«Это памятник одному кораблю»
3 мин чтения
Капитан дальнего плавания Игорь Тюфтерев. Фото: Наталья Бородна

Капитан дальнего плавания Игорь Тюфтерев. Фото: Наталья Бородна

Капитан дальнего плавания устроил музей флота в Ярославле в память о подводной лодке «Курск»

Настоящий морской музей с несколькими тематическими экспозициями устроил в своем доме капитан дальнего плавания, преподаватель морского дела, а теперь ярославский пенсионер Игорь Тюфтерев. Сюда приходят его многочисленные знакомые, друзья, студенты колледжа, где он учил будущих моряков. Экскурсию по залам музея в свои 82 года Игорь Иванович провел и для корреспондента «Русской планеты». Но экспонаты, по большому счету, оказались лишь вспомогательными деталями, связующими нитями рассказа об удивительной судьбе моряка, совершившего свое первое плавание в неполных два года.

В поселке Куйбышева на окраине Ярославля стоят частные дома. Дом капитана здесь знают, любой покажет дорогу. Еще бы: хозяин знаменит не только музеем, но и отличным медом из собственных ульев, а также неизменной привычкой зимой обтираться снегом и нырять в прорубь. Сейчас старший Тюфтерев живет здесь вдвоем с сыном Владимиром, переехавшим к отцу из Мурманска. Игорь Иванович поджидает гостей у ворот при полном параде: начищенные ботинки, отутюженные брюки, сорочка, галстук.

В музее. Фото: Наталья Бородина

В музее. Фото: Наталья Бородина

— Я в плавание в первый раз в жизни отправился практически в ковчеге, — рассказывает он. — Перед тем как родную Мологу в 1935 году под воду отправили, мой отец Иван Васильевич разобрал по бревнам дом и скотный двор, перевез бревна к реке, сделал плот, погрузил на него пожитки, жену, четверых детей, всю нашу скотину, и мы двинулись по воде на новое место жительства. Через две недели прибыли, за лето отец плот снова в дом превратил, стали мы колхозниками в деревне Коромыслово на речке Печегде. Потом школа в Константиновском, война… В 1952 году я поступил в Ленинграде в Высшее арктическое морское училище имени адмирала Макарова и с тех пор до самой пенсии по морям и океанам ходил.

Мы проходим в музей — это отдельный домик, деревянный, справный. Экспозиция составлена с любовью и знанием дела: коллекция крюков, гарпуны и ружья для подводной охоты. Хозяин рассказывает о технике ловли тропических акул. Во времена службы на плавучих рыбзаводах «Анатолий Халин» и «Мария Поливанова» Игорь Тюфтерев собственноручно поймал немало морских хищниц.

— Акул мы ловили небольших, килограммов на шесть, — рассказывает наш гид. — Много их было в водах Атлантического океана вблизи Кейптауна. На судне вся рыба сразу шла в цех, 120 женщин занимались обработкой улова, консервацией. Так что у нас были своеобразные корабли: на каждого моряка — по три дамы! Акул мы, кстати, на экспорт отправляли, в основном в Италию. Уже там из них итальянцы рыбную муку делали.

В основном помещении музея — целая панорама географии морской службы капитана Тюфтерева. Здесь и Африка, и обе Америки, и Евразия, и Австралия — и отовсюду интересные экспонаты. И с каждым подарком, сувениром, морским трофеем, книгой, картиной, топографической картой, фотографией связана своя история.

Экспонат музея

Экспонат музея. Фото: Наталья Бородина

Мы разглядываем огромный штурвал — откуда? И как вообще возможно такую махину человеку повернуть в открытом море? Оказывается, штурвал служил наглядным пособием в ярославском училище № 21, где капитан Тюфтерев два десятка лет учил пацанов морскому делу. А еще раньше, в восьмидесятых, преподавал морскую науку иностранным студентам в Херсоне.

— Штурвалы и сейчас на некоторых судах имеются, это еще небольшой, есть гораздо крупнее, — поясняет капитан. — Автоматика автоматикой, но в критических ситуациях порой приходится переходить на ручное управление.

У него много материалов, посвященных затонувшей в 2000 году подводной лодке «Курск».

— Я хочу главное сказать, — тщательно подбирая слова, говорит капитан Тюфтерев. — Этот музей — не просто коллекция морских достопримечательностей и памятник моему самолюбованию. Это памятник одному кораблю, точнее подводной лодке «Курск», которая затонула вместе с экипажем. Так получилось, что сегодня о «Курске» практически не вспоминают. Я хочу объяснить, почему лично для меня так важно сохранить память об этом. В 1976 году я служил капитаном на судне «Белозерсклес», получил задание доставить большой груз угля на военную базу в Гремихе. Подходя к базе, мы получили разрешение на вход по линии глубоководного фарватера. Но только по счастливой случайности наш «Белозерсклес» длиной 124 метра избежал столкновения с атомной подлодкой! Благодаря ясной погоде я заметил перископ, и рулевой выполнил полный разворот нашего судна, пропустил маленькую подлодку. Так ошибка диспетчера в 1976 году чуть не привела к катастрофе. И я уверен, что «Курск» затонул и команда погибла именно из-за преступной халатности военных и гражданских чиновников.

Трагедия «Курска» едва не убила и самого капитана Тюфтерева. Увидев во сне с необычайной ясностью, как погибает подлодка, Игорь Иванович проснулся с мучительной болью в груди, отнявшейся рукой и речью. Лечение и восстановление были долгими и упорными. Лишенный возможности говорить, Тюфтерев сел за воспоминания. Напечатанные одним работающим пальцем, мемуары капитана сегодня изданы в виде двухтомника под названием «Море было моей судьбой».

Экспонат музея

Экспонат музея. Фото: Наталья Бородина

Постепенно, благодаря упорству, лечению, воле к жизни все восстановилось: и речь, и движения. Каждый день Игоря Ивановича Тюфтерева заполнен: сад и огород, пчелы, встреча гостей, учеников, экскурсии по музею для желающих, благоустройство — летом поставили с сыном новую баню, устроили бассейн для разведения карасей. Зимой — снежные ванны, лыжные прогулки, купание в проруби.

— Морская душа такой до конца земной жизни остается, — вздыхает Игорь Тюфтерев. — Я прекрасно понимаю, что мой музей в память «Курска» — маленькая капля в море. Но, если благодаря ему молодые люди узнают о героической подводной лодке, о ее экипаже, значит, все было затеяно не зря.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос «Все родные» Далее в рубрике «Все родные»«Русская планета» провела один день в многодетной семье из села Нурлаты Читайте в рубрике «Общество» Князь Петр Вяземский: «Квасной патриотизм нужен, сивушный — нет»Великолепный русский поэт, мемуарист, чиновник, мудрец — об опасностях, которые подстерегают Россию на выбранном ею пути Князь Петр Вяземский: «Квасной патриотизм нужен, сивушный — нет»
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
06 октября 2015, 12:23
Человек конечно замечательный, прожил долгую и насыщенную жизнь, и, надеюсь, ещё долго будет радовать гостей своего музея историями морских путешествий. Но, не сочтите за не вежливость, однако все же каким боком сюда относится трагедия подлодки "Курск" я так и не понял...
04 октября 2015, 22:04
из акул делали рыбную муку, а ведь у них замечательное мясо
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!