Глобус Всея Руси
5 мин чтения
Глобус Всея Руси

Отмечает 6-ой День рождения так и не сошедшая с орбиты «Русская планета»

Слухи о том, что «Русской планеты» больше нет, сильно преувеличены. Нам шесть лет. Мы не только празднуем день рождения, но и, как нам кажется, вполне обоснованно полагаем, что «РП» есть что отпраздновать.

Спешим сообщить, что «Русская планета» завела мобильное приложение. Теперь мы стали еще ближе к Вам.

История «Русской планеты» отчасти напоминает историю России. За прошедшие годы нас сильно штормило, мы были левыми, становились «по центру», попадали «в прицел», были в некоторых вопросах правее.

У нас были периоды клинического абсурда и затяжной стагнации. Было своё «локальное» Смутное время, когда в редакцию приходили люди, пытавшиеся расставлять «точки над i» (а порой и над ё). Мы встречали их вялыми аплодисментами.

За ними закрывались двери, к нам заглядывал кто-то другой. Не менее весёлый, не менее компетентный. Знающий, как создавать графики и выстраивать «конструктивные рабочие алгоритмы». Был период: мы работали в режиме «эффективно посеянной в коллективе розни». А потом требовался штурман, затем – второй. И ещё – борт-механик, без которого нельзя было обойтись. Плюс главный по тарелочкам. Стрелок. Радист. Пара длинноногих «бортпроводниц», без которых скучно в полёте.

Очень скоро «солярка» оказывалась «совсем не та». И прогрессивные руководители уходили, даже не сказав нам: «До свиданья!». Разве что дверь закрывали чуть плотнее и, так же, не простившись, выходили из редакционных чатов, давая понять, что ушли навсегда, так и не подарив никому ответа на Гоголевский вопрос:

«Куда мчишься, Русь-Тройка?»

И уже, тем более, так и не намекнув на то, какой должна быть редакционная политика «Русской планеты» «в это великое время» — эпоху колоссального разрыва в обществе, где одни имеют всё и чуть больше, а другие — ничего и чуть меньше, но при этом власть никак не устанет ставить свой нескончаемый социальный эксперимент по реинкарнации и героизации нашего славного прошлого.

Мы продолжали работать, тянули как могли, привлекая и используя свой и чужой опыт. Но... не всегда и не сразу получалось найти верное решение.

Попытки упорядочить нашу деятельность «в нужном русле» вызывали недоумение и бурные протесты внутри нас самих. Нам предлагали стать деловым изданием, и писать биографии миллиардеров, торговавших в 80-е годы собственноручно пошитыми шапками с лотка.

Зачем?! Быть может, в надежде на то, что кто-то из небожителей Forbes восхитится красотой слога и станет спонсором нашего «боевого листка отечественной деловой жизни».

Мы рыли траншеи в биографиях деловых людей России. И находили в них скелеты, называя эти кости в своих статьях превосходными археологическими находками и «ноу-хау» отечественного бизнеса.

Мы описывали преимущества русских брендов в надежде, стремясь пробудить с верхотуры приобретаемой деловой окраски любовь ко всему русскому в сердцах тех, кто любит Россию, но втихаря понимает: «Лучше японское, польское, шведское и даже… белорусское, при ближнем рассмотрении часто оказывающееся первым, вторым или третьим!».  

Занимаясь такого рода «вакцинацией любви», мы получали в ответ письма в стиле: «Ребята, не пишите про то, что мы русские. Мы столько денег вложили в то, чтобы нас считали швейцарскими».

Перестав хвалить, мы заходили с другого полюса и начинали ругать, а порой даже поливать. Писали о коррупции в органах власти. И добивались результата. Он был! Мы пробивали статьями 300-тысячные просмотровые отметки.

А у входа нас уже ожидали внедорожники. В них сидели люди, лица которых чётко обозначали их былую или нынешнюю ведомственную принадлежность

Нам звонили и предлагали проехать, поговорить, мы чувствовали острый запах керосина и уходили огородами, понимая, что наши некрологи навряд ли соберут столько просмотров, сколько собирают статьи о взяточниках, прохиндеях и нуворишах. Романтика часто пьянила нас в эти годы. Хоть мы и знали, что у многих героев наших статей ко всему выработан устойчивый иммунитет, а в кармане мандат на персональную неприкосновенность.

Мы писали «всё более смелые статьи», фигуранты которых «звонили куда надо». И мы снимали «всё более смелые статьи», зная, что те, кому мы хотели сказать правду, успел их прочитать, и радуясь тому, что дело обошлось малой кровью.  

Наши корреспонденты писали про «Крым наш». А бывало и про «Крым не наш». Им предъявляли. Они уходили. На их место приходили другие. И те, кто хотел, видел, что на качелях охватившей страну глобальной патриотической истерии, невозможно раскачиваться бесконечно, не сойдя при этом с ума

Вставая с колен, вознестись на высоты экстатически-лживой нирваны — раз плюнуть. А вот спуститься с них... Ну, разве что на золотом парашюте, где-то не здесь. Желательно, после лоботомии. И уже точно не в роли журналиста.

Мы хотели говорить с вами о том, что важно для вас, и, видя это, нас открывали вновь. С другими лицами. Другими людьми. Другими названиями. Мы были «Платформой Русь», «Русской Планетой», а, поглядывая на «буквосочетание» Rusplt.ru, нас величали «Русской плетью», хотя точнее было бы назвать «блуждающей пулей», выпущенной не в цель, а так… на всякий случай. С русским «Авось куда-то попадёт».

Выдавливая откровенных бездельников и штрейкбрехеров, коротающих деньки от аванса до зарплаты, рисующих roadmap-ы, сочиняющих бесконечные отчеты, в Excel-e, Word-e, нет, всё-таки, Exlcel-e, а лучше и в Excel-e и Word-e, мы остро понимали, что имитация бурной деятельности по принципу «Чем больше бумаги, тем… лучше», не всегда означает бурную деятельность в желанном для нас и тех, кто стоит за нами, аспекте.  Вывеску сменить легко. Курс — тоже. А вот свои убеждения, опираясь на которые ты будешь писать для людей - бесконечно трудно.

Мы разочаровывали. И тех, кто был до нас, и тех, кто рвался прийти после. Тех, кто ждал дифирамбов власти, и тех, кто сёрфил в интернете в поисках бравурных «соловьиных трелей», обличающих Навального и укров.

Кем быть? О чём писать? Что делать? И кто будет виноват в том, что у нас не получится? Эти вопросы не сходили с повестки никогда. Ни в тот период, когда бездельники с шестизначными зарплатами делали всё возможное, чтобы помешать нам работать, ни в тот момент, когда опускались руки и хотелось закрыть редакцию и не найти ключа.

Понимание того, что внятной редакционной политики у издания с амбициозным названием «Русская планета» быть не может, пришло не сразу

Россия сегодня – это, действительно, планета! И, как не парадоксально, этому всё больше и больше способствует её политическая изоляция в мире. Мы, наша страна, — «глобус», покидая который, ты с удивлением обнаруживаешь, что есть другой мир.

В чём-то лучший, а в чём-то – не совсем. Того, что мы видим в России, нет больше нигде. И – удивительно! – возвращаясь на «Русскую планету» ты всматриваешься в хмурые лица людей, которых и на других «планетах» узнаёшь по взгляду и проходишь мимо, не здороваясь, не пытаясь нацепить европейскую улыбку. Проходишь, зная: «Свои…».

Мы пишем для вас без улыбки. Простите. Но всё, что написано за эти годы, написано с любовью. К вам, к этой стране. Но о-о-очень часто не к тому, что в ней происходит.

Мы пишем по-разному. С разных колоколен, на которых стоят разные звонари, порой, с диаметрально противоположными взглядами.

«Русская планета» — не группа единомышленников, однако проблемы сплоченности в понимании общей, новой цели, в нынешней редакции - нет. И вот за это — Слава Богу! Для того, чтобы вспомнить старое доброе и, к величайшему сожалению, забытую формулировку горбачёвской эпохи — «плюрализм мнений» — нам потребовались годы

Мы пришли к этому не на совещаниях. Скорее, путём проб и ошибок, которых было — согласны! — катастрофически много.

Стоило ли оно того? Оно того стоило. Потому что только запредельная разнополярность мнений, на которой сегодня стоит «Русская планета» (от державных до вполне себе резко оппозиционных) делает нас изданием по-настоящему уникальным.

Таких, как мы, больше нет. И это не лозунг.

Обещаем: мы останемся такими, несмотря на то, что, прочитав в наших статьях нелицеприятную трактовку тех или иных событий, нам пишут в соцсетях изо дня в день: «Отписываюсь от вас!». Но никак не отпишутся. Почему? Вопрос риторический. Хочется верить: потому что мы стараемся «поставлять вам правду». Ту правду, которой сегодня в СМИ глобальнейший дефицит.  

И если кто-то опять напишет, что «Русская планета» сошла с орбиты и упала в тартарары, не верьте.

У нас просто бывают затмения. Но мы работаем для Вас. Прямо сейчас. И будем.

Такая история.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Соболь оказалось нечего сказать избирателям Далее в рубрике Соболь оказалось нечего сказать избирателямПозор на встрече с избирателями: поезд Навального и Соболь безвозвратно ушел Читайте в рубрике «Общество» Никакой закон не вытравит русский язык на УкраинеМогут ли русские и украинцы примириться и снова начать жить в одной семье Никакой закон не вытравит русский язык на Украине
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!