Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Исход «нового дворянства»

Массовый отъезд российских топ-менеджеров за границу указывает на неустойчивость сырьевого социально-экономического уклада
Владимир Лактанов
2 мин
Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ
Хедхантинговое агентство «Контакт» провело социологический опрос в среде топ-менеджеров на предмет их отношения к эмиграции. Выяснилось, что 16% высокооплачиваемых специалистов уже имеют четкие планы отъезда и собираются покинуть с Россию не позднее чем через два года. Вероятно, далеко не у всех получится хорошо устроиться за рубежом: российский бизнес слишком специфичен, чтобы опыт работы в нем был востребован в Великобритании или США.
В целом уехать когда-либо за рубеж собираются 42% респондентов. Большинство из топ-менеджеров рассчитывает занять сопоставимую со своим текущим статусом должность в иностранных корпорациях. Другие (31%) собираются открыть собственный бизнес. Впрочем, пока что примеров успешного ведения бизнеса российскими эмигрантами в Европе нет, вероятно, тоже в силу недопонимания местной специфики. Третий вариант, названный потенциальными эмигрантами, — жизнь за рубежом на средства от сдачи в аренду российской недвижимости — и вовсе странноват: казалось бы, даже рядовые граждане оценили все риски подобной финансовой стратегии на фоне валютных колебаний, а 20% топ-менеджеров — нет. Впрочем, значительная часть тех, кто причисляется сегодня к категории топ-менеджеров, занята в сырьевых компаниях, что объясняет склонность не к предпринимательской психологии, а к установкам рантье.
Рост эмигрантских устремлений в среде финансовой элиты отмечается на фоне общего снижения подобных настроений среди россиян. Если в 2012 году «свалить» мечтали до 17% жителей страны (по данным фонда «Общественное мнение»), то в 2014 году социологи зафиксировали рост патриотизма — число желающих начать новую жизнь на чужбине снизилось до 12%, в основном за счет молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет. Очевидно, что данная тенденция связана с присоединением Крыма и другими решительными действиями властей на международной арене. Роль сыграла не только гордость за геополитические достижения, у людей появилось ощущение востребованности, надежда на большую открытость и восприимчивость системы управления к позитивным инициативам снизу. К сожалению, эти «окна» возможностей так и не были открыты до конца, чрезмерная активность граждан (даже совершенно лоялистского характера) не одобряется государством. Да и политическая сфера почти не рекрутирует новые кадры: на телевизионных экранах мелькают одни и те же лица — что в провластном, что в оппозиционном лагерях.
Общественный уклад является прямым отражением доминирующей экономической концепции. В рамках сырьевой экономики невозможно выстраивание расширенной системы социальных лифтов: ее примитивные производственные цепочки просто не нуждаются в большом числе квалифицированных и талантливых специалистов. Недаром появление социального лифта как феномена пришлось на эпоху перехода от мануфактурного труда к высокопроизводительной индустрии.
Эксперты указывают на прямую связь между упрощением социальных структур в России и экономической деградацией, которая является условием для архаизации общества, отхода на задний план профессиональных критериев перед клановыми или семейными связями для продвижения по социальной лестнице.
В народе бытует представление, что устроиться на действительно хорошую позицию, например на руководящую должность в сырьевой корпорации, без блата невозможно. Постепенно общество расслаивается на сословия: «низшее» (это обычные люди без нужных связей и родственников) и «высшее» — это владельцы приватизированных в 1990-е  госактивов и их обширная «свита», состоящая из жен, любовниц, детей, топ-менеджеров и прочей публики со страниц Tatler. Впрочем, к новоявленным «дворянам» себя относят и многие сотрудники госпредприятий и госучреждений, ведущие не менее роскошный образ жизни, чем их коллеги из частного сектора. О многомиллионных «золотых парашютах» и премиях топ-менеджмента госкорпораций наслышаны все. Элита тщательно старается перенять аристократические замашки, но выглядят эти потуги довольно комично, особенно на фоне пьяных выходок их отпрысков .
Для сложившейся в 1990-е социально-экономической системы приток свежих кадров очень опасен, именно поэтому она стимулирует не расширение социальных лифтов, а их уничтожение. Несовершенная, но имеющая позитивные цели система способна улучшаться под внешним воздействием. Иное дело, если ее ядро носит глубоко деструктивный характер, когда улучшить сложившуюся ситуацию может только полный демонтаж ее основы. Грубо говоря, приток конструктивных людей со стороны способен привести к пересмотру сложившихся правил игры, что невыгодно действующей элите, которая заняла оборонительную позицию, стремясь «забетонировать» сложившееся распределение общественных ролей и перекрыть социальные лифты.
Спекулятивный и сырьевой капиталы не желают делиться местом под солнцем с капиталами производственными, так как для успешного функционирования этих двух типов компаний необходимы слишком разные условия, разная правовая среда.
То, что российский топ-менеджмент чувствует себя неуверенно в России и планирует эмиграцию, свидетельствует о том, что сложившийся в 1990-е порядок далеко не так прочен, как может показаться на первый взгляд. Эти люди, несмотря на свои деньги и привилегии, так и не смогли ощутить себя «хозяевами» страны, питая обоснованные подозрения, что dolce vita может рано или поздно закончиться. Когда производственная модель развития российской экономики сменит сырьевую, многие из «эффективных» менеджеров останутся не у дел, а многие сменят кожаные кресла на тюремные нары. Что тоже, в принципе, неплохо. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин