Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Это просто так не закончится»

Заключенные брянской колонии, где на днях осужденные порезали себе вены, продолжают протестовать; в исправительное учреждение ввели ОМОН; родственники жалуются на отсутствие информации
Александра Суперека
28 марта, 2014 22:03
5 мин
Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС, архив
Конфликт в исправительной колонии №6 в Клинцах Брянской области, где во вторник, 25 марта, 29 заключенных вскрыли себе вены, несмотря на заверения местного управления ФСИН, обострился. Около ста осужденных забаррикадировались в колонии, потребовав встречи с прокуратурой и руководством регионального управления Федеральной службы исполнения наказаний.
Как сообщает ведомство, 28 марта в колонию «незамедлительно прибыли все», кого звали возмущенные заключенные: «в настоящее временно исполняющий обязанности начальника брянского УФСИН Константин Книс и региональный прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Василий Лямцев время общаются с осужденными».
Ведомство утверждает, что «обстановка в учреждении стабильная и контролируемая».
В то же время глава общественной организации Gulagu.net Владимир Осечкин написал в Facebook, что в Клинцевскую колонию приехал отряд ОМОНа.
По словам сотрудника организации Виктории Крючковой, силовиков прислали, чтобы не допустить бунта родственников пострадавших осужденных. «Я связывалась и прокуратурой, где уточнили, что ОМОН на территорию зоны не ввели, но выставили оцепление вокруг колонии. Дескать, в УФСИН боятся нападения родственников осужденных. То, что ОМОН поехал из-за опасения бунта родственников (заключенных), подтверждает прокуратура», — пояснила она РП, отметив, что «родственники действительно очень обеспокоены, они собираются у стен учреждения, они боятся угроз "активистов"».
Как утверждает мать одного из порезавших себе вены заключенных Галина Гречихина, ОМОН приехал после драки, которая случилась в ИК-6 минувшей ночью. По ее словам, группа осужденных вступила в потасовку с «активистами» — заключенными, сотрудничающими с администрацией колонии: осужденные жалуются на постоянные избиения с их стороны.
«Жители дома около колонии проснулись от криков и звона стекла. Третий и четвертый отряд пошли бить этих быков из второго отряда (по ее словам, в этом отряде числятся "активисты". — РП), там была резня. ОМОН вызвали потому, что мы тут все на нервах», — рассказала она, подчеркнув, что «это просто так не закончится, завтра в колонию приедут родственники, которые хотят, чтобы заключенные остались в живых».
«Я вчера была в колонии на свидании и увидела, что мой ребенок сильно изменился. Он сидел, дрожал. На все вопросы повторял как попугай: "У нас все хорошо, нас никто не будет трогать". Я ему рассказала, что пока ждала свидания, нам (родственникам) крутили диск о том, что им (заключенным) всем грозит наказание. Он вскочил, а у него на листочке тетрадном написано, что по статьям 110 (УК РФ "доведение до самоубийства"), 330 (УК РФ "самоуправство") он добьется наказания для всех, кто над ним издевался, — продолжает Гречихина. — Сын не мог вчера держать трубку телефона. Он положил трубку на стол и так разговаривал. За нами наблюдали, показать рану он просто не имел права. В апреле будет пять лет, как он отбывает наказание. Он боится. Я вижу, что это не тот ребенок, который был в сентябре».
По ее словам, Гречихина обращалась в Минюст, звонила в колонию, во ФСИН и прокуратуру. «У меня есть ответы из разных инстанций, которые обещали колонию проверять. Но все стало только хуже», — добавила она.
Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) пытались попасть в колонию, которая находится почти в 200 километрах от Брянска, но не смогли найти транспорт. Как рассказал РП представитель брянской ОНК Александр Богомаз, накануне он не смог встретиться с восьмерыми из вскрывших себе вены осужденных — членам ОНК не предоставили списки поступивших за последние двое суток в больницу колонии и не показали самих заключенных. Где находятся эти восемь заключенных — до сих пор неизвестно.
«Мой сын, Александр Иванченко, пропал. Мать приехала на свиданку, а ей не дали увидеть сына. Я не знаю, где он: может, этапировали, может, в больницу отвезли. Пропали восемь человек, среди них мой сын. У меня нет связи с сыном. Не знаю, живой он или уже мертвый. Мы обращались к правозащитникам, звонили в Москву, но там тоже не помогли», — рассказала РП мать одного из «восьмерки» Наталья Иванченко.
«Мой сын сидит в этой колонии с августа 2012 года. Он мне жаловался, что над ними издеваются. Сейчас заключенных не бросают в ШИЗО, а отправляют к активистам из второго отряда, которые уродуют людей», — добавила она.
Иванченко говорит, что не собирается бунтовать и дежурить около колонии в ближайшие выходные, но поедет добиваться сведений о пропавшем сыне в понедельник, 31 марта.
Богомаз, который жалуется, что его часто путают с однофамильцем-депутатом Законодательного собрания Брянской области, посетовал, что не смог сегодня приехать в Клинцовскую колонию.
«Режут вены люди не каждый день, это дело серьезное. И прокурор, и начальник УФСИН всю неделю были в той колонии, даже секретарей с собой взяли. Просто они правду не скажут, — рассказывает он. — Дело в том, что я сегодня после новости про оцепление ОМОН собрался с ОНК ехать в Клинцовскую колонию. Но мои коллеги не захотели никуда ехать. В нашей ОНК начался конфликт. Я выслушал от коллег, что работаю на мафию, в общем, всякую ахинею. Я думаю сейчас, зачем мне все это надо? Мне 65 лет, я человек не молодой, но я хочу справедливости. Нужно милосердным быть, мне жалко заключенных».
темы
5 мин