства в изгнании под названием «Исламская шура Дагестана». В 1999 году после учредительного съезда «Конгрессов народов Ичкерии и Дагестана» под руководством Шамиля Басаева его боевики начали мелкими группами проникать в республику и организовывать в горных селениях свои базы и оружейные склады.
Когда между бойцами «Исламской шуры» и дагестанской милицией произошли первые столкновения, Кебедов попросил у Басаева поддержки. Тот согласился. 7 августа 1999 года подразделения созданного под эгидой «Конгресса народов Ичкерии и Дагестана» формирования «Исламская миротворческая бригада» численностью около 400 человек беспрепятственно вошли в Ботлихский район Дагестана и захватили несколько сел, объявив о начале операции «Имам Гази-Магомед». Спустя несколько дней «Исламская шура Дагестана» распространила «Декларацию о восстановлении Исламского государства Дагестан» и «Постановление в связи с оккупацией государства Дагестана», объявив госсовет республики низложенным и назначив главой исламского правительства одного из лидеров дагестанских ваххабитов, аварца Сиражудина Рамазанова. Временно командующими боевиками в Дагестане «шура» назначила Басаева и Хаттаба. С 9 по 25 августа между ваххабитами и федеральными силами шел бой за стратегическую высоту Ослиное Ухо, в итоге российская армия, потеряв более 13 бойцов, взяла над ней контроль. Одновременно бои шли в селении Тандо. Из-за многочисленных потерь 23 августа Басаев решил вывести остатки своих отрядов в Чечню.
5 сентября — на следующий день после взрыва около жилого дома в Буйнакске, в результате которого погибли 64 человека — чеченские боевики вновь входят в Дагестан, захватывают блокпост у села Тухчар и жестоко казнят взятых в плен российских солдат. Захватив семь крупных сел, в том числе Новолакское, бойцы Басаева двигаются к Хасавюрту, который они намеревались сделать столицей независимого исламского Дагестана, но в пяти километрах от города силовики их останавливают.
11 сентября Басаев объявляет о выводе бойцов из Новолакского района, заявив, что нет смысла продолжать боевые действия после поражения единоверцев в Кадарской зоне. Уже спустя три дня федеральные силы восстанавливают контроль над селом Новолакское, а глава Минобороны Игорь Сергеев докладывает президенту Владимиру Путину о полном освобождении Дагестана от террористов.
По данным российского минобороны, в ходе Дагестанской войны погибли около 2,5 тысячи боевиков и 279 российских солдат. Среди них оказалась и медсестра Ирина Янина — единственная женщина, удостоенная звания Героя Российской Федерации за боевые действия на Кавказе.
По словам Агаева, процессы по делу о нападении 1999 года происходят в Дагестане нечасто, в среднем — с периодичностью в полтора-два года. «Многие из обвиняемых по этому делу были нейтрализованы при штурмах, при проведении каких-то спецопераций. Многие были убиты, а потом, после опознания, силовики объявляли, что тот или иной боевик был причастен к нападению на Дагестан. А так судебных процессов было не очень много, ну раза три или четыре на моей памяти они были. С обвинительным приговором, конечно», — вспоминает он.
Однако некоторым обвиняемым по этому делу удалось избежать наказания. «В основном это были молодые ребята, на которых не было крови, серьезных преступлений», — уточнил Агаев. — Освобождали даже в досудебном порядке». А «серьезных боевиков», по его словам, «тех, кто был непосредственно причастен к нападениям, тем более, если была реальная доказательная база в виде фотографий и видеороликов, которые они сами же снимали, — по таким, конечно же, не было ни одного случая амнистии».
темы
8 мин