В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости В мире
Русская планета
В мире

«Воплощение Зла» хочет на волю

Судьбу главного палача апартеида, приговоренного к 212 годам тюрьмы, решат семьи его жертв
Анна Байдакова
12 июля, 2014 12:09
7 мин
Юджин де Кок, 1999 год. Фото: Themba Hadebe / AP
Суд в ЮАР отложил слушания по условно-досрочному освобождению одного из самых зловещих персонажей в истории апартеида, бывшего командира группы особого назначения С1 Юджина де Кока. Это подразделение занималось уничтожением активных борцов с апартеидом.
В 1996 году де Кока приговорили к 212 годам тюрьмы за убийства и десятки других преступлений. Освобождение де Кока зависит от мнения родственников его жертв, говорит министр юстиции ЮАР Майкл Масхута. Решение будет принято до конца года, сообщает Reuters.
Юджин де Кок был арестован в 1994 году, когда к власти пришел Нельсон Мандела и возглавляемая им партия Африканский национальный конгресс — этот год считается концом эпохи апартеида. Полковника де Кока обвиняли в убийствах, похищениях и пытках десятков борцов с апартеидом. Всего ему приписывали 89 преступлений. При прежней власти он возглавлял армейское подразделение, которое в 1979 году принимало участие в войне на территории Родезии и Намибии. После войны группу превратили в «эскадрон смерти» для преследования противников правившей Национальной партии — как правило, это были члены Африканского национального конгресса.
Юджин де Кок, 1996 год. Фото: Reuters
Юджин де Кок, 1996 год. Фото: Reuters
В 1996 де Кок принял участие в слушаниях Комиссии правды и примирения, на которых рассматривались преступления, совершенные властями ЮАР в годы апартеида. Он дал обширные показания, в которых признался в убийстве многих оппозиционных деятелей. Журналисты дали де Коку прозвище Prime Evil, «Первоначальное Зло», или «Воплощение Зла». Сам подсудимый настаивал на том, что вину и наказание с ним должны разделить первые лица страны, в том числе бывший президент страны Фредерик Виллем де Клерк.
Бывший полковник полиции, де Кок написал в своей автобиографической книге «Работа на государство апартеида»: «Когда закон разрешил сажать людей в тюрьму без решения суда, был сделан еще один шаг к созданию "эскадронов смерти"… Мы почувствовали себя суперменами, которые могут действовать безжалостно от имени государства. Власти сделали пытки легальными».
Все убийства санкционировались властями, пишет де Кок: «Когда надо было сделать грязную работу, они звали Юджина де Кока». В интервью 2007 года «Би-би-си» он заявил, что у бывшего президента ЮАР де Клерка, в 1993 году получившего Нобелевскую премию мира одновременно с Нельсоном Манделой, руки в крови. Де Клерк обвинения отрицает.
На заседаниях Комиссии правды и примирения было признано, что показания де Кока дали много информации о происходившем в годы апартеида, и по многим обвинениям бывший командир C1 был оправдан. Тем не менее, полковника приговорили к 212 годам тюрьмы за шесть убийств, а также покушения на убийства, похищения людей, мошенничество и другие преступления. Сейчас он отбывает наказание в особо охраняемой части тюрьмы Претории.
Согласно юридической практике ЮАР лица, осужденные за преступления апартеида, могут быть помилованы или освобождены досрочно только при согласии родственников их жертв. Поэтому решение по делу де Кока будет принято после консультаций с родными тех, кого он убил, говорит министр юстиции ЮАР Майкл Масхута.
В 2012 году де Кок написал письма родным двух активистов Африканского национального фронта, убитых по его приказу, Бхеки Млангени и Портии Шабангу. Дочь Шабангу Марсия Хоза согласилась встретиться с де Коком в тюрьме. Она довольно подробно описала разговор с человеком, оставившим ее без матери в пять лет, отмечает южноафриканский информационный портал IOL News.
Во время встречи заключенный рассказал, что мать Хозы и еще двух человек выдали карателям сами активисты Африканского национального конгресса. В 1989 году отряд де Кока подкараулил оппозиционеров в засаде, а затем он лично добил Портию Шабангу двумя выстрелами в голову. Марсия сказала де Коку, что простила его «добровольно и полностью». Тот закрыл голову руками, и на глазах у него выступили слезы, рассказала женщина. «Он все время спрашивал меня, как я выросла без матери, и убеждал развивать фонд ее имени, который я основала год назад», — рассказала женщина. По словам дочери погибшей активистки, де Кок признался, что он не ожидал получить прощения, потому что недостоин этого.
Пульма Годобо-Мадикизела. Фото: Eleanor Bentall / Bloomberg / Getty Images / Fotobank.ru, архив
Пульма Годобо-Мадикизела. Фото: Eleanor Bentall / Bloomberg / Getty Images / Fotobank.ru, архив
В отличие от Марсии Хозы, мать Бхеки Млангени отказалась простить убийцу своего сына. В 1991 году Млангени, адвокат Африканского национального конгресса, получил посылку с плеером и кассетой, а когда нажал на кнопку Play, вмонтированная в устройство бомба взорвалась и убила его. В 2012 году де Кок написал письмо родным Мланагени, прося простить его и прийти к нему в тюрьму.
«Ваше прощение будет много значить для меня, хотя я понимаю, что не могу смыть ту боль, которую вам причинил», — цитирует письмо де Кока IOL News. 80-летняя мать Бхеки Млангени Кэтрин и его вдова Сейпати не поверили в искренность бывшего карателя. «Чего он ждал столько времени?» — говорит Кэтрин Млангени.
Психолог Университета Кейптауна Пульма Годобо-Мадикизела написала книгу о де Коке под названием «Этой ночью умер человек: южноафриканская история прощения». Она много раз навещала заключенного в тюрьме и после часов интервью с ним сделала вывод, что де Кок стал винтиком в машине государственных репрессий и достоин прощения. «Его навещали родные его жертв. Он представляет собой образец того, как нужно вести диалог в таких случаях», — цитирует Годобо-Мадикизелу издание Fairfax Digital.
Юджина де Кока описывают как тихого мужчину в толстых очках, «больше похожего на библиотекаря, чем на убийцу», отмечает «Би-би-си». В своей автобиографической книге де Кок признается, что с детства заикался, поэтому постоянно был предметом насмешек в школе. Кроме того, учителя постоянно кричали на детей в классе и держали их в страхе, поэтому де Кок стал бояться говорить с людьми. На войне в Родезии и Намибии он со своими солдатами часто охотился на местных партизан в качестве забавы, признается де Кок: «Мы относились к этому как к игре, отслеживали и убивали их, как крестоносцы сарацин». После войны де Кок страдал от посттравматического синдрома, что признавали его коллеги.
темы
7 мин