В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Версии без выводов

Комиссия Верховной рады опубликовала отчет об обстоятельствах гибели людей в одесском Доме профсоюзов и самораспустилась
Елена Коваленко
7 мин
Сгоревший вход в Дом профсоюзов в Одессе, 4 мая 2014 года. Фото: Глеб Гаранич / Reuters
Члены временной комиссии Верховной рады не смогли точно установить обстоятельства гибели 48 человек  в Одессе 2 мая, однако опубликовали отчет о своей работе. Однозначных выводов в нем нет, но документ проясняет некоторые детали: в частности, он объясняет, почему пожарный расчет добирался до загоревшегося Дома профсоюзов более 20 минут.
Как говорится в постановлении Верховной рады, полномочия Временной комиссии по вопросам расследования фактов гибели граждан в Одессе прекращаются. Тем не менее отчет, составленный членам Комиссии, принимается депутатами к сведению и направляется президенту Украины, председателю Верховной рады, премьер-министру, в Генеральную прокуратуру, СБУ и МВД «для разбирательства в пределах компетенции и соответствующего реагирования».  Последние три ведомства должны будут проинформировать парламент о результатах рассмотрения отчета в двухнедельный срок. Их выводы будут опубликованы в газете «Голос Украины», говорится в постановлении.
Временная комиссия Верховной рады была сформирована 13 мая. Ее председателем стал депутат Антон Киссе, зампредседателя — Александр Дубовой. Всего в состав комиссии были избраны восемь украинских парламентариев. Согласно отчету, опубликованному на сайте Верховной рады, за время своей работы комиссия провела десять заседаний и десять встреч, на которых были рассмотрены результаты работы группы журналистов и активистов, проводивших самостоятельное расследование, а также руководства украинских силовых ведомств. Однако, как подчеркивается в отчете, несмотря на неоднократные приглашения, ни одно из заседаний так и не посетили Андрей Парубий, во время работы комиссии занимавший пост секретаря СНБО, председатель СБУ Валентин Наливайченко и глава МВД Арсен Аваков. Причины отказа принять участие в работе комиссии они не называли, в связи с чем ее членам пришлось обратиться к Порошенко. При этом государственные ведомства, в которые депутаты посылали официальные запросы с требованием прояснить обстоятельства гибели людей в Одессе, — СНБО, Генпрокуратура, СБУ, МВД, Минобороны, Нацгвардия и другие — в установленный законодательством срок ответов не представили.
Столкновения сторонников «Евромайдана» с милицией в Одессе, 2 мая 2014 года. Фото: Александр Гагарин / ИТАР-ТАСС
Хотя комиссия признает, что собранную информацию нельзя назвать полной, в своем отчете ее члены попытались восстановить ход событий в Одессе 2 мая. Согласно документу, еще до столкновений на Куликовом поле в центре города размещались активисты «антимайдана». Местные органы власти, в свою очередь, планировали провести на этом месте мероприятия в честь Дня победы, в связи с чем руководство одесского управления МВД и горсовета достигли с «антимайдановцами» договоренности об их «переезде» в «Парк 411-й батареи». Однако у руководства Одесской облгосадминистрации была другая позиция: на ее сайте была опубликована информация о разгоне палаточного городка. В ответ активисты «антимайдана» начали возводить на Куликовом поле баррикады.
Одновременно местное управление СБУ получило оперативную информацию о возможных провокациях и столкновениях в ходе запланированных на 2 мая массовых мероприятиях с участием футбольных болельщиков клубов «Черноморец» и «Металлист», а также их оппонентов из числа пророссийских организаций. Соответствующее письмо было направлено на имя руководителя местного управления МВД, однако не дошло до председателя Одесской облгосадминистрации, прокурора Одесской области и начальника Одесской Госавтоинспекции, что, по мысли авторов отчета, «свидетельствует о формальном подходе к проведению профилактически-предупредительных мероприятий». Хотя начальник городского управления милиции докладывал руководителю местного управления МВД, что на 2 мая запланирован не только футбольный матч, но и два несанкционированных мероприятия — марш «За единую Украину» и митинг «антимайдановцев», все силы правоохранителей были сосредоточены в районе стадиона ФК «Черноморец», причем «надлежащей мобильности для маневрирования ими не было предусмотрено».
За несколько часов до начала футбольного матча — до 14:30 — в здании прокуратуры Одесской области проходило  «оперативное совещание» на тему противодействия проявлениям сепаратизма под руководством замгенпрокурора Украины Николая Банчука. По его завершении начальник областного управления МВД Петр Луцюк получил от своего заместителя информацию о том, что у здания ГУ МВД собираются представители «антимайдана» и «Евромайдана». Однако сам он поехал к стадиону для управления личным составом, отправив к ГУ МВД вместо себя помощника, говорится в отчете. В это время на мобильный Луцюка позвонил житель Одессы Сергей Долженков, которого впоследствии задержали за организацию массовых беспорядков, и предложил «предоставить информацию по плану "Крепость" (план охраны помещения ГУ МВД Украины в Одесской области) с целью захвата здания и похищения огнестрельного оружия», поясняют авторы документа. Получив отказ, он решил захватить оружие в Одесском институте внутренних дел, где под охраной двух курсантов лежало около 500 автоматов, считают члены Комиссии Рады, однако работники правоохранительных органов вовремя забрали их и перевезли в управление милиции. 
Столкновения сторонников «Евромайдана» и «антимайдана» в Одессе, 2 мая 2014 года. Фото: Максим Войтенко / Одесса-медиа / РИА Новости
В это время на Александровском проспекте начинали собираться сторонники «антимайдана», а на Соборной площади — представители так называемой «самообороны площади», которые вооружились щитами и палками и выстроились на улице Дворянской в шеренгу в ожидании дальнейших указаний от организаторов мероприятия. По информации следственных органов, в какой-то момент находившиеся среди участников марша в поддержку федерализации Украины «пророссийски настроенные лица» начали швырять в толпу футбольных ультрас и сторонников евроинтеграции камни и бутылки с легковоспламеняющейся смесью, а с началом конфликта со стороны активистов «антимайдана» послышались выстрелы, что «спровоцировало ответные действия участников митинга с противоположными лозунгами». Оружие пророссийским активистам на Александровский проспект на автомобиле Chrysler привозил атаман Одесского казацкого полка И. И. Астахов, говорится в отчете.
Эпицентром противостояния стали Соборная площадь, Александровский проспект и территория рядом с торговым центром «Афина». Участники столкновений использовали брусчатку, коктейли Молотова, пневматическое, травматическое и огнестрельное оружие, констатирует депутатская комиссия. Милиционеры надлежащих мер для пресечения их действий не предпринимали, утверждают авторы отчета: многие из них вообще не вмешивались в события, происходившие на центральных улицах города.
В докладе отмечается, что щитки на руках некоторых милиционеров были перемотаны красным скотчем, аналогичным тому, что использовали для идентификации активисты «Одесской дружины». На вопрос о причинах выбора такого цвета сотрудники милиции в ходе следствия отвечали, что щитки часто сползают, из-за чего можно травмировать руки, поэтому их необходимо фиксировать, а скотч красного цвета оказался единственным, который был у них в распоряжении.
Столкновения сторонников «Евромайдана» и «антимайдана» у Дома профсоюзов в Одессе, 2 мая 2014 года. Фото: Максим Войтенко / ИТАР-ТАСС
В 16:12 по местному времени в оперативный центр одесского управления ГСЧС поступило сообщение о возгорании автомобиля в переулке вице-адмирала Жукова, утверждают авторы отчета. К месту происшествия отправили пожарный расчет, однако по прибытию сотрудники ГСЧС возгорания не обнаружили. Когда пожарные возвращались в управление, на них напали неизвестные люди и под угрозой физической расправы угнали автомобиль. В дальнейшем выяснилось, что его использовали для тарана баррикад. Как следует из объяснений начальника дежурной смены оперативно-координационного центра Швыденко Ю.М., этот инцидент возымел последствия. По словам Швыденко, после происшествия замначальника главного управления по реагированию на ЧС  Виктор Губай позвонил ему и отдал приказ направлять подразделения для тушения возгораний исключительно по распоряжению начальника управления ГСЧС, его первого заместителя и заместителя по реагированию на чрезвычайные ситуации.
В дальнейшем представители «антимайдана» заняли помещение ТЦ «Афина» и забаррикадировали все входы и выходы, говорится в докладе. На место тут же прибыли руководители одесских управлений СБУ, МВД, ГСЧС и других ведомств. «На крыше торгового центра были видны передвижения людей в масках, одетых в камуфляжную форму и каски. У некоторых на касках и рукавах были видны полосы красного скотча», — намекают авторы отчета на представителей «антимайдана». Между тем в помещении находилось множество бутылок с коктейлем Молотова, оружия и «предметов для причинения телесных повреждений». Эти же предметы были обнаружены и после штурма ТЦ «Афина» бойцами подразделения МВД «Сокол». Когда оперативники вывезли активистов «антимайдана» из ТЦ, некоторые лидеры «Евромайдана» призвали своих сторонников двигаться к Куликову полю. Там сторонники киевской власти начали жечь палатки своих оппонентов и «совершать против них противоправные действия», из-за чего «антимайдановцам» пришлось забаррикадироваться в Доме профсоюзов.
Пожар в Доме профсоюзов в Одессе, 2 мая 2014 года. Фото: Андрей Боровский / ИТАР-ТАСС
«Предварительно, есть основания полагать, что причиной пожара в Доме профсоюзов стало занесение внешнего источника огня, с эпицентром в правом крыле первого этажа здания», — говорится в отчете. Согласно документу, информация о пожаре поступила в оперативный центр ГСЧС в 19:45. Однако в связи со случившимся тремя часами ранее угоном автомобиля спасателей распоряжение об отправке пожарного расчета на Куликово поле было отдано лишь в 19:55. Прибыть автоцистерне к Дому профсоюзов удалось лишь спустя 24 минуты после начала пожара — в 20:09. Приступить к тушению, однако, удалось не сразу: агрессивно настроенные митингующие «самообороны», согласно отчету депутатов, угрожали и препятствовали личному составу выполнять свои задачи.
Локализовать пожар удалось лишь в 20:46, ликвидировать — в 20:50. Спасательные работы осложнялись тем, что люди боялись спускаться по пожарным лестницам и выходить из здания из-за значительного числа агрессивного настроенных митингующих, констатируют авторы отчета. Помимо этого, «посторонние лица» неоднократно вновь бросали в здание бутылки с зажигательной смесью, создавая новые очаги пожара.
По завершении тушения пожара в Доме профсоюзов в морге Одесского областного бюро судмедэкспертизы оказались 48 трупов — семь женщин и 41 мужчина. Эксперты установили, что девять из них погибли от отравления угарным газом, 13 — от отравления продуктами горения, 12 — в результате ожогов дыхательных путей и ожогов тела, восемь скончались от смертельного ранения, полученного в результате падения с высоты. Еще шестеро пострадавших получили смертельные огнестрельные ранения: четверо — ранения дробью, один — ранение из пневмопистолета или винтовки калибра 4,5 миллиметра, один — ранение пулей калибра 5,45 миллиметра. Личность одного погибшего по результатам экспертизы ДНК по-прежнему не установлена. Всего для выяснения обстоятельств этой трагедии было назначено 85 судмедэкспертиз и еще 160 биологических, криминалистических, химических и пожарно-технических исследований. Однако, констатируют авторы отчета, картина все еще остается неполной — из-за отсутствия современного оборудования у местных экспертов получить данные, позволяющие объективно назвать причины гибели людей, невозможно. Так, наличие ядовитых веществ в телах погибших в Доме профсоюзов можно установить только при вмешательстве международных экспертов.
Эвакуация людей из горящего Дома профсоюзов в Одессе, 2 мая 2014 года. Фото: Андрей Боровский / ИТАР-ТАСС
В ходе следствия было выдвинуто четыре основных версии о причинах случившихся массовых беспорядков, говорится в отчете. По мнению следователей, они либо были организованы по заказу руководителей «экстремистских групп, желающих дестабилизировать ситуацию в регионе и в Украине в целом»; либо за ними стояли представители местной власти и правоохранительных органов, которые хотели дискредитировать центральные органы власти Украины; либо они стали следствием неконтролируемых действий футбольных ультрас и пророссийски настроенных групп при «преступном бездействии» представителей власти и милиции; либо их умышлено спровоцировали радикально настроенные националисты, желающие запугать местных сторонников федерализации.  Однако склоняться к какой-либо из этих версий комиссия не намерена. Как говорится в отчете, ее члены лишены полномочий, «позволяющих эффективно проводить следственные действия» — статья 222 УПК Украины запрещает разглашать сведения досудебного расследования, которые представляют собой результаты экспертиз и показания очевидцев.
В конце прошлой недели о прекращении своей работы сообщала комиссия по расследованию пожара в Доме профсоюзов, созванная депутатами Одесского областного совета. Ее председатель Григорий Епур объяснял свое решение отсутствием возможности контролировать работу Генпрокуратуры и СБУ, которые не желали делиться с ним существенной информацией. Одновременно над делом о пожаре работает независимая «Комиссия 2 мая», состоящая из одесских журналистов. Ее отчет будет представлен в течение месяца. Главный редактор издания «Таймер» Юрий Ткачев, принимавший участие в работе «Комиссии 2 мая», рассказывал РП о некоторых выводах журналистов: по его словам, оружие было как у активистов «Евромайдана», так и у их противников, а агрессивные действия начались с обеих сторон одновременно. Непосредственно пожар, утверждает Ткачев, случился из-за возгорания баррикады, которую пророссийские активисты возвели на первом этаже здания. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин