Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Толерантность к нетолерантности ведет к фашизму»

Эксперты обсудили проблему неонацистского насилия: после спада 2009—2012 годов наметился небольшой подъем

Юлиана Лизер
16 января, 2014 13:33
9 мин

Участники акции памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

В среду вечером в библиотеке имени Ф. М. Достоевского прошла встреча с экспертами и дискуссия на тему «Неонацистское насилие в современной России. Куда мы идем?». Мероприятие было приурочено к грядущей памятной дате — 19 января, пятилетию со дня гибели адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Представитель комитета, организующего акцию памяти убитых 19 января, Егор Лавреньев сообщил, что мэрия отказала организаторам в проведении традиционного шествия по бульварам, сократив маршрут. Однако организаторы все равно призывают всех желающих приходить в Новопушкинский сквер. «Если будет достигнуто согласие — хорошо, если нет — пройдем без баннеров к началу маршрута», — сообщил активист в самом начале мероприятия.
Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский сообщил, что в России количество жертв неонацистов неуклонно увеличивалось в период с 2004 по 2008 год, а затем точно так же снижалось вплоть до 2012 года. В 2013 году, окончательных данных еще нет, но, вероятно, спад сменился небольшим приростом.
«Настроения в обществе остались более-менее стабильными, изменился уровень насилия на улице. Во многом на ситуацию повлияла полиция: появился Центр "Э" (управление МВД по противодействию экстремизму. — РП) и, действительно, переловил сотни участников неонацистских групп. Но с появлением массового протестного движения полицейские переключились с насильственных на пропагандистские преступления — такие преступления проще расследовать. И переломить эту тенденцию очень сложно», — рассказал Верховский.
Если раньше нацисты нападали в основном на выходцев с Кавказа, то теперь для этого они выбирают выходцев из Средней Азии, поскольку им это кажется более безопасным, отметил директор «Совы».
«Надо понимать, что эта среда воспринимает себя как оппозиционная и даже революционная. У них возник кризис жанра, и стали появляться манифестообразные тексты. Следующим шагом была идея, что убивать надо тех, кто допустил "нашествие мигрантов" на русскую землю: антифашистов, активистов, следователей, прокуроров и т. д. Однажды был случай, когда группа неонацистов попыталась избить женщину-гособвинителя прямо у здания суда, но этому помешали приставы. Были убийства активистов, убийство судьи Чувашова», — напомнил эксперт.
Церемония прощания с судьей Московского городского суда Эдуардом Чувашовым. Фото: Илья Питалев / РИА Новости
Церемония прощания с судьей Московского городского суда Эдуардом Чувашовым. Фото: Илья Питалев / РИА Новости
После очередного «кризиса жанра» неонацисты решили заняться так называемыми рейдами («Русская зачистка», вероятно. — РП), это позволило им почти легально практиковать умеренное насилие. По мнению Верховского, новый тип неонацистской активности не будет подавляться властью, поскольку он вполне вписывается в ее сегодняшнюю риторику. «Если создается круг людей, которые могут легально применять ограниченное насилие, — это рассадник для тех, кто этим не ограничится», — резюмировал правозащитник.
По мнению председателя комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, нет ни одного мигранта, кто не подвергся бы тому или иному виду преследования. «У нас не эпидемия, а пандемия ксенофобии, можно говорить о взрывном характере ее развития», — отметила она.
Ганнушкина рассказала, что страх людей перед мигрантами непонятен и необъясним: гораздо опаснее с рациональной точки зрения ехать в одном автобусе с толпой агрессивных националистов, чем с толпой мирных мигрантов, которые говорят на своих языках.
Далее правозащитница перечислила недавние законодательные антимигрантские инициативы, назвав работу Госдумы «массовым помешательством». Это поправки в закон о въезде и выезде, предписывающие лишения на три года права въезда в Россию человеку, нарушившему порядок пребывания в стране. «Человек может забыть и провести в стране немного дольше 90 дней, на границе компьютеры тоже дают сбои. И такому человеку никто не сообщает, что он нарушитель, но обратно он вернуться уже не может — не пускают на границе», — возмущается Ганнушкина. Другая статья 18.8 КоАП не детализирует четкое наказание за правонарушение: «с выдворением или без такового». По словам Ганнушкиной, при этом в статье отдельно выделены Москва и Петербург.
«Получается, что в Липецке будет одно наказание, а в Москве — другое, причем в случае Москвы это действует очень травматично», —
отметила правозащитница.
Отдельно Ганнушкина упомянула закон о «резиновых квартирах». «Я была на встрече с Путиным и говорила ему о том, что в этот закон нужно хотя бы вернуть формулировку "постоянно проживающие". Он в ответ отдал бумагу Володину (Вячеслав Володин — замглавы администрации президента), поручил разобраться. И в итоге закон был подписан всеми, в том числе самим Путиным», — посетовала Ганнушкина.
Запросивший политического убежища в Швеции активист «Левого фронта» Алексей Сахнин, выступавший через Skype, высказал мнение, что государство специально создает в обществе панические настроения. «Люди становятся более склонны к одобрению полицейского насилия», — сказал активист. Сахнин назвал опасным увлечение лидеров оппозиции национализмом, в качестве примера приведя Алексея Навального. По мнению политического беженца, такая поддержка легитимизирует национализм, а обществу нужна идеологическая альтернатива. Ганнушкина добавила, что игра политиков на ксенофобии является типичным видом популистской риторики. Соответствующий пример привел и Верховский: «Оппозиционеры разделяют те же предрассудки, что и власть: они думают, что раз ксенофобия распространена, то на нее нужно опираться. Илья Яшин (один из лидеров либеральной оппозиции. — РП) правых на митинге приветствовал — наверное, надеялся, что за ними придут миллионы ксенофобов, а они не пришли».
По мнению Лаврентьева, борьба с ксенофобией не является задачей правящих элит, несмотря на всех задержанных Центром «Э» неонацистов. «В войне между антифашистами и ультраправыми победителей нет. Победил Центр "Э" и государство. И в итоге мы получили урезание свобод», — сказал активист. Он упрекнул СМИ за материалы о мигрантах, по его мнению, в них не хватает гуманистического отношения к приезжим, гастрабайтеров представляют как экономический ресурс.
«Нужно переместить вектор, это жизни людей. Перекос идет в сторону безличности и отчуждения», — уверен Лаврентьев. Еще активист обратил внимание на обилие подростков школьного возраста на «Русских маршах», по его мнению, это может быть связано с кризисом системы образования.
«Потерпевшие от насилия часто говорят: "Нас избили, но это ерунда, есть проблемы серьезнее". А это ежедневная дискриминация со стороны работодателей, чиновников. Нужно вводить в общество идею, что мигрантам можно как-то помочь, из этических или прагматических соображений — не важно. Построение низовых инициатив на эту тему через годы сможет изменить атмосферу в обществе», — заключил Верховский.
«Толерантность к нетолерантности ведет к фашизму. Нужно "идти в народ", и в первую очередь в эту молодежную среду. Это большая работа», — резюмировала Ганнушкина.
темы
9 мин