Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Халатность как часть национальной политики

Сводки о пожарах, в которых гибнут маленькие россияне, стали обыденностью
Сергей Волчанинов
30 января, 2019 18:29
9 мин
27 и 29 января в России случились две трагедии, сопряжённые с гибелью детей на пожарах. Обе произошли в Курганской области. 27 января в пять утра (самое сонное время для человеческого организма) полыхнуло в частном доме в деревне Раздольная. Огонь унёс жизни матери и троих детей, одному из которых в этом году было бы 9, двум другим — 7 и 6 лет.
Причина? «Нарушение правил эксплуатации электрооборудования». «Виноват» нагреватель, с помощью которого обогревалась многодетная семья.
Спустя двое суток во всё том же Юргамышском районе происходит ещё один пожар. Виновница возгорания «непутёвая» мать, любившая, как сообщили жители села Горохово, широко востребованную жителями деревушки «синьку». Кому-то жаль таких. Кому-то нет. Но пронзительную жалость вызывает мучительная смерть в огне её детей 2013, 2014 и 2017 годов рождения.
«Халатность»
Уголовное дело, действительно, возбуждено по статье 293 УК РФ. Наказание по ней весьма «символично». Трехмесячный арест или штраф до 120 тысяч рублей. Сурово? Вовсе нет. Если вы «непатриотично» получите вид на жительство в другой стране, забыв уведомить о нём органы, с вас возьмут 200 тысяч. На 80 тысяч меньше, чем за гибель троих детей. Ведь это преступление против «порядка управления».
По 293-й, судя по всему, будут привлекать (если получится) кого-то из представителей местных органов опеки, которые давно забыли дорогу в Горохово, где чрезмерно «употреблявшая» мамаша одевала детей в то, что подарят ей сердобольные односельчане, а на «кровные» приобретала спиртное и приглашала в дом собутыльников. Один из них, почуяв около двух часов ночи, 29 января, запах гари, поспешил ретироваться, бросив детей мучительно умирать в огне.
Проснулись ли они? Почти гарантировано да. Но что смогли сделать? Ведь та, кто их родила, так и не пришла в себя от закончившейся поздно вечером попойки и находилась под действием паров сивухи.
Как сообщили нашему изданию жители Горохово, на торговлю палёным спиртным сквозь пальцы смотрели и местный «полицмейстер», махнувший рукой на жалобы немногочисленных трезвых жителей (в основном стариков), и глава поселения.
А почему? Во-первых, не стоит портить показатели. Во-вторых, сбрасывать со счётов возможность «отстёгивания» тремя бесперебойно работающими алкоточками Горохово N-ной части доходов в карман правоохранителя и главы поселения может только наивный. В-третьих… а что же им, бедолагам, пить? Они же русские люди, у которых
а) Праздник без спиртного невозможен
б) Праздник каждый день и всегда с собой.
А дальше — «оголтелая русофобия»!
За происходящим внимательно наблюдает Вадим Шумков, временно исполняющий обязанности губернатора Курганской области, потерявшей за двое суток шесть своих маленьких граждан.
Вадим Михайлович уже порекомендовал семьям, в которых растут дети (внимание!) не «употреблять алкоголь активно».
А пассивно можно? Ну, как не употреблять.
В меру пить. В меру валяться пьяным. В меру гореть в огне вместе с детьми от пожаров. Это — наша зловещая традиция. Неправда?
142 пожара, в которых погибли 20 человек, произошли только в Курганской области за 30 дней первого года.
Представить себе жизнь российской семьи без алкоголя в глубинке нельзя. Получая зарплаты, которые далеко не всегда пробивают отметку в 10000 рублей, можно скрашивать досуг разве что «горькой».
А тем, у кого нет зарплаты? Ведь в Горохово говорят о том, что работы не сыщешь днём с огнём? Безработным, но наскрёбшим на «пузырёк», всегда рады в местах, где по запредельно низкой цене (до «стольничка») можно отогреть душу «бырлишком» — на улицах Заречная, Школьная и в других уголках некогда уютной деревеньки.
Почему эти «лавочки» не прикрыты?
Ответ очевиден. Там не разжигают национальную рознь. Не ругают власть. Не сочиняют экстремистских текстов. Не скрывают второе гражданство. Не сочиняют «русофобские» статьи о том, как в глубинке России русским мужику и бабе жить страшно и плохо.
Никакого преступления против порядка управления в государстве!
Там жгут «сердца людей глаголом» —«Приходи ещё!». А мозги? «Синькой». И причём тут «неэффективная работа» с «неблагополучными семьями», если массовость трагедий на фоне злоупотребления алкоголем говорит о том, что число благополучных в России сокращается день ото дня.
Работы нет. Денег не заработать. Перспектив — ноль. Одна радость, одна отдушина – телевизор. Мы — лучшие! Мы — русский мир, который ещё покажет Кузькину мать миру остальному, где люди имеют возможность получать достойную оплату, планировать отдых, делать вклад не в сивушную дрянь, а в своё будущее, которое у них есть.
А у нас, у русских? Есть ли? Вопрос! 
Как водится, на пару дней введён траур. А ещё особый противопожарный режим. Главы районов сподобились и совершили трудовой подвиг: сегодня они лично обходят многодетные семьи с радостной вестью о том, что их бесплатно обеспечат противопожарной сигнализацией…
Где она сработает?
Там, где беспробудным сном, спит употребившая и совокупившаяся с ухажёрами мать. Подле неё можно бить в набат. Она не проснётся. Хорошо бы где-нибудь на Красной площади, где мыслят в галактическом масштабе, заводя на фоне всеобщей алкогольной деградации населения регионов России бравурные речи о том, что страна встаёт с колен.    
В одном из наших пьяных снов мы увидели картины, в которых мы, так никогда и не протрезвев после оглушительных побед ХХ века, являемся великим народом, нацией, которая имеет право покровительственно диктовать миру свою волю о том, как жить, что делать, и как себя вести. Но реальность сурова.
В ней у народа, условия жизни и быта которого ухудшаются в геометрической прогрессии на фоне благоденствия «избранных», горят заживо дети.
Русские в глубинке — пьяницы поневоле
Их вера символична: «Не согрешишь — не покаешься». Мы — не  мусульмане, в аулах которых пьющую женщину забили бы камнями и закопали бы живьём. Мы «добрые».
Власти выгоден пьяный народ, потому что социальный разрыв достиг той точки, в которой низшим слоям населения смотреть и оценивать свою жизнь «на трезвую голову» невозможно.
Даже если пьющие Всея Руси в одночасье протрезвеют и на манер Чеховских  «Трех сестёр» возопят: «В Москву, в Москву!» — столица, как известно, не резиновая, а с зарплатой в 10-20 тысяч (больше в регионах заработать проблематично) нужно «для успокоения нервов» всегда иметь в запасе шкалик, хотя бы «Боярышника». Хотя и от него у нас массово умирают люди, как это было в Иркутской области пару лет назад.
Что там в других регионах?
Может, в Курганской области ЧП «областного масштаба»? Может, это какой-то особый «Зауральский синдром»? Да нет. И в других русских регионах можно писать этот кошмарный «детский мартиролог».
Ноябрь 2018. Кемеровская область. Шестеро детей заживо сгорели в огне. Аналогичное дело о халатности, возбуждённое региональным СК, увы, их не воскресило и виновные, если и будут наказаны, то «символично».
Октябрь 2018. Хакасия. Сгорели заживо двое детей — 2014 и 2016 годов рождения. Двухквартирный жилой дом.
Иркутская область — согласно статистике, в огне всё чаще гибнут дети.
Комсомольск-на-Амуре — трое детей. Заживо. 
Ярославская область. Опять трое: груднички и малютка постарше. Опять заживо. Опять где-то была соцзащита, у которой без внимания осталась женщина с четырьмя детьми, лишенная ещё на четверых старших родительских прав.   
Этот список можно продолжать долго. Но во главе угла ещё долго будет стоять Кемерово и «Зимняя вишня», от которой весной 2018-го содрогнулась вся страна.
Скоро март…
И мы разведём руками, созерцая бесчисленное количество виновных в той Кемеровской трагедии, где благодаря сложносочинённой коррупционной схеме в не предназначенном для ТЦ помещении, в один трагический момент собралось большое количество приехавших на экскурсию в качестве «поощрения» детей.
Взрослые поощрили их смертью. Задыхаясь, они набирали номера своих близких и кричали: «Мы горим, прощайте!».
Закрыли и сровняли с землёй «Зимнюю вишню». Но сколько таких ТЦ по России? Ничуть не меньше, чем семей, где в эти минуты допивают и ложатся спать пьяные родители.
Опеке, полиции, депутатам на них глубоко наплевать. Это правда. Речами о необходимости усиления контроля и обеспечения безопасности они ограничатся. А значит, новые пожарища — порождения всеобщей алкоголизации и обнищания нашей страны — не за горами.
Такая история.
темы
9 мин