Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Эпоха доллара заканчивается

Национальные банки сбрасывают американскую валюту
Владимир Лактанов
2 мин
Фото: Александр Девмьянчук / РИА Новости
О закате доллара говорят часто, и все, кроме самих американцев, периодически с нескрываемым удовольствием.  Первые симптомы возможной утраты его лидерских позиций обнаруживались давно. Но до сих пор всерьез предрекать конец США как главного мирового банкира не решался никто. Да и сейчас не особенно рискуют. Пока расчеты 70% мировой торговли основаны на долларе, 10% —  на евро, и только 2% на юане, хотя доля последнего стабильно растет. В конце концов, у президента США есть не только ФРС, контроль над Всемирным банком и МВФ, но 6-й и 7-й военные флоты, да много еще подобных убедительных аргументов в защиту зеленых купюр.
Однако экономисты и предприниматели давно стали обращать пристальное внимание на тенденции, или по-модному тренды, которые рано или поздно превращаются в реальность.
Нынешний тренд сбрасывания валютных долларовых активов Центробанками, особенно развивающихся стран, показателен тем, что знаменует конец цикла интереса к доллару. Началось это еще во время кризиса конца 90-х. Тогда государственные банки развивающихся стран стали накапливать валютные, а читай —  долларовые резервы, для защиты своих внутренних рынков. Грянул кризис, который и ограничил доступ экономик к иностранным капиталам.  Понадобились доллары.  Нужно было привлекать инвесторов. Центробанки доллары в свои хранилища закачали, а инвесторы не пришли в том количестве, в каком прогнозировал МВФ.
Теперь же задачи другие: одним надо выживать, у других, более успешных экономик, просто появились новые приоритеты. И оказалось, что лучше при падающей национальной валюте поддерживать родную экономику.
Еще в конце августа 2014 года, по данным агентства Bloomberg, суммарный объем золотовалютных резервов в мире составил рекордную сумму —  $12,03 трлн. Но уже через каких-то полгода, в марте 2015, эта величина оценивалась только в $11,6 трлн.  Мировые банки избавились от $400 млрд. «Конечно, это следствие, прежде всего того, что банки пытаются поддержать свои национальные валюты», —   говорит экономический аналитик Сергей Хестанов. Так, Банк России с 1 января 2015 года снизил примерно на 7% свои золотовалютные резервы, и не только поддержал рубль, но и тем самым помог наполнить бюджет.
Фото: EPA / ТАСС
Фото: EPA / ТАСС
Финансовый аналитик Александр Осин подчеркивает явную и четкую политическую составляющую современного движения доллара. Весь 2013 год американские валютные обязательства покупали только Европа и Япония, будучи сами в долгах как в шелках. А в последние месяцы тенденция стала более смешанной, продолжает Александр Осин. Наоборот, заметно сокращают долю в долларовых активах страны БРИКС, пожалуй, лишь за исключением Индии, стоящей в этом вопросе особняком. И что особенно примечательно —  страны Латинской Америки, да, причем те, которые по чистой случайности посещал в последнее время Владимир Путин. Более того, среди таких стран неожиданно оказалась Польша.
Самыми незащищенными в возникшей ситуации являются именно развитые страны Европы, Япония и сами США. Их экономики связаны между собой не только валютной политикой, но и торговлей, и технологическими цепочками. В этих странах наращивается долг, они между тем обременены гигантскими социальными обязательствами, и что самое главное —  имеют огромное потребление. Случись инфляционный шок, и потребление обрушится. Это не только затормозит экономику, но и втянет ее в долгую депрессию.  
«Мы сейчас живем как в 30-е годы XX века, —  говорит Осин, —  тогда тоже политика смягчения ФРС привела к депрессии, отразившейся на всем мире. Только тогда у СССР не было союзников»
В таких странах, как Китай, Россия и Бразилия, после прогнозируемого инфляционного шока, потребление упадет тоже, но структура его более эластична, чем в развитых странах. И тут возникнет желание и возможность сохранять капиталы в долгосрочных сырьевых активах. Тем более, что геополитические, интеллектуальные и инфраструктурные условия для этого у нас есть. Что же касается Китая, то крупные концерны и банки там по-прежнему государственные. Государство будет должно тому же самому государству. При этом и уровень внутреннего потребления в стране растет. Отсюда неплохие перспективы для юаня, в качестве пока региональной валюты, а потом и для мировой. Поэтому Китай является членом БРИКС (группа из пяти стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) и дружит с Россией. Для него сейчас тоже важны союзники. С их помощью он сильнее. Китай держит очень много американских казначейских обязательств, но зато и экспорт в США колоссальный.
Западные антироссийские санкции и развитие российско-китайских экономических отношений уже способствовали тому, что значительная часть расчетов уходит в область рубль-юань.  Те же злополучные санкции увели многие российские сделки в другие валютные пары. Так что медленно, но верно появляются не только долларовые возможности для взаиморасчетов.  «Переход лидерства от британского фунта стерлинга к доллару продолжался сорок лет, —  напоминает Сергей Хестанов, —  и за точку отчета нового цикла можно взять события двадцатилетней давности, когда Китай перешел к новой экономической политике, а Россия, по меньшей мере, избавилась от старой; когда в Бразилии и Индии всерьез заговорили о реформах». Так как все на этом свете имеет тенденцию к ускорению, а двадцать лет интенсивного развития у многих крупных стран уже за плечами, то появления новых мировых валют можно ждать уже очень скоро.  Скорее всего, это будет несколько валют.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин