В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Владимир Олейник: «Мы Западной Украине скажем: братья, поживите отдельно — может, и получится»

«Альтернативный» президент Украины рассказал РП, почему лучший путь для его страны — брать пример с Сингапура
Владимир Лактанов
4 мин
Экс-депутат Верховной рады Украины Владимир Олейник и бывший премьер-министр Украины Николай Азаров (слева направо) на пресс-конференции, посвященной вопросам создания Комитета спасения Украины. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС
В Москве бывший украинский премьер Николай Азаров и экс-депутат Верховной рады Владимир Олейник объявили о создании «Комитета спасения Украины». Новая структура планирует добиваться проведения досрочных президентских и парламентских выборов в стране и обещает «выгнать в шею всех иностранцев» из украинского правительства.
Некоторые журналисты уже с издевкой окрестили «Комитет спасения» «партией проигравших»: и Азаров, и Олейник бежали с Украины в Россию, спасаясь от уголовного преследования. Это не помешало Олейнику объявить о намерении выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Украины. «Русская планета» спросила у потенциального кандидата на президентство, куда комитет поведет страну и почему о его создании объявили лишь спустя полтора года после кровавых событий на Майдане.
«Ошибки делали все»
— Вас много спрашивали о том, почему комитет создан только сейчас. Вам не кажется, что его появление выглядело бы более логичным на волне событий Майдана?
— Все происходит вовремя. И вот почему: люди, выйдя на Майдан, желали изменений. Их претензии к прежней власти были правильными. Другой вопрос, что люди, которые стали властью сейчас, быстренько конвертировали этот протест — чтобы забрать себе рычаги управления.
Если бы я в тот момент вышел к людям, ничего бы не произошло: меня восприняли бы как человека из «бывших». К тому же идет сильное давление на оппозицию. Один из членов нашего комитета Олег Калашников был убит. Мы проводили вместе с ним акции, готовились выступать к 9 мая. Его убили за то, что он поднимал людей. (Олег Калашников, украинский политик, один из организаторов акций «антимайдана», застрелен неизвестными 15 апреля 2015 года на пороге своей киевской квартиры. — РП.)
— И вы решили уехать?
— Я уехал в феврале 2014-го: спасал семью. Моего сына избили просто за то, что отец — политик. Мне было обидно, я находился в подавленном состоянии, не понимал, за что: я ведь не бизнесмен, больших денег у меня нет. Но с другой стороны, я осознавал, что во всем, что происходило на Украине, есть и моя вина. Я защищал идеологию партии (регионов. — РП) на телеканалах, я не обличал, когда было нужно, не говорил о коррупции, хотя видел ситуацию — а значит, тоже был косвенно причастен. Но мы с Николаем Яновичем (Азаровым. — РП) свои ошибки знаем и больше их не совершим — этим мы, кстати, и отличаемся от себя прежних. Да и не совсем правильно списывать все на американцев, мол, это они виноваты в том, что происходит. Виноваты все.
— А Россия совершала ошибки — в том, что касалось реакции на украинские события?
— Не совершала. И в значительной мере не вмешивалась. Вот смотрите: Нуланд (Виктория Нуланд, официальный представитель Госдепартамента США. — РП) заявила о том, что Украине было выделено 5 млрд долларов в виде грантов. Это вмешательство. В 2013 году мне, тогда еще депутату, был запрещен въезд в США. Я в США не собирался, но удивился, когда выяснил, за что: оказывается, я был автором закона о контроле над грантами. То есть Америке у себя можно контролировать гранты, а нам нельзя. Уважайте же суверенитет! Американцы совершенно не стеснялись — и зашли. А Россия проявила скромность. Она ожидала, что мы, украинцы, сами увидим, что нужны реформы, что не нужно петлять. Я тоже за реформы, за евроинтеграцию, но когда Николай Янович (Азаров. — РП) увидел экономическую часть (соглашения об интеграции с ЕС. — РП), он сказал: все, мы будем поставщиком дешевой рабочей силы для Европы. 
Владимир Олейник
Владимир Олейник. Фото: Елена Горбачева / Русская планета
Европа с США решили нас наказать: что, ребята, тормознули? Тогда получите Майдан. Так они наказывают всех несогласных — в Египте, Армении, Греции. Они безнаказанно вмешиваются в дела других государств. Американцы — единственная нация, которая ведет себя так, словно она — хозяйка коммунальной квартиры: сдает комнаты постояльцам и при этом свободно ходит по всем комнатам, потому что она собственник, и указывает, как нам жить.
«По Януковичу решение приняли»
— Как давно был задуман проект «Комитета спасения Украины»?
— В тот момент, когда я перестал бояться: 2 мая, когда сжигали одесситов. Я, здоровый мужик, сидел и рыдал от бессилия. Такая звериная жестокость не лечится. В тот момент я осознал, что и мою семью могут сжечь. Но при первой же возможности я вернусь на Украину. И не для того, чтобы меня там расстреляли или бросили в тюрьму — такой радости я нынешней власти не дам.
— На пресс-конференции вы говорили о том, что планируете политические акции на осень этого года. Однако в СМИ постоянно муссируются известия о том, что в это же время война может вспыхнуть с новой силой. Как быть в таких условиях?
— Это плохой вариант. Нынешняя власть, контролируемая американцами, сделала так, чтобы остальные области — Харьков, Одесса — сидели и боялись того, что происходит в Донбассе. Но чем больше людей выйдет на улицы, тем меньше в конечном итоге будет насилия. Если во время Майдана на улицы вышла только половина страны — Донецк, Днепропетровск тогда не принимали такого активного участия в протестах, — то теперь людей выйдет намного больше, и они спросят за все: и за войну, и за коммунальные платежи.
В нынешней ситуации войной очень легко держать людей в страхе, к тому же на ней много кто наживается. За падение уровня жизни никто не спрашивает, потому что война все спишет. Именно поэтому все — и Юля (Тимошенко. — РП), и Яценюк — предлагают войну.
— Главная интрига: кто же все-таки войдет в «Комитет спасения»?
— Основной состав людей — там (на Украине. — РП). Поэтому мы пока не можем назвать их имена. Из Донбасса никого нет, мы его не трогали, это было бы неправильно с нашей стороны. Про состав могу так сказать: этих людей вы знаете. Это те, кто был не на первых ролях, а работал при многих министерствах, своеобразные рабочие лошадки. Свежие лица тоже будут: те, кто знает, как вывести страну из кризиса.
— А были те, кого приглашали в комитет, но они по каким-то причинам отказывались?
— Наоборот. К нам многие приходили, и мы им отказывали.
— Кому, например?
— Не буду говорить. Но по Януковичу мы приняли такое решение.
— А он приходил?
— Нет, но из тех, кто приходил, отдельным лицам мы сказали «нет».
«Украине нужна просвещенная диктатура»
— На пресс-конференции экономическая программа была заявлена как локомотив изменений страны. А какая работа будет проводиться в идеологическом плане?
— На самом деле на первом месте будет политическая программа. Экономическая тоже важна, потому что государство сейчас напоминает тяжелобольного. Нужна реанимация. Потом — реформы: это как операция. Правда, когда делаешь операцию на сердце, нужно помнить, что могут отказать почки. Поэтому к таким вещам нужно подходить грамотно. Для меня примером является Ли Куан Ю (бывший премьер-министр Республики Сингапур, один из создателей «сингапурского экономического чуда». — РП). Он был настоящим диктатором: объявил войну коррупции, бандитизму — и при этом установил полный либерализм в экономике, дав пути для развития. Да, это была диктатура — но просвещенная. Без этого на начальном этапе нам не обойтись. Потому что 90% закарпатского «Правого сектора» ранее судимы. Они же не отдадут просто так оружие! И будут оказывать сопротивление. Но если государство проявит силу и будет стоять на своем жестко — с этим удастся справиться.
— А в политическом плане?
— Если говорить о политике, мы уже не имеем той Украины, которая была до 2014 года. Это другая Украина. И процесс может пойти так, что западная часть тоже может выйти и сказать, что мы хотим референдум, а в вашей Украине быть не желаем.
— И что вы им на это скажете?
— Спросим: а зачем? Мы же вам делаем предложение намного лучше! И денег больше дадим. Почему Порошенко так не хочет федерализации? Потому что 83% денег остается в Киеве, а 17% делят на всю Украину. А федеративное устройство предполагает около 40% оставлять в регионах. Поэтому наше предложение для Западной Украины может быть выгодным. Но если они и после этого не захотят быть с нами — так пусть. Мы танки не пошлем, а скажем: братья, поживите отдельно — быть может, получится. Но рано или поздно, даже если они выйдут, вернутся назад. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин