Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Байкал: реальные и мнимые угрозы

Чтобы спасти национальное достояние России, одних экономических решений недостаточно
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Anatoly Tiplyashin/ТАСС
23 мая 2016 года в Минэнерго состоялось совещание, посвященное острейшим проблемам сохранения озера Байкал. Уникальная экологическая система находится под угрозой из-за проекта строительства трех ГЭС в Монголии — на реке Селенге и ее притоках Эгийн-голе и Орхоне. Эти гидроэлектростанции совокупной мощностью 565 МВт способны нанести непоправимый ущерб экологической системе Селенги, дающей до 80% притока воды в Байкал — а значит, существенно изменить всю природу края.
Монгольский шантаж
Проект строительства ГЭС возник не на пустом месте. Монголы долгое время были недовольны условиями, на которых Россия поставляет им электроэнергию, и искали альтернативу. Только за последний год стоимость российского электричества увеличилась для них на 88% (вместо традиционных 12–13%), и это, вероятно, заставило их значительно активизировать усилия. Для реализации проекта уже нашли инвестора — китайские банки готовы вложить 827 млн долларов только в строительство инфраструктуры этих гидроэлектростанций.
Член высшего экологического совета РФ депутат Госдумы Олег Лебедев полагает, что у России есть все возможности, чтобы помочь Монголии решить энергетические проблемы «менее кровожадным способом». На совещании в Минэнерго было предложено создать специальную дорожную карту по обеспечению электроэнергией нашего степного соседа.
На первом этапе речь может идти о строительстве новых линий и сетей по всей Монголии и направлении туда излишков электроэнергии из Бурятии, Забайкалья и Иркутской области (объем поставок только из Иркутской области равен 900 млн КВт·ч, а это четверть потребности Монголии в электроэнергии).
На втором этапе Монголия может быть включена в единое восточносибирское энергокольцо от Ангары до Лены.
Наконец, специалисты «Гидропроекта» полагают «перспективным отказаться от строительства ГЭС в пользу ТЭЦ (теплоэлектроцентраль) и ГАЭС (гидроаккумулирующая электростанция)».
В любом случае, как справедливо заметил тот же Олег Лебедев, «у нас есть уникальный научный потенциал, есть экспертиза в строительстве, поэтому можно направить электроэнергию из Сибири и разработать новые соглашения по экспорту. Иначе около тысячи ГВт электроэнергии погубят самый крупный источник пресной воды на Земле, уничтожат дельту реки Селенга, лишат доступа к питьевой воде населенные пункты Бурятии и Иркутской области».
К сожалению, дороговизна российской электроэнергии и стремление китайских товарищей любой ценой лишить Россию мирового первенства по водным запасам дают монгольской стороне отличные возможности для маневрирования с целью получения максимальной выгоды. В сложившейся ситуации Монголия ведет себя, как союзник-шантажист, хуже Белоруссии, на китайские деньги выкручивая России руки в обход всех международных экологических законов.
Чем мы рискуем
Проблема строительства ГЭС на Селенге и ее притоках не нова. Она уже несколько лет обсуждалась как на прямых российско-монгольских переговорах, так и в международных организациях (ЮНЕСКО, Всемирный банк). В 2015 году ее взял под личный контроль президент России Владимир Путин. Однако, как часто бывает, проект при этом живет своей жизнью, и его сторонники только активизируют усилия.
Больше месяца тому назад, 11 апреля, в Минприроды состоялся очередной раунд консультаций российских и монгольских специалистов по перспективам и возможным последствиям предполагаемого строительства. В итоговом документе подчеркивалось, что необходимо провести «комплексную экологическую, социальную и экономическую оценку реализации энергетических и водохозяйственных проектов Монголии и их воздействия на реку Селенга и озеро Байкал».
Среди основных угроз и рисков стороны выделили:
  • изменение гидрологического режима рек на участках, расположенных как выше, так и ниже предполагаемых гидросооружений;
  • неизбежные изменения атмосферных, биологических, гидрологических и геологических процессов (любая крупная ГЭС смягчает крайности климата, делает его более умеренным);
  • изменение стока наносов, качества воды, ее ледового и температурного режимов;
  • дополнительное выделение парниковых газов и подтопление территорий;
  • изменение в миграции животных, особенно рыб;
  • а также эпидемиологические, сейсмические и другие риски, просчитать которые заранее невозможно.
Кроме того, российская сторона обратила особое внимание, что до сих пор нет общедоступной и достоверной информации о деталях строительства первой и крупнейшей гидроэлектростанции на Эгийн-голе. При этом, по всем международным правилам, ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) должна быть размещена в открытом доступе до начала поиска финансирования для постройки ГЭС.
Так или иначе, переговоры продолжаются, и в настоящее время представители Минэнерго работают в Улан-Баторе со своими монгольскими коллегами. В целом позиция российской стороны определена ясно и четко. В сложившихся обстоятельствах единственным разумным выходом мог бы стать только полный и окончательный отказ от идеи гидроэлектростанций и водохранилищ на Селенге. Слишком хорош и неповторим Байкал, слишком уникален, чтобы рисковать им ради сиюминутной экономической выгоды.
Внутренние проблемы
Как это ни печально, экологические проблемы Байкала отнюдь не исчерпываются угрозой строительства в Монголии. Речь здесь идет даже не об обмелении озера и высыхании колодцев, на чем так любят иногда сосредоточиться журналисты. Эти процессы связаны с годовыми и более длительными природными циклами, и на них мы вряд ли можем всерьез повлиять. Пока что воды Байкалу хватает, и ученые внимательно отслеживают этот процесс.
Пробы воды
Пробы воды. Фото: Александр Кряжев/РИА Новости
Однако серьезнейшей проблемой для озера стало зарастание береговой линии спирогирой и как следствие деградация почти всего мелководья. Спирогира — склизкая и на редкость противная водоросль, которая к тому же отвратительно воняет, когда шторм выбрасывает ее на берег. В результате на некоторых участках побережья знаменитая своим вкусом и прозрачностью байкальская вода стала не пригодной не только для человека, но и для скота. Особенно широко спирогира распространилась у городов и поселков, а также у туристических баз — в Листвянке, Слюдянке, Северобайкальске, по бурятскому побережью на запад от Селенги.
Эта водоросль и раньше жила в Байкале, но теперь ее стало непомерно много. Она откровенно портит берег и ведет к исчезновению некоторых уникальных байкальских видов. Распространение спирогиры связано с деятельностью человека, в первую очередь с прямым сливом отходов и использованием стирального порошка, содержащего фосфор. Дело в том, что фосфор — это прекрасное удобрение, он-то и способствует неконтролируемому росту водорослей.
Начать с себя
24 мая, после совещания в Минэнерго, многие СМИ вышли с кричащими заголовками и подзаголовками: «Байкал может разделить судьбу Арала», «Байкалу грозит исчезновение, как Аральскому морю» и т.п.
Разумеется, это очевидные передержки и штампы. Байкал находится совершенно в другой климатической зоне, его экосистема развивается по своим законам, и сама эта параллель выдает лишь ограниченные познания в географии тех, кто ее придумал. Исчезновение, по крайней мере в перспективе ближайших тысячелетий, Байкалу не грозит. Но непродуманная деятельность человека может нанести озеру и его удивительной экосистеме серьезный ущерб, и это будут невосполнимые утраты.
Человек способен не только разрушать, но и восстанавливать природную среду, при этом природоохранная деятельность, как ни банально это звучит, сложна и многообразна. Конечно, многое здесь зависит от государства, призванного защищать жемчужины своей земли от любых посягательств, особенно от посягательств извне. Но экономические и политические решения не дадут желаемого результата без ясного понимания: будущее Байкала не только в руках российских или монгольских властей — оно в наших руках.
Только когда мы перестанем оставлять за собой мусор, сливать в Байкал отходы со стиральным порошком или выжигать по весне старую траву, провоцируя пожары, главным и самым серьезным вопросом экологии Прибайкалья действительно останется строительство ГЭС в верховьях Селенги. И тут как раз можно положиться на государство. Эту проблему оно решает и — согласимся с Олегом Лебедевым — вполне способно решить.
Причем если Монголия все же начнет строительство указанных ГЭС, наше решение вполне может получить и силовую составляющую. Байкал дороже.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин